Актеры на мушке

Размер шрифта: - +

Глава 8. Праздник черного короля

- Твоей подруге Федька не понравился? – огорченно поинтересовался подошедший ко мне Эннан.

            Я некоторое время еще смотрела вслед Витке – Федька ее догнал и пошел рядом, что-то рассказывая и размахивая руками. Подумала: учитывая все обстоятельства, можно рассчитывать, что Витка прикроет меня перед Микулишной, или все-таки сдаст со всеми потрохами? Вздохнула – почти наверняка сдаст. Против собственной природы не попрешь.

            Так что теперь – с блондинами не встречаться?

            - Моя… гм… подруга еще сама не знает. – Продолжая наблюдать за удаляющейся парочкой, ответила я. – Сперва ей всегда нравятся те парни, которые нравятся мне.

            - А я тебе нравлюсь? – тут же спросил Эннан.

            - Разве я так сказала? – удивленно приподняла брови я.

            Кажется, он растерялся.

            - Ну-у… Так мы идем? Давай я твою сумку возьму? – не дожидаясь ответа, он наклонился и подхватил стоящую у моих ног сумку. И снова, как утром, охнул. – Ого, ничего себе! У тебя хобби такое, что ты все время тяжести таскаешь? Что у тебя там?

            - Книжки… - торопливо ответила я. – Терпеть не могу просто так, без толку валяться на пляже, чувствую себя сосиской на сковородке!

            Черт, некоторые парни терпеть не могут «книжных» девчонок!

            - Косметика для загара – моя и Виткина. Подстилка… - затараторила я.

            - Ясно… - протянул он и взвалил сумку на плечо. – Ну, пошли!

            Мы шли вдоль решетчатых заборчиков с проходами на пляжи пансионатов – возле нашего я напряглась, ожидая, что сейчас выскочит караулящая меня Микулишна. Мимо темной громады армянской церкви вышли на старую набережную. Здесь подготовка к празднику чувствовалась даже сильнее, чем возле пляжей. Набережную мыли – поливальные машины сновали туда-сюда. Гоняли бабок с семечками и креветками, воздвигали пестрые торговые палатки – цивилизованно кормить-поить и ублажать сувенирами тех, кто придет пялиться на королевский кортеж. Уже сейчас киоски были забиты разноцветными флажками, декоративными пальмовыми ветками и фотографиями чернокожего дядечки в короне и чернокожих молодых парней.

            - Ваш город так к их приезду готовится, как будто они вам родные! – пробормотала я. На самом деле мне нравилась царящая вокруг пестрая суета – но с чего-то же разговор начать надо.

            - Все мусульмане друг другу если не родные, так минимум двоюродные. – Улыбнулся Эннан. – Можем мы как следует встретить нашего двоюродного короля? – он вдруг посерьезнел. – На самом деле он очень важный гость. У него в королевстве нефть потихоньку истощается, а у нас тут в Черном море ее никто еще даже не трогал. Говорят… - он загадочно понизил голос. – Договор будет подписывать, чтоб у нашего побережья экспериментальную платформу ставить.

            - И что, все тут нефтью загадят? – я даже остановилась, оглядывая сверкающее праздничное море.

            - Во-первых, платформу поставят далеко в море. Во-вторых, она экологичная, по самым новейшим технологиям! В-третьих, этот самый король в туристическом бизнесе тоже заинтересован. Будет у нас отели строить. Так что загаживать он не станет. Зато, представляешь, сколько денег в городе появится? Всякие европейцы или американцы Крымом не слишком интересуются, пусть хоть африканцы будут! - Эннан снова понизил голос. – Ну это, конечно, все большой секрет – поэтому, сама понимаешь, знает весь город!

            - Только не всем это нравится? – спросила я.

            - Как это – не всем? Что ж мы, сами себе враги… - начал он, но я только молча ткнула пальцем ему через плечо. Он обернулся…

            По набережной шествовала процессия. Портреты чернокожего короля и принцев были и здесь, только сейчас их крест-накрест перечеркивали мазки густой краски, отвратительно похожей на кровь. Следом тащили транспаранты: что-то про экологию, что-то про иностранный капитал, но основная часть лозунгов выглядела совсем странно.

            - Проклятые мусульманские террористы хотят погубить наш Крым! – вдруг хрипло завопил кто-то, и демонстранты немедленно разразились воплями.



Илона Волынская, Кирилл Кащеев

Отредактировано: 28.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться