Академия запретной магии

Размер шрифта: - +

Глава 25

Я сидела на длинной софе в гостиной и сжимала в дрожащих руках чашку с чаем. По словам служанки, которая сейчас поспешила позвать леди Лину, глава рода уехал сегодня с самого утра и когда вернется, не сообщил. Мне это было на руку. Совершенно не хотелось встречаться с дедом и что-то обсуждать. А ведь ему точно найдется, что мне сказать, я даже не сомневалась.

— Фрея? — мама поспешно вошла в столовую. — Боги, хорошо, что ты нашла время заглянуть! Отца пока нет.

— Я знаю, — поднявшись ей навстречу, обняла. — Я к тебе с разговором.

— Лучше бы мы в другом месте встретились, — покачала она головой, но на софу все же опустилась и пододвинула к себе чайничек с чаем.

— Меня не ждут дома? — в шутку спросила я, стараясь разрядить накалившуюся атмосферу.

Мама нахмурилась, явно не оценив юмора.

— Я по делу, — не стала тянуть время и поставила перед ней на стол коробочку. — Скажи мне, что это?

Она отставила чашку, которую уже успела наполнить чаем и взяла в руки коробку. Открыла и вытащила украшение за оборванные концы шнурка.

— Так это же твой кулон, — не понимая, о чем речь, произнесла она.

— Верно. Откуда он появился?

— Фрея, ты меня пугаешь, — призналась она, сжимая кулон в руке и поднимая на меня глаза. — Я ведь говорила, его тебе сделал и надел на шею твой отец.

— В твоей руке сейчас мой персональный ограничитель, мам. Уникальный артефакт, который глушил все это время мою магию.

— Да нет…, — она перевела удивленный взгляд с меня на украшение. — Не может быть. Ты ведь его снимала только когда шнурок изнашивался или становился мал…

— Именно. То есть ты хочешь сказать, что мой отец собственноручно изготовил настолько мощный артефакт, что никто из магов до этого момента не смог определить его природу? Зачем он это сделал?

— Фрея… я не знаю, — растерянно протянула она. — Я не знала, что это артефакт.

— Мам, кажется самое время, чтобы рассказать мне все, — настойчиво произнесла я.

— Милая, я не могу, — взмолилась она, зажмурившись.

— Почему? На тебя наложили проклятие? Мама, я должна знать, зачем он это сделал. Я должна знать, кто он. Это ведь мой отец!

Под конец я сорвалась чуть ли не на крик. Но все же смогла взять себя в руки. Еще не хватало, чтобы сила вышла из-под контроля. Пугать маму мне совершенно не хотелось.

— Нет, просто это так… больно.

— Мама, из-за этого кулона моя стихия сейчас сходит с ума, как зверь, выпущенный из клетки.

Да, я все же ей это сказала. Хоть и не хотела заставлять ее нервничать.

— Пожалуйста.

Она вздохнула и тихо заговорила.

— Я была молода и глупа. Вышла в свет. Был королевский бал. Большой праздник. Маскарад. Там я познакомилась с мужчиной, который только одним взглядом заставлял мое сердце трепетать. Он, — она запнулась, — я не знала, был ли он колдуном. Меня интересовало это в самую последнюю очередь.

Признаюсь, я даже затаила дыхание, боясь спугнуть удачу. Столько лет тишины и тайн. Столько лет просьб и отказов. И вот наконец…

— После праздника мы встречались еще несколько месяцев. А потом он предложил сбежать, — мама поджала губы и бросила на меня короткий взгляд. — Тогда я уже была беременна тобой. Я была такой дурой, Фрея. Я не знала о нем ровным счетом ничего. Ни кто он, ни откуда. Мы сбежали, потому что твой дед в жизни бы не одобрил этот союз, он сватал мне мужчин старше и богаче. Потому я попросту сбежала.

Сейчас я слушала ее и понимала, в кого пошла характером. Пусть и были различия, но я тоже хлопнула дверью родного дома. Пусть сбежала и не ради мужчины, а от него, но… Все же яблоко от яблони недалеко приземляется.

— Мы жили на постоялых дворах и в гостиницах, потом он купил небольшой домик… Тогда мне казалось это романтичным. Сейчас же я понимаю — он скрывал свой настоящий дом. И был ли он у него вообще? Когда ты родилась, Фрея, он носил тебя на руках. Лелеял, играл с тобой, гулял, укладывал спать. Покупал дорогие игрушки и баловал. Меня опять же не волновал вопрос, откуда у него деньги. Но все закончилось. В один из дней я проснулась в пустой постели. Рядом стояла твою люлька и лежало письмо. Он попрощался с нами. Написал, как сильно любит и как жалеет о том, что придется вот так все закончить. Единственным напоминанием о нем стал кулончик, который он повесил тебе на шею чуть ли не после рождения. Письмо я сожгла и постаралась стереть этого мужчину из своей памяти и сердца. Вот и вся история.

— Мам, имя?

— Рудольф.

Многого мне это, конечно, не дало, но любопытство удовлетворило. Да только тупик, у которого я оказалась, так никуда и не делся. Ответов на вопросы больше не стало.

— Больше ничего о нем не знаю, милая, — поняла меня мама без слов. — Прости. Я не смогу тебе помочь. И мне жаль, что единственная память о нем оказалась ловушкой.



Анна Минаева

Отредактировано: 07.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться