Академония. Я - не чудовище! Я только учусь!

Размер шрифта: - +

Глава шестнадцатая. Родительское собрание и капиталистический субботник

Глава шестнадцатая. Родительское собрание и капиталистический субботник

Я поняла, что учеба, а точнее  попытки ее имитации принимают прескверный оборот, когда нам под дверь просунули приглашение под заголовком «Собрание по поводу допуска к экзаменам! Срочно! Лорд Асфард, Ваша явка обязательна!». Теперь с нами обмениваются информацией исключительно таким способом. Я уже прикидывала из чего сколотить почтовый ящик, но поинтересовавшись, есть ли у нас молоток и гвозди, я  по глазам Асфарда поняла, что про лобзик, шуруповерт и пассатижи лучше не заикаться вообще. Подумает еще, что я его проклясть пытаюсь. Чтоб он, да своими золотыми ручками, да хоть гвоздик забил? Не дождешься!

На этот раз я, опередив Фублика на сотую долю секунды, успела схватить листок. Котоеж помимо своей неразделенной любви к людям, испытывал патологическую страсть к любой бумажке, которую видел. Из него получился бы отличный скандальный литературный критик -«обосреватель». После его обильных «рецензий», бумажку оставалось только выбросить, а уж ни в коем случае не читать.  А когда на него нападал «неписец», или он после долгих потуг, чувствовал себя несостоявшимся «какавтором», от бумажки оставались лишь клочья, разбросанные по всему полу.

В ожидании Асфарда, я прибралась в общей комнате. Икала и прибиралась.  Потом икота перешла на Фублика. И мы икали с ним вместе. Правда, в разных тональностях. Обычно моих родителей от греха детоубийства после собрания останавливал тот факт, что я – единственный ребенок в семье. А уборка была лишь дополнительным козырем в моем рукаве, на случай, если все очень плохо. Перед уходом мой учитель пообещал меня не убивать, так что будем надеяться на лучшее.

- Ну? Как прошло собрание? – как бы невзначай поинтересовалась я, когда дверь открылась. Интересно, на шторы и на побелку скидывались? Не помню, чтобы Асфард перед собранием доставал кошелек или брал кредит. Интересно, а он получает зарплату или работает «за спасибо»? Ах да, я и забыла. Они тут маленькой кучкой всем миром правят. Зачем им деньги?

- А ты как думаешь? – парировал Лорд, жестом требуя освободить его любимое кресло.

- Я так понимаю, что без тебя не начинали? – мрачно спросила я,  переползая во второе кресло, - Я, наверное, пойду к себе…  Я что-то так устала после уборки… У меня еще столько дел… Я еще у себя не прибиралась… Ты не мог бы вернуть мне амулет? А?

- Нет. Он мне еще нужен, - усмехнулся Асфард, выкладывая стопку исписанной бумаги на стол, - Тебя допустили ко всем экзаменам. Поздравляю.

 - Да ты что? – удивилась и обрадовалась я, - Серьезно? Класс! Ура!

- Ника, но мне за тебя стыдно, - вздохнул учитель, - Ты что? Никогда черепов не видела?

- То есть ты догадался, где я обычно сижу на лекциях?  Да, сознаюсь, получилось корявенько… Я пыталась исправить, но, увы… Места на столешнице оказалось мало,  - вздохнула я, -  А как тебе бабочка?  Правда, классная?  Я ее три урока рисовала!

- Так себе. Между прочим, ты меня чуть не подставила по полной программе.  Я зачитаю вслух лучшие цитаты из твоих работ. А ты, Ника, будешь сидеть в кресле с очень серьезным видом и каменным  лицом. Посмотрим, получится ли у тебя? У меня получилось. В особо тяжелых случаях приходилось делать реверс. Приступим, - вздохнул некромант, едва скрывая улыбку и доставая первый листочек, - «Из этой лекции я узнала, что боевая магия – это вам не хухры-мухры, а полноценный вынос мозга со всеми вытекающими из него последствиями!»

- Дай сюда! – со смехом возмутилась я, пытаясь отобрать листок. Кто виноват, что последнее время историчка решила по окончании лекции давать небольшую самостоятельную работу на тему «Что мы узнали на этой лекции»? И не отпускала, гадина, с урока, пока мы вкратце не перескажем лекцию, поделившись своими выводами и соображениями. Как только дело касалось выводов, я была красноречива, как никогда.

- Так нечестно. Это - еще не конец, - скрывая улыбку отозвался Асфард, отодвигая от меня подальше листки. Читал он серьезно, с интонацией.

- Асфард… Ну дай сюда… - жалобно попросила я, протягивая к нему руки.

- Ника. Не протягивай руки, а то протянешь ноги.  Не дам… - лениво отозвался некромант, вставая из-за стола вместе с бумажками,  - А вот оно!  Ты готова? «На этой лекции я поняла, что гонять лысого всем скопом  – опасно для здоровья. Еще бы! За три месяца непомерно раздутый Конклав поредел настолько, что спокойно мог сообразить на троих. И сообразили. Но легче им от этого не стало».

- Ну, она сказала, что отступник был лысым… Особая примета у него была такая… А имя я не запомнила,  - смутилась я,  подкрадываясь  к нему поближе, - А давай ты не будешь это читать вслух? А?

- Не дождешься, - отрезал учитель, отворачиваясь, чтобы я ему не мешала, - «Он был настоящим мужиком, потому как даже с оторванными руками и ногами смог уползти с поля боя! А вот был бы он бабой, фигушки он смог бы повторить этот подвиг!»

- Я имела в виду, что женщина вряд ли пережила бы такую потерю, - грустно заметила я, пытаясь дотянуться до своей писанины. Какая несправедливость! Так нечестно! Совести у некроманта нет!



Кристина Юраш

Отредактировано: 05.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться