Академия Трёх Сил. Книга вторая

Размер шрифта: - +

Глава 5

За мной прибежал Вейн – ворвался в комнату, схватил меня за руку и, ничего не рассказывая, молча потащил в мужское общежитие. О нападении я узнала на полдороге – и остановилась, ошеломлённая.

 – Давай быстрее, – разозлился Вейн. – Надо вернуться до того, как он придёт в себя.

Он был в «тени», поэтому голос раздавался словно из ниоткуда. Но даже не видя его лицо, было ясно, что он очень зол.

 – Он один? – я ускорила шаг.

 – С ним какой-то парень, он его и притащил. Я еле успел в «тень» уйти, когда они ввалились. Он его и нашёл, похоже. Валялся у стадиона в отключке.

 – Что ещё за парень?

 – Да я не знаю, – в голосе Вейна снова плеснуло раздражение. – Не наш какой-то, глаза чёрные, как у имерийца.

Чёрные глаза? Подозрение кольнуло сердце.

 – Его случайно не Анс зовут?

 – Он мне не представлялся. Сама спросишь.

 

Это и впрямь оказался Анс. Сидел на подоконнике, наблюдая, как над Карином хлопочет Имсен, парень с целительского. Я его знала: он со своей группой занял призовое место на групповом турнире и целительское своё дело знал на славу.

Жил он здесь же, в общежитии. Видно, позвали того, кто оказался рядом.

Моего прихода, похоже, не ждал ни тот, ни другой: Анс удивлённо вскинул брови, Имсен вопросительно наклонил голову. Это всё было понятно: они же не знали, что со мной Вейн. С их точки зрения всё выглядело так, будто я без церемоний, как к себе домой, заявилась в комнату Карина.

Ничего пояснять я не стала, с порога кинулась к кровати. Карин лежал поверх одеяла, в грязной одежде, с закрытыми глазами, и дышал так медленно, словно уже готовился отдать богам душу. Под глазами у него залегли глубокие синяки, в углу рта был кровоподтёк. Я протянула руку, но побоялась коснуться. Обернулась к целителю:

 – Как он?!

Имсен поморщился:

 – Как-как… плохо, как ещё. Внутреннее кровоизлияние, большая энергопотеря, рассекли нервы и магические каналы. Если плоть я заштопал, то с магическими повреждениями хуже. Его явно отделала компания в несколько человек, и, похоже, у них был целитель. Тут явно работал кто-то, знающий, как затруднить лечение по максимуму.

Целитель. Я сжала кулаки так, что ногти вонзились в кожу. Кажется, я знаю, кто именно был этим целителем. Хагосова Висперина, так и думала, что она захочет отомстить!

Но сейчас кричать и топать ногами было бессмысленно. Я беспомощно оглянулась на кровать.

 – Спокойно, я снял всё, что мог. Теперь остаётся только ждать. Пусть он спит, чем больше спит, тем быстрее поправится.

 – Может, позвать кого-нибудь из лечебного корпуса? Всё-таки ты ещё третьекурсник...

 – Конечно, если хочешь, – Имсен пожал плечами. На его добродушном лице не было ни следа обиды. – Да только они скажут тебе то же самое. Тут целительское проклятие, его можно снять, да только в процессе я сделаю ему только хуже. Надо подождать, он выздоровеет сам.

 – Когда?

 – Ну пара дней точно уйдёт. А-а, ты волнуешься за турнир? Не волнуйся, на ноги он встанет. За результаты не отвечаю, но он же и так вроде один из первых? Призовое место от него не уйдёт, не беспокойся. Главное, чтобы явился, тогда не дисквалифицируют.

Я кивнула. От сердца и впрямь немного отхлынуло. На турнире выступает Вейн, и он-то ничуть не пострадал, но если Карин не сможет к тому времени вставать, Вейн тоже не сможет участвовать, ведь для всех они один и тот же человек.

Странно. Неужели Висперина пожалела Вейна? Не стала отбирать у него победу? Ведь она наверняка могла бы придумать что-то такое, что уложило бы Карина в постель дней как минимум на десять. Или опасалась, что тогда виновника будут искать?

 – Ладно, я пойду, – Имсен поднялся – и вместе с ним, как по команде, поднялся молчавший до сих пор Анс.

 – Я тоже, – глухо проронил он.

На лице его была непонятная тень. Он глянул на кровать словно бы с неким сожалением.

И тут раздался глухой стон. Я бросилась к Карину и со смесью жуткой вины, жалости и облегчения увидела, что его веки медленно приподнимаются.

Затуманенные зелёные глаза обвели комнату. Остановились на мне. Лицо Карина исказилось, бледные запёкшиеся губы чуть шевельнулись. Я поспешно схватила со стола графин с водой, налила в стакан и протянула ему.

Приподняться он не смог, пришлось помочь, придержать стакан у его губ, пока он пил. Жалость с каждым мгновением накатывала всё сильнее. Жалость и гнев – сильный, беспощадный гнев.

Ни за что не прощу Висперину. Даже если бы Карин и впрямь обманывал бы её, встречался бы со мной за её спиной – разве это основание для того, чтобы так мстить? Причём так подло, несколько человек на одного. И бросили его в бессознательном состоянии! Он вообще мог умереть!



Анна Мичи

Отредактировано: 05.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться