Академия Хиллкроуз #турнир четырёх стихий

Глава 4.1.

Я протискиваюсь сквозь толпу, расталкивая людей, толпящихся со всех сторон, и в конце концов выхожу в очередной тоннель.

Здесь достаточно темно, поэтому мне приходиться создать светящуюся сферу, чтобы ненароком не свернуть себе шею и не потерять Лукаса из вида. Хотя по тому, что вижу лишь каменные стены, пошарпанные в некоторых местах и опутанные паутиной, могу сказать, что я все же упустила его...

Чертыхнувшись, быстрым шагом иду вперёд на едва различимый свет, и спустя пару секунд лёгкий ветерок обдувает моё лицо.

Я оказываюсь в ботаническом саду.

«Так вот, где их тайный ход!» — думаю, подтверждая свои догадки, однако не успеваю толком сделать и пару шагов, чья-то рука неожиданно хватает меня за запястье, дёрнув назад.

В какой-то момент я думаю, что вот-вот упаду. Ведь подобные неожиданности вполне стоят концентрации. Однако меня слегка придерживают за руку, чуть выше локтя, а затем неожиданно впечатывают в холодное стекло, сквозь которое видно, как огромная белоснежная Луна, отдающая голубоватым свечением, проступает сквозь плотные грозовые тучи.

Резкий вздох – тут же вырывается из моей груди, стоит лишь почувствовать разгорячённой кожей холодную гладкую поверхность стекла. Но, когда это чувство неожиданности, заставшей меня, более-менее притупляется, я фокусирую взгляд на человеке, решившемся на такой опрометчивый поступок.

— Вы преследуете меня, мисс Мейлоу? — слышу я насмешливый, вкрадчивый голос, который мне так знаком и от которого мои внутренности каждый раз скручиваются в тугой узел, заставляя испытывать противоречивые чувства.  

Я быстро моргаю, пытаясь привыкнуть к полутеням, а затем замечаю на себе знакомый и до боли раздражающий взгляд. Однако тот факт, что одной рукой он продолжает нагло удерживать меня за запястье, а другой – спокойно касаться талии – заставляет меня дышать через раз.

— По-моему, в данном положении этот вопрос должна задавать вам я, мистер Дэльер, — не без иронии в голосе, произношу я, а затем выдыхаю, пытаясь разогнать застывшую в жилах кровь.

Он самодовольно ухмыляется, а затем упрямо поджимает губы, продолжая бессовестным образом смотреть на меня так, словно я выставочный товар или же экспонат в музее.

Не знаю, сколько проходит секунд, а может быть и минут, во время которых мы не перестаём сверлить друг друга испепеляющим и вместе с этим насмешливым взглядом, который порой кажется куда более обжигающим, чем само пламя. Но Лукас наконец-таки разжимает свою стальную хватку и опускает руки, засунув их в карманы чёрных джинсов. После чего предусмотрительно делает шаг назад.

Мысленно выдыхаю и отстраняюсь от окна, сложив руки на груди.

— Я знаю – ты что-то скрываешь, — вдруг уверенным голосом, не терпящим каких-либо возражений, произносит он и снова делает шаг вперёд, наседая на меня, словно так – я бесспорно выложу ему все свои тайны.

Признаюсь, на долю секунд моё сердце ухает в пятки, перестав биться и тем самым подавать какие-либо признаки жизни. Ведь подобные заявления вполне могут стоит мне в будущем жизни. Но, хорошенько пораскинув мозгами, я понимаю, что это невозможно. Последнее время я вела себя сдержанно и осторожно. Следовательно, и натолкнуть его на определённые мысли – не могла. Он просто не может знать мою тайну.

Именно это осознание помогает мне взять себя в руки и даже усмехнуться, сбросив секундную маску оцепенения.

— У каждого из нас есть скелеты в шкафу. Что в этом криминального?

— То есть ты не отрицаешь данного факта? — Он с интересом заглядывает в мои глаза. Но потому, как напряжены его руки, и как маленькая жилка на шее с каждой секундой бьётся сильнее, я понимаю – он в нетерпении. Что в очередной раз доказывает мне – у него есть лишь незначительные предположения.

— То есть – я могу сказать тоже о тебе. — Я делаю решительный шаг вперёд и заглядываю в его глаза. едва склонив голову на бок. — Что же скрывает наш принц? Уверена, у него скелетов не меньше...

Он повторяет моё движение, словно зеркало, а затем произносит:

— Давай-ка разъясню тебе одну вещь, дорогая, — особо выделив последнее слово, с презрительной усмешкой произносит он. — Игры с огнём приводят к определённым последствиям. А значит – будь готова к тому, что всегда можно сгореть заживо.  

— Давай-ка разъясню тебе одну вещь, дорогой, — с той же интонацией говорю я, не без издёвки. — В этом мире нет ничего невозможного. Стоит лишь захотеть...

Улыбаюсь ему краешком губ, зная, что покорять стихии – моя природа. А значит и с маленьким, буйным огоньком – справлюсь! Главное желание. А уж способы и силы – найдутся!

Он смеётся, не скрывая своего неверия. А затем, когда волна унижения, сквозящего в этих мелодичных, хрипловатых звуках, более-менее притупляется – его взгляд становится цепким и пронзительным, словно у хищника, упорно наблюдающего за жертвой, которую он выслеживал и наконец-таки заманил в свои сети.

— Всё, что ты видишь, — Он делает шаг вперёд, и я инстинктивно отступаю назад, — принадлежит мне. Всё, что ты хоть как-то любишь, — Очередной шаг вперёд, заставляющий меня несмело шагнуть назад, — в какой-то степени принадлежит мне. И даже воздух, — Последний шаг – и вот я снова чувствую своей кожей холод, покалывающий кожу, тем самым оказавшись в ловушке из его рук. А ведь не так давно мне казалось, что я ловко выскользнула из его захвата. Но – это иллюзия, которую он в очередной раз умело расставил, дав мне возможность думать, что я контролирую ситуацию, — принадлежит мне, — с самодовольным выражением лица заканчивает он свою фразу.

С силой сжимаю челюсть, чувствуя, как начинает сводить мышцы. Сердце в моей груди отбивает бешеный ритм, словно точно выверенные удары по барабану, увеличивающиеся в своей силе. Руки непроизвольно сжимаются в кулаки, а губы уже едва подрагивают от переизбытка чувств.

А всё потому, что он прав.

Прав во всем, черт возьми!

Кто он!?



Мэй Кин

Отредактировано: 19.04.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться