Академония. Я - не чудовище! Я только учусь!

Размер шрифта: - +

Глава двадцатая. Совпадение? Не думаю…

 

Глава двадцатая. Совпадение? Не думаю…

История прошла без сучка, но с задоринкой. Я потянула руку и …. Чихуа-хуасебе! В моих руках был двадцать четвертый билет. Через пятнадцать минут после начала экзамена на столе у Лошадки одиноко лежал готовый, написанный мною собственноручно ответ с авторскими иллюстрациями, на которые ей пришлось закрыть глаза.  Я тоже закрыла глаза и повторила слово в слово то, что написала. Уровень моей подготовки впечатлил даже самых суровых критиков в лице Лордов и Леди, которые кивали и перешептывались, поглядывая то на меня, то на моего учителя.  Мой мучитель сидел и слушал мой идеальный ответ, едва скрывая улыбку. Отличный результат, лучшая оценка в группе. Правильно гласит студенческая мудрость: «Не важно, какая тема диссертации. Важно, кто твой научный руководитель!» Чувствую, что с таким научным руководителем можно смело защищать диссертацию на тему «Как я плевала на магию с высокой колокольни», и все найдут в ней новизну научных открытий и глубокое знание предмета.

За ужином я сидела молча, поджав под себя ноги, и думала о веселой цепочке последних событий. Воображаемый господин Пила  похлопал меня по плечу, мол, крепись, Ника. Мы все с тобой. И Джек Потрошитель, и Фредди Крюггер и прочие маньяки, от свидания с которыми кровь стынет в жилах, а мочевой пузырь стремительно и бесконтрольно пустеет, стояли рядом и снимали шляпы, прижимая их к груди, глядя на меня тоскливыми глазами, словно провожали в последний путь.

«Ну а кто-то бродит рядом, смотрит в спину странным взглядом… Кто же он на самом деле: хищник, или человек?»  - вертелось у меня в голове. 

- Ника? Что случилось? – подозрительно поинтересовался мой добрый учитель, - Ты молчишь почти весь вечер. Что-то не так?

Я молчала, как Зоя Космодемьянская, взглядом выжигая на нем узор. И как мне только в детстве паяльник доверяли? Ума не приложу!

- Я уже теряюсь в догадках, на какую тему глубокие душевные переживания? - вздохнул некромант, помахав рукой перед моими глазами, - Ника! Ты здесь? Возвращайся в реальный мир!

- Мне иногда интересно, о чем ты думаешь… - пробормотала я. Мои воображаемые друзья-маньяки стали отчаянно крутить пальцами у висков, мол, думай, о чем говоришь и кому.

- Меньше знаешь – крепче спишь, - уклончиво заметил Асфард.

- Отлично. Я, наверное, пойду к себе… - растеряно произнесла я, поднимаясь с кресла. Внезапно какая-то неведомая сила усадила меня обратно в кресло, да так, что оно со скрипом прогнулось.

- Сидеть. Мы разговор не окончили, - произнес некромант, убирая выставленную руку, - Так в чем причина твоей глубокой задумчивости?

Ему только доктором работать. Сначала душу наизнанку вывернет, потом и с внутренними органами познакомится. Как там правильно пел Высоцкий: «Я не люблю, когда мне лезут в душу! Особенно, когда в нее плюют!» Такой человек, как он, фразу «возьми мое сердце, возьми мою душу» может воспринять очень буквально и тут же помчится за скальпелем!  Такое бесцеремонное обращение меня очень зацепило. Раньше он такого себе не позволял!

- Послушай, мальчик с дохлым задубевшим котом! Я хочу к себе в комнату! И не надо мне тут Копперфильда… а, впрочем, ты все равно не знаешь, кто это… изображать! – возмутилась я столь неделикатному отношению к собственной персоне.

- Послушай девочка, которая все свое детство с друзьями хоронила мертвых птенцов, выпавших из гнезда! Мы не закончили с тобой разговор, а ты просто берешь, срываешься и уходишь, так и не объяснив в чем дело! – усмехнулся некромант, не отрывая от меня взгляда.

Это странное ощущение, словно только что поцеловала оголенный провод, который случайно в эту секунду оказался не под напряжением, отпрыгнула от машины, которая поставила своей целью тебя задавить, чудом не наступила на открытый люк и увернулась от кирпича, летящего прямо на голову.

- Вы находили коробочку, вырывали ямку, а потом закапывали. Ты в этот момент всегда плакала и произносила проникновенную речь. А потом вы дружно украшали могилку цветами, думая, что птенцу будет очень приятно…  - продолжил мой учитель, - Согласись, хорошее было время? Может быть, обсудим?

- Откуда ты это знаешь? Я тебе ничего о себе не рассказывала! – тихо ответила я, снова поднимаясь с кресла. Какая-то странная волна животного ужаса прошла по моему телу. Он знает обо мне больше, чем я рассказывала… Кровь! Черт! Кровь! Он тогда нарочно меня ранил… А потом взял мою кровь и …

- Да, я видел некоторые твои воспоминания, - осторожно ответил учитель.

- Класс! Супер!  – протянула я, нехорошо улыбаясь и скрещивая руки на груди, - И каковы же были мотивы столь благородного поступка? А?

- Я хотел найти общий язык с тобой. По-другому никак не получалось. Я взял твою кровь и …

- … порылся в моей душе. Здорово! Лучше бы ты меня наизнанку вывернул, ей-богу! –заорала я, глядя в его бесстыжие глаза, - Спасибо, что избавил меня от  ненужных разговоров на тему прошлого! Спасибо, что у меня в горле не пересохло, рассказывать тебе  о своем детстве! О моем первом поцелуе, я так понимаю, ты уже знаешь? И о слезах в подушку по однокласснику тоже? И про то, как я умудрилась уронить ключи в шахту лифта? Так о чем нам с тобой разговаривать, если ты и так все знаешь?  



Кристина Юраш

Отредактировано: 05.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться