Академония. Я - не чудовище! Я только учусь!

Размер шрифта: - +

Глава двадцать третья.  Четыре трупа после танцев наполнят утренний пейзаж

Глава двадцать третья.  Четыре трупа после танцев наполнят утренний пейзаж

Спустившись в зал, мы немного постояли у стеночки, а потом учитель посмотрел на меня и предложил свою руку. Мол, ты меня вынудила? Получай, фашист гранату.

- Нифига! Я не хочу! Уже не хочу! Раньше надо было! – надулась я, отворачиваясь.

- Чтобы потом не было обид, нытья, взглядов, выражающих упрек, словно я заставил тебя выучить всю библиотеку наизусть!- спокойно ответил Асфард, отрывая меня от стены, под которую я мимикрировала в полумраке.

- Теперь точно не хочу! – возмутилась я, надувая губы и вырывая руку, - Не надо мне делать одолжение! Терпеть не могу, когда мне делают одолжение!

- Рот закрой, - улыбнулся некромант, хватая меня за руку и с силой сжимая мое запястье,  - Просила – получай.

Он вытащил меня на свет, просунул руку под накидкой.  Я почувствовала, как  прохладная рука легла на мою теплую талию. «Так и почки застудить недолго!» - мысленно проворчала я, как старая бабка, все еще переживая и пережевывая свою обиду.  Я положила руку ему на плечо. Настроиться на музыку и на ритм у меня не получалось.

- Ника, давай определимся, кто кого ведет… Ты меня или я тебя? – с усмешкой  заметил Асфард, - Если хочешь, веди ты… 

Я упорно тащила его за собой, с силой сжимая его плечо, с горечью осознавая, что в очередной раз попала в ловушку собственного упрямства.

- Все, выдыхай. Давай я поведу. Расслабься, чего ты так напряглась? – усмехнулся некромант, нежно проводя рукой по моей спине, - У меня такое чувство, будто я окоченелый труп таскаю за собой по паркету.

Сравнение с трупом меня порадовало. Спасибо, это – лучший комплимент в моей жизни! Что дальше? «Трупушка ты моя, окоченелая», «Черепушка ты моя, белоснежная», «Зомбушка ты моя, кровожадная»…

- А ты на трупах тренировался? – съехидничала я, вспоминая, как в детстве училась целоваться на помидорах. Что-то помидоров я здесь еще не видала и не едала.  Не хочу знать, на чем учатся целоваться некроманты. Не-хо-чу!  

- И на трупах тоже, - вздохнул Асфард, - Надо же было как-то сдавать экзамен?

- Ты шутишь? – подозрительно спросила я. Сознаться честно, грешна. Я тоже танцевала во время дежурства с пластмассовым скелетом. А что? У нас классная руководительница - биологичка. У меня в дневнике даже красная запись сохранилась «Вместо дежурства издевалась над учебным пособием! Срочно примите меры!». Ниже было написано рукой моей мамы и синей пастой: «Сломала?». «Нет!» - был ответ. «А в чем тогда проблема?» - поинтересовалась уставшая от моих выходок мама. На том переписка закончилась.

-  Я буду тебе очень признателен, если ты немного помолчишь, - заметил некромант, ведя меня по залу, - Не надо сейчас искать повод для ссоры.

Мы молча танцевали. Каждый думал о чем-то своем. Я, например, думала о том, что мне, наверное, действительно в чем-то повезло. Другой бы учитель просто молча бы перешагнул через мой труп, если бы меня случайно убили на экзамене. И не факт, что просто перешагнул бы. Может быть, даже ноги вытер о мое бездыханное тело, с комментарием, мол, в следующем году пусть ему повезет больше.  Я завидовала Мэри Сью и тому, как о ней заботится Лорд Шеат. А теперь я знаю, что она – его родная дочь. Дочери. Я честно, не видела, чтобы кто-то из учителей сильно переживал и беспокоился за своих учеников. Разве, что Бабушка Кейни. Но ее забота пахнет откровенным садизмом.  «Встречай, учи и снова расставайся». И так каждый год. А смысл привязываться к очередному парнишке или девчонке, если через год ты ее больше никогда не увидишь?  А может даже и раньше. Тут как повезет… И, наверное, я должна быть благодарна за то, что ко мне относятся не как к очередной детали с нескончаемого конвейера, а как к человеку. Мне помогают, меня лечат, меня, защищают и терпят. Мне хочется ему поверить… Очень хочется… Но я не могу. Я видела, как он мастерски меняет маски, как талантливо может изобразить любую эмоцию, если ему это выгодно. Как можно верить тому человеку, который способен разыгрывать такие сложные партии, что в голове не укладывается? Как можно поверить чудовищу, которое копалось в твоей душе? Чудовищу, у которого на полке стоят мои предшественники, которых он, скорее всего и убил? Чудовищу, которое очень скоро узнает про осколок? Перед глазами встал мой рисунок с косоглазой вороной, сидящей над могилой «среднестатистического боевого мага». Только на могильной плите написано «Берениса, 17 лет. Это был несчастный случай. Без нее мир будет лучше!».  Я вздрогнула, представив, с каким удовольствием канцелярия и учебный отдел  будут сочинять мне эпитафию. А на обратной стороне будет красоваться надпись «Маленькое чудовище».

- Что-то не так? – спросил Асфард, внимательно глядя мне в глаза и осторожно придвигая меня к себе, - Что-то случилось?

- Да нет, все нормально… - ответила я, отводя взгляд.

- Ника, все хорошо. Не переживай, -  улыбнулся некромант, сжимая мою руку, которую я положила поверх его.

- О чем вы говорили с Мэри Сью? – коварно спросила я, вырывая свою руку из его руки. Я думала, что танец окончен, но мы продолжали танцевать. Одну руку я все еще держала на его плече, а он все еще обнимал меня за талию. Странно как-то. Танец закончился, а мы все еще стоим, вцепившись друг в друга, словно выжидаем, кто первый уберет руку.



Кристина Юраш

Отредактировано: 05.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться