Академония. Я - не чудовище! Я только учусь!

Размер шрифта: - +

Глава шестая. Эпик Фейлор и физкультура с приветом

Глава шестая. Эпик Фейлор и физкультура с приветом

Из всех предметов, в свое время преданных мною анафеме, первое почетное место занимала физкультура. Я всегда приходила в дичайший  восторг, когда какой-то садист ставил ее первым уроком, а все оставшиеся пять я старалась не дышать и лишний раз не шевелиться, чувствуя себя мускусной крысой, а в особо запущенных случаях полноценным скунсом. Когда мне краем глаза удалось посмотреть первую часть «Сумерек», то я сразу поняла, что до биологии у них сто процентов была она. «Физ-ра».

Вы никогда не пересдавали кросс в сорокоградусный мороз в неотапливаемом спортзале? Нет? И я нет. Потому, что вовремя наплакала себя справку-освобождение по состоянию здоровья. Пока мои менее слезливые одноклассники наматывали круги, я сидела, как одетая, как капуста, на лавочке «запасных» и терпеливо ждала окончания урока, чтобы минуя холодную и вонючую раздевалку спокойно отправиться в класс.

И вот я собралась на местную физкультуру, а если быть точнее, то на обучение владением холодным оружием! Это раньше я ходила с самомнением наперевес, а скоро мне доверят настоящий меч, и в случае, если меня что-то не устроит, я буду орать: «Вашу шпагу, каналья!», а потом брошу бесполезную железяку и буду улепетывать со всех ног. Что-то мне подсказывает, что без меча я бегаю намного быстрее, чем с мечом!

Я с опозданием, но все-таки пришла в Зал Вызова.  К моему удивлению там никого не было. Неужто всех уже поубивали? Нет! Я так не играю! Я пожала плечами и уже собралась уходить, как вдруг увидела записку, что урок физкультуры проводится где-то наверху, на свежем воздухе. Схема прохода прилагается. Я молча содрала листочек и направилась по указанному маршруту. Стоило мне осторожно приподнять крышку люка и почувствовать себя черепашкой-ниндзя, как чья-то лапища сгребла меня, как котенка за шкирку, и вытащила щуриться на свет божий. Так и хотелось мяукнуть и сделать лужу от неожиданности. Последнее время я действительно чувствовала себя Котенком из Воронежа, который имел прописку на ул. Лизюкова, но попробуй, докажи это, когда паспорт остался в сумке, а сумка – дома.

- В…в….в…вштать в ш…ш…ш..штрой,  ша…ша…ша… ша… шала… - выдавил из себя физрук, нависая надо мной, как неумолимый тапок над растерявшимся тараканом.

- Шала.. Кто? Поподробнее, пожалуйста…  – нехорошо прищурилась я, понимая значение фразы «знакомство не удалось». Нижняя половина лица физрука закрыта железной маской. Из-под кустистых и сросшихся на переносице бровей, сверкали маленькие глазки. Шредер! Не ты ли это?  Или время тебя не пощадило, или мультипликаторы слегка приукрасили…  Физрук возвышался надо мной, облаченный в невероятно массивные доспехи, отчего казался еще шире и страшнее. На голове у него был надета каска, смахивающая на детский металлический горшок без ручки, а судя по тому, что он был крайне зол, горшок перед надеванием помыть не удосужились.

- Ша…ша…ша…шала… - собрался с духом физрук, а потом выдохнул, - … га!

Все. Аут. Заикающийся физрук с дефектом речи. Я сглотнула, понимая, что кадровый голод – не тетка, но это попахивает настоящим садизмом со стороны учебного заведения. Я вздохнула и поплелась в самый конец шеренги. Подальше от этого лингвистического монстра. От греха подальше.

«Да не введи меня в искушение!» - зажмурилась я, умоляя себя не лезть на рожон без надобности. С этим громилой шутки явно плохи.

Встав рядом с каким-то круглым, как колобок, парнишкой в желтом капюшоне,  я, затаив дыхание стала ждать, что же будет дальше?

- На...на...на…на…  - начал  Шредер, а я уже мысленно продолжила: «Донт фанк виз май харт… Вот ю стил би ин лав бейбе, ин лав бейбе…».

- На п…п….п…первый…. вт…вт…вт… орой, ш-ш-шалаги, рашшитайшь! – осилил фразу физрук, глотая воздух.  И началась попеременная  икота «первый-второй-первый». Такой расчёт изначально противен женской логике! Если ты - первая, значит, мужчина ушел ко второй. Если ты вторая, то, значит, живы еще воспоминания о первой. Поэтому, когда очередь «икать» дошла до меня, я скромно сообщила, что я – первая.  И тут же тихонько добавила, «…и единственная! Расчет окончен!»

- В…в…выйти из шт…шт…шт…роя! – выдавил из себя физрук, грозно и сурово глядя на меня,- Э…э…. это она?

Странный вопрос? Неужели я так похожа на «он»?

-  Да! – звонко вякнул какой – то сутулый паренек, изображая Павлика Морозова,  тыкая в  меня пальцем, - Это - она!

Неужели? Пока я спала, кто-то написал заумное пророчество, и теперь все ждут моего пришествия? Хотя, судя по лицам присутствующих, им уже не терпится дождаться моего «ушествия». Ничего, я буду уходить  туда, куда меня пошлют с таким видом, что консульство этого самого места устанет выдавать визы.

- Я - что? Самая избранная? – скептически подняла бровь я, понимая, что меня кто-то сдал.

Стоило мне произнести эту фразу, как Павлик Морозов, тут же покраснел, покрылся пятнышками, сжал хилые кулачки.



Кристина Юраш

Отредактировано: 05.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться