Акула пера в мире Файролла-11 Снисхождение. Том 3

Размер шрифта: - +

Глава 2

Глава вторая

о новых планах и новых людях

 

К моему великому удивлению, Вика как раз была спокойна. То ли смирилась с тем, что атомная бомба класса «ЕШ» неминуемо превращает в выжженную пустыню все в радиусе своего падения, то ли рассудила, что расхлебывать последствия кратковременного правления Елены все равно придется мне.

Хотя, может, дело совсем уж в другом. Она вчера о чем-то долго общалась с моей мамой наедине, та потом называла ее «доченькой» и надарила кучу всякого разного. Тревожные, между прочим, признаки. Сильно тревожные. Даже батя, посмотрев на это все, вздохнул, потрепал меня по плечу и успокаивающе сказал:

- С другой стороны, ты почти полжизни пробегал на воле, сын, мне куда меньше перепало. Пора и в стойло.

Имеются у меня подозрения, что этой парочкой вчера был выработан Очень Хитрый План по приводу меня в это самое стойло, и именно его она сейчас обдумывает.

Если эти двое объединились, то мне почти наверняка уже не вильнуть в сторону. Хотя – а надо ли? Я уже размышлял раньше на эту тему, и пришел к осознанию того, что с Викой не так и плохо проживать под одной крышей.

С другой стороны – если подавляющее большинство девушек до бракосочетания являет собой образец добродетели и смирения, то откуда, скажите мне на милость, на наши головы сваливаются стервозные супруги?

Машина остановилась у центрального входа в здание, которое все-таки уцелело. Уже здорово. Стены и крыша на месте, остальное нюансы.

Невозмутимый Ватутин довел меня до кабинета и остановил движением руки у самой двери, не дав взяться за ручку.

- Что не так? – посмотрел я на него.

- Тихо очень – чуть ли не шепотом сказал он, и отодвинул меня в сторону от входа в помещение нашей редакции – Это странно.

В самом деле – странно. Времени двадцать минут десятого, все уже должны быть здесь и дружно ругаться друг с другом, в соответствии с утренними традициями.

А тут – тишина за дверью.

- Ой! – Вика уцепилась за мою руку – А если они все там… Мертвые лежат!!!!!

- Что за чушь? – возмутился я, но против моей воли воображение уже было активировано.

Мне мигом нарисовалась картина, в которой комната утопала в крови, оскал на лице неживого Петровича, Таша с недоеденным яблоком в руках, даже в подобной ситуации аккуратненькая Ксюша, и, естественно, Шелестова, живописно раскинувшаяся в луже крови и невероятно красивая даже в смерти.

Я даже головой потряс, вытряхивая из нее эту неимоверную хрень. Чушь какая. И еще – а вроде такое со мной уже было? Мерещилось мне подобное в свое время. Дежа вю, однако.

Ватутин встал передо мной, прикрывая, щелкнул предохранителем пистолета и мотнул головой, давая одному из своих подчиненных команду заглянуть в кабинет.

Тот приоткрыл дверь и оттуда немедленно грянуло:

«Вспомним мы обычай древний, и заветный, и простой…»

Впрочем, песня как грянула, так и смолкла, сменившись недовольным Ленкиным воплем:

- Ты кто, черт бритый? А ну, исчезни отсюда! Шляются всякие, понимаешь! Народ, на изготовку, ложная тревога!

Нет, такого не было. Не дежа вю.

- Надо же, приготовились к встрече – сказала тихо и немного печально мне Вика – А мне ничего не сказали.

- Чтобы не выдала – подбодрил я ее.

- Да нет, просто в расчет не брали – криво улыбнулась она – Есть ты, есть они и есть я. По отдельности эти величины совпадают, но одним целым стать не могут.

- Эк тебя растопырило – проникся я, не без удовольствия глядя на бритоголового охранника, пытавшегося понять, что это было такое.

- Иди – толкнула меня Вика в спину – Они ждут. Нехорошо получается.

А ведь правда приятно. Когда человек становится своим среди своих – это великое дело. Сопричастность к коллективу, к общему делу важна неимоверно, это то, что невозможно ничем заменить. Нет, если с отношения с коллективом не сложились, то тут же выдаются фразы вроде: «я социопат», «индивидуальное пространство – вот что мне нужно», «важно быть личностью, а не одним из стада» и тому подобное. Но это все только попытки скрыть досаду от того, что все в пятницу идут спиртное различной крепости пить в ближайший бар, а ты домой едешь в одиночку.

Я пригладил волосы, подошел к двери и резко ее открыл, пряча довольную улыбку.

- Барин приехал! – радостно сообщила Шелестова, плечи которой были закутаны в шаль невероятно пестрой расцветки, и ткнула пальцем в смартфон, который был у нее в руке.

Оттуда немедленно по новой понеслось:

«Вспомним мы обычай древний, и заветный и простой,

К нам приехал, к нам приехал…»

На этом исполнение песни цыганским хором прервалось, заканчивал ее уже мой коллектив:

- Наш начаааальник даааарагой!

Все стихло, я недоуменно уставился на Шелестову.

- Ну? – спросил я у нее.

- Что? – томно поинтересовалась она, стоя вполоборота, обняв себя за плечи и глядя на меня подведенным темной тушью правым глазом, полускрытым под светлыми волосами. Видимо так ей рисовалась истинная цыганка.

- «Пей до дна» где? – уточнил я – Поднос где, рюмка с «беленькой»?

- Рабочий день на дворе – изумилась Шелестова – Какая «беленькая»? Могу «фанты» налить.

- Да не в этом дело – подал голос Петрович – Они всю голову сломали просто, как твое имя в здравницу вставить. Там же перед «пей до дна», сначала его пропеть надо, и единственное, что худо-бедно туда монтировалось, так это «Харик». Естественно, что они забоялись.



Андрей Васильев

Отредактировано: 23.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться