Академия "Уличных" Магов

Размер шрифта: - +

Часть 2

.Немного сместившись от списка учеников и от самого потока жаждущих узнать что их теперь ждет, мы с Мэлом решили как можно скорее оказаться подальше от этого места.
     Да, год и вправду будет не хорошим. Ну ничего. Всего-то год остался. Справимся как-то… Наверное… Надеюсь. По другому никак. Не бросать же учебу из-за одного идиота, которого теперь буду видеть чаще.
    «Все будет хорошо. Все должно быть хорошо.» Я мысленно успокаивала себя, стараясь хоть как-то расслабиться.
     Окинув взглядом стоящих в холле людей, я заметила наиболее противного.
     Ну как же так? Мой глаз все время нарывается на что-нибудь мерзкое. Вот и сейчас случилось то же самое. Оно мне еще и пальчиком манит к себе. Вот гадость. Я со всей искренностью продемонстрировала свой любимый, ровненький и красивенький средний пальчик, при этом ехидно улыбаясь.
— Хочешь я разберусь с ним? — раздался голос Мэла позади.
— Не надо, не хочу, чтобы тебя снова исключили, тем более я и сама здесь справлюсь.
— Ну как знаешь, — ответил он, пожимая плечами.
     В следующий миг Мэтью одними губами проговорил: «я знаю твой секрет», при этом он ярко демонстрировал своими жестами указывая на кольцо, что это именно тот секрет, о котором я подумала. Улыбка медленно сползла с моего лица. Вот гад!
— Ты иди пока, — идя к Мэтью зло пробубнила я, — я тебя сейчас догоню.
— Точно справишься?
— Не сомневайся!
      Что вы бы сделали идя к человеку, который вам противен до мозга и костей, так еще и будет учиться с вами на одном курсе? Может, врезали ему хорошенько или повыдирали бы ему волосы? Хм… А как насчет «выколоть эти голубые глазки и размять этот острый и слишком уж ровный нос, который его хозяин сует куда не стоит»?
М-да… Я бы с удовольствием сделала сейчас что-нибудь вроде этого. А может быть, все и сразу! Но увы. Правила академии не простят подобного поведения. За любую драку или разбор полетов — исключения из академии, прогул лекции — исключение, распитие алкогольных напитков в стенах академии — исключения. Любая оплошность со стороны ученика жестоко карается со стороны дирекции…
     Да, правила академии очень жесткие. Именно поэтому из шестидесяти адептов уличного факультета к шестому учебному году осталось только семнадцать человек. Именно по этой причине когда-то исключили Мэла, а ведь его вины в этом не было. Именно из-за этого умирают адепты…
     Правила и вправду строгие, но не для всех. Это и не новость. Да практически во всех учебных заведениях есть ученики, которые даже совершив убийство не будут наказаны. Понятное дело и здесь были такие — представители местной «аристократии», а именно наследники богатых или дворянских семей, представители буржуазной верхушки и наконец-то самые сильные — дети магов семь измерений.
     Сколько бы не менялось ректоров, система делений на «аристократов» и «уличных бродяг», людей вроде меня, никак не изменилась. Но разве стоит ждать изменений от таких же, как они? Зачем им что-то менять? Им и так хорошо, а даже больше сказать — выгодно!
     Вот к примеру прикроешь какой-нибудь грешок и тебе зарплату повысили, отмазал отпрыска дворянской семьи от тюрьмы или же перекинул его преступления на кого-то попроще, вот тебе и уникальное ружье, так-сказать, в благодарность.
     Это и не странно, что между этими двумя группами людей точилась вечная вражда, только одни от это страдали, а другие этим наслаждались. Вот такая вот жизнь.
     Кто знает, может жизнь и вправду изменится к лучшему с приходом нового ректора… Хотя, кого я обманываю?
— Вижу ты уже в курсе, — раздался противный голос, едва я подошла к предмету своих ненавистных желаний, — теперь у меня будет возможность, скажем так, еще чаще видеть тебя.
— А значит еще чаще, чертенок паршивый, получать между ног!
— Фуу, — притворно поморщился он, — как не культурно! Где же твои манеры? Ты же ле… девушка. Как не стыдно!
— За что? Это тебе должно быть стыдно, — ухмыляясь добавила я, — ведь ты же джен… козел! Шах и мат, парнокопытный.
     Я попыталась развернуться и уйти как можно дальше отсюда. Ключевое слово «попыталась», потому что в следующий момент меня поймали с поличным на месте преступления при попытке бегства.
— Далеко пыталась уйти? — зло улыбаясь поинтересовался Мэтью.
— Подальше от тварей всяких.
— Эх, за что же ты меня так ненавидишь? — ехидно поинтересовался он, напряженно глядя мне в глаза.
— А ты меня? Шантажировать тайной, о которой знаю только я, а теперь и ты… это как же надо ненавидеть?
— По другому ты бы не пришла, — все также дьявольски улыбаясь произнес Мэтью.
— Что тебе нужно? — уже серьезно спросила я.
— Здесь не место о таком говорить, — уже без улыбки изрек этот демон, — пойдем за мной.
— Слушай, — пытаясь освободиться сказала я, — мне уже полностью хватило всех приколов. В четвертый раз я на ту же удочку не поведусь.
— В этот раз я говорю правду.
— Ха! Так я и поверила. Ты уже так говорил, а после этого я возвращалась в свою комнату вся в какой-то смеси, которая не смывается.
— Да, — хихикая добавил Мэтью, — были веселые времена.
— Мне как-то совсем не смешно.
    Вторая попытка уйти вновь увенчались поражением.
— Да постой же ты! Что мне сделать, чтобы ты поверила мне, что я не шучу?
— Отпусти меня немедленно!
— Я серьезно.
— А я на полном серьезе. Думаешь я не знаю чем откликнется мне этот разговор? Я уверена в том, что мне придется вновь пережить те страшные воспоминания. А что тебе? Горстка удовольствия? Такие как ты, никогда не думают о том, что чувствуют другие!
— Это не так, — жестко отчеканил Мэтью.
     Всю его радость и ехидность как рукой сняло. Он будто переменился на глазах. Он вмиг потемнел, то ли посерел, его глаза излучали злобу и холод. Мне стало как-то не по себе.
— А разве не так? — переспросила я. — Вам наплевать на других людей и на их чувства. Это я ощутила и на себе в том числе. Только скажи, я не права? Я на себе почувствовала все то, что чувствуют другие люди, вроде меня. Я же не ошибаюсь? А у вас какие проблемы в жизни? Ой, какая печаль, я испачкал свой костюмчик, пойду новый куплю, что поделаешь или ох, какая беда, я ранил человека, но ничего, выкарабкается, ему ведь не впервые… Вам никогда не понять, то, что чувствуем мы! Вам никогда не стать хорошими! Ваша жизнь то и дело строиться на чужих страданиях. На скольких трупах ты уже стоишь? Сколько людей стало жертвами твоих прихотей? Вы думаете, что люди, которые не имеют столь много богатства как вы, ничтожны, вы считаете что они хуже вас? Скажи, чем тебе не угодили такие люди как я? Может твой бедный глаз мозолят не такие шикарные наряды, или тебе противно смотреть на людей, которые готовые помочь всем подряд, даже пожертвовав собой? Ты уверен, что они достойны таких унижений? А я? Чем я хуже тебя? Да, у меня нет столько денег сколько есть у тебя, да я не одеваю каждый день что-то новое, да я не умею так красиво разговаривать и не обладаю такими изысканными манерами, но я тоже человек, как и ты, как и все из твоей группы, и для меня куда важнее моральные ценности, нежели материальные. Кто знает, может когда-нибудь вы это поймете…
    Ответом на мою проповедь то-ли исповедь было молчание.
    Я буквально чувствовала его испепеляющий взгляд и холодную ненависть, что исходила от него. За что же он меня так ненавидит…
    А и вправду, за что? Это все он начал.
    Я никогда даже не смела смотреть на него, да и вообще на всю его команду. Я успела наслушаться много историй о том как ученики вроде них издевались над людьми из наших классов. Мне не нужны были проблемы. Все чего я хотела — это как можно быстрее закончить академию. Это был мой билет в жизнь. Единственный билет. Права на ошибку у меня не было.
     Первый курс был спокойным. Я даже удивлялась как люди могли рассказывать такие ужасные истории об этом месте. Это же был, ну ладно не рай, но все же некое подобие его на земле, ну по крайней мере для меня. Здесь было весело, было где переночевать, была возможность учиться, а мне действительно очень понравилось это занятие — узнавать о мире в котором ты живешь каждый раз что-то новое, у меня появились настоящие друзья.
    Но все изменилось на втором курсе, потому что в академию перевелся он — отпрыск дворянской семьи, а еще поменялся ректор, а с ним и куча проблем в придачу. И все пошло вверх дном. Вся учеба, жизнь, работа. Все испоганил этот маленький черт! Ну вот что я ему сделала? Ну подумаешь, на улице, возле академии, попросила покурить в другом месте, так как весь дым летел в окно моей с Эрли комнаты в общежитии, а живем мы на первом этаже, практически возле главного корпуса. А он, мало того, что он не перестал дымить, так еще и начал это делать постоянно и каждый раз все интенсивнее, то покуривая какую-то вонючую хрень, то приводя сюда своих противных друзей, которые то и дело говорили о том, что людям вроде нас вообще нельзя даже дорогу переходить людям из их класса. М-да.
     Ну вообщем, мы ведь тоже не промах. Долго терпеть подобное не смогли. Короче в результате, когда они в очередной раз пришли под наше окно, мы вылили на них ведро воды. Ну ведь здесь нет ничего такого! Это же просто вода, и все!
     Но наши аристократические «друзья» сочли это за оскорбление особо грубой степени. На следующий день мы получили свое наказание в виде рассыпанной повсюду земли с червями.
Я поморщилась вспоминая об этом. Как же противно и мерзко было все это потом убирать.
     Вот так то все и началось. Но Эрли то они больше года не донимали, а меня этот демон уже пятый курс достает! А этот год… Мне даже страшно подумать о том, что может произойти. Его придется видеть не то что каждый день, а каждый час.
     С каждым днем его выдумки сдавали все изощреннее и даже не в физическом плане, а в моральном. С каждым разом мне было все труднее и труднее переживать его выходки. Он был из тех людей, которые умеют и могли зацепить за живое. Они находили в глубине твоего сознания то, что больше всего тебя болит и печалит.
— Ты думаешь, я никогда не чувствовал подобного? — прервал молчание Мэтью. — Думаешь надо мной никогда не издевались?
— Если бы ты и вправду чувствовал что-то такое, я сомневаюсь, что ты бы делал что-нибудь подобное другим людям.
— А если это был способ защиты? — спустя минуту раздумий предположил Мэт.
— Ценой слез других?
— Слез? — удивленно спросил он. — Если люди действительно плачут из-за подобного, тогда они еще не успели познать горечь настоящих слез.
— А ты успел, что называешь себя знатоком?
— Пойдем за мной, — резко потянул он меня за руку в направлении аудиторий, — здесь слишком много людей.
— Для чего?
— Для моей просьбы.
— Я же сказала, что…
    Он остановился на миг и уже не скрывая раздражения посмотрел на меня.
— Для начала выслушай, — начал он, а затем вновь потянул за собой, — а потом разберемся.
     Я впервые видела Мэтью таким… необычным. Прежде, он всегда выглядел, словно озорной мальчишка, которому все не по чем, которому наплевать на мнение других и живет только ради собственного наслаждения. Ну и гад редкостный был, как же без этого.
     Но сейчас… Это был совершенно другой человек, с которым я прежде не встречалась. В нем играли чувства. Это была буря эмоций, под маской пофигизма на все. Но, видать, маска дала трещину.



Дана Левская

Отредактировано: 05.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться