Аквамарин

Размер шрифта: - +

Глава 13. Весточка из другой жизни

-Вот, выпей, надо сбить температуру.- Папа помог мне слегка подняться и приставил к моим губам стакан с какой-то жидкостью.- Ох, Машка…
-Очнулась?- В домик вошла Ольга, папина знакомая, с тарелкой в руках. Запах куриного бульона вызвал у меня фонтан слюней. Я безумно хотела есть.- Проголодалась? Сейчас я тебя покормлю.
-Оль, может сначала лекарство?- Папа неуверенно посмотрел на женщину.- У неё и так температура уже две недели не спадает, а ты тут с горячим супом.
-Не с супом, а с бульоном,- поправила Оля.- Ты посмотри на дочь, она же бледная, как мел, осунулась, глаза красные… Сначала покормим, а потом уже дадим лекарство.
Надо же, уже две недели прошло… Я помнила всё обрывками, просыпалась, меня кормили, пичкали лекарствами, делали какие-то примочки и припарки. Когда мне становилось лучше, я, не без помощи, конечно, выходила на улицу, наслаждалась, если так можно сказать про моё состояние, воздухом. Тридцатиградусная жара спала, дышать стало легче. Всё это время со мной были папа и тётя Оля. Они ни на минуту не оставляли меня одну. Помню, приезжал врач, сказал, что обычная простуда, ничего страшного. Прописал лекарства и уехал. Олиных детей, Анюту и Дениску ко мне не подпускали. Геннадий, их отец, тоже ни разу не зашёл, собственно, как и Тим. Он был здесь, на базе, я ведь его видела тогда в душе, разговаривала с ним. Он вернулся. Когда я захотела его увидеть, ответ был такой: «Он сейчас в городе и не может приехать». 
«Но я же видела его так же как вижу сейчас вас!»
«Тебе просто показалось. Спи.»
Не могло мне это показаться, не могло.
-Мне надо в туалет,- сказала я, выпив весь бульон и запив его травяным настоем.
-Я тебе помогу.- Папа подал мне шлёпки и, подхватив под руку, вывел из дому.
На самом деле это был просто повод. Я хотела увидеть Тима, но, сколько не пыталась, видела только играющих детей и отдыхающих. Вот и теперь – безрезультатно. Я уже действительно была готова поверить в то, что тогда мне всё показалось, но когда я спрашивала, кто поймал меня в душе, когда я потеряла сознание, и принёс к папе, ответ был один: постоялец. Тогда почему мы с ним ни разу с тех пор так и не встретились? Потому что почти не выходила из домика? Нет, этот человек якобы уехал.
Я рассказала папе всю правду о том, где была и что видела. Он не верил мне до тех пор, пока не увидел собственными глазами мамин шёлковый платок и дневник с письмами. Потом он несколько дней ходил сам не свой и будто бы что-то хотел рассказать, в чём-то признаться.
-Машуль, это, правда, мамин платок?- спросил он как-то раз, когда мы остались одни. Он сидел на стуле рядом с моей кроватью и рассматривал невесомую полупрозрачную ткань.- Ты её действительно видела? Как она? Как Наденька?
-Она жива, с ней всё хорошо. Оказывается, под водой существует жизнь. Русалки. И у нашего озера всё же есть дно, кроме того, наш легендарный водоём под землёй перетекает в море.
-Значит, и в Подмосковье море есть.- Улыбнулся отец и прижался щекой к платку.
-Когда я попала туда, и меня начали готовить к ритуалу, в тот момент умерла бабушка. Правда то, что она была маминой мамой, я узнала уже после прощально церемонии. И, знаешь, я жалею об одном, что так и не увидела её.
Отец молчал, и я решила сказать всю правду. Он должен знать.
-Пап… Мама, она счастлива. Действительно счастлива. У неё там есть муж. Артур. На вид мой ровесник, но на самом деле… не важно. Это он писал маме письма, он помог избавиться от проклятья. Теперь всё хорошо. Я могу не бояться воды. Я её больше не боюсь. Пап?..
-Наверное, всё так и должно быть. Надя жива – это главное.
-Пап, и ещё… Раз в месяц, в полнолуние, ровно в полночь, мама будет ждать нас на берегу озера. Мы будем видеться. Слышишь?..
Отец сильно зажмурился и вышел из домика, ничего не сказав. Я осталась лежать в постели.

Прошло два дня. Я уже практически поправилась и теперь много времени проводила на улице, провожая последние дни лета.
Через две недели в Москву. Неужели с Тимом мне увидеться не суждено?
Мы с тётей Олей стояли у беседки, Дениска с Анюткой, как обычно, играли в догонялки, а папа у калитки провожал отдыхающих.
Я зевнула и, прислонившись к угловой балке, запахнула полы кардигана.
-Как ты себя чувствуешь?- заботливо спросила Ольга, посмотрев на меня.
-Уже всё хорошо, спасибо.
-Маш, в прошлый раз мы с тобой не договорили. Я хотела бы вернуться к той беседе. Ты должна всё знать. Только сначала ответь мне на несколько вопросов.
-Ну ладно,- пожала плечами я.- Спрашивайте.
-Что на самом деле заставило тебя убежать из дому посреди ночи и решиться на самоубийство? Ведь этому должна быть очень веская причина, даже не знаю…- Женщина внимательно смотрела на меня.
-Я не думала самоубиваться,- призналась я. – Просто в тот момент казалось, что всё очень плохо, мамы нет рядом, Тим уехал, даже не попрощавшись. Тим – это мой парень… нет, просто знакомый, а я, дура, в него по уши влюбилась. Всего за пару дней. Правда, сначала он меня жутко раздражал, его поведение, то, как он менял маски, прикидываясь то заботливым и добрым, то наглым и похотливым. В общем, я ему поверила. А потом бросилась в воду. Даже там, на дне озера, когда я его забыла, мне отчаянно хотелось вернуть всё на места, восстановить в памяти проблемы. Тогда я не помнила практически ничего. Потом встретила маму. За эти двенадцать лет я думала, что боль потери уже прошла, но когда увидела её… -Я вздохнула и потёрла лоб.- Это невозможно объяснить. У неё там муж, он хороший и действительно любит маму. Мы будем иногда видеться. Раз в месяц. Я понимаю, что в жизни часто бывает не так, как хочется, но я счастлива, правда. Кто знает, сколько бы мои родители прожили вместе, если бы не тот случай. Мама жива, это главное.
-Как ты отреагировала, когда узнала, что мамы больше нет рядом?- В глазах Ольги стояли слёзы, будто бы она чувствовала в этом и свою вину.
Я пожала плечами.
-Уже тогда, будучи ребёнком, я понимала, что произошло. Я постоянно о ней думала, представляла. Мне было обидно, что у всех есть мамы, а у меня нет…
-И что из школы тебя забирает отец, а одноклассники всячески пытаются задеть. И в один прекрасный момент понимаешь, что дальше всё надо делать одному. Папа не будет так сюсюкаться, а больше о тебе некому позаботиться.
Горячие слёзы текли по моим щекам. Я не верила собственным ушам. Вернулся. Я была права. Он здесь. Поворачиваться было страшно, сердце в груди колотилось так, что казалось, что я вот-вот снова лишусь чувств. А его сильные руки опять меня поймают.
Парень зашёл в беседку и сел напротив Ольги. Он смотрел на меня, и я не могла отвести взгляд. Хотелось броситься к нему, обнимать, целовать, вдыхать аромат его кожи, смотреть в эти бездонные глаза, бесконечно быть рядом с ним.
Но я стояла всё там же. Люблю или ненавижу? По-моему, это очевидно. Щёки пылали. Ну что же? Я ведь так ждала этой встречи…
-Тим…- Ольга попыталась взять его за руку, но он не дал её такой возможности, откинувшись назад, на спинку скамейки.- Мы ведь с тобой уже говорила об этом, нельзя де всю жизнь на меня злиться. Ты уже взрослый и должен понимать, что у родителей не всегда всё складывается хорошо.
-Я это прекрасно понимаю,- со злостью ответил Тимофей.- только одного я не смогу понять никогда: как можно бросить своего ребёнка?
-Я тебя не бросала!- Тётя Оля вскочила на ноги, упёршись руками в стол.
Казалось, про меня все забыли. А я переводила взгляд с одной на другого, пытаясь понять, что происходит. Видимо, в моё отсутствие многое изменилось.
-Я каждый день звонила!- кричала женщина.- Присылала подарки, да только твой отец не разрешал меня с тобой видеться! Сменил номер телефона!
-Да если бы тебе действительно нужно было бы, ты бы добилась этого любым способом! Хотя бы через суд! Ты бы пыталась меня найти, все бы сила на это бросила, но вместо этого нашла себе нового хахаля, родила двоих детей и успешно про меня забыла! Как мне после этого тебя называть, а, МАМА?- рявкнул Тим, сделав акцент на последнем слове.
Мама? Вот это поворот… Тогда всё сходится. Отец говорил, что Ольга – его знакомая, и я её тоже знаю , она – бывшая жена лучшего папиного друга – Саши Птицына, Тим – его сын. Парень рассказывал мне свою историю, да и мама тогда упомянула об Ольге, уехавшей от своего мужа. Ну и Санта Барбара, честное слово…
-Я как только узнала, что ты в Москве, сразу начала поиск! Совершенно случайно наткнулась на твоё имя на сайте мест для отдыха. Когда мы с Геной решали, где отдыхать.- Я его уговорила приехать сюда, но, как оказалось, тебя здесь уже не было. Я передала подарок для тебя Максиму, но он сказал, что ты скоро вернёшься…
-Так папа знал?!- возмутилась я.- Почему он тогда мне ничего не стал говорить?
-Это огромная ошибка.- К нам подошёл отец и приобнял меня за плечи.- Я даже не думал, что реакция будет такой. Тим, вроде, тебе всё объяснил…
-Объяснил?!- Теперь кричала уже я, повернувшись к Тимофею.- Что ты мне объяснил? «Оставь страдальца! будь покойна: где б ни был этот мир святой, двух жизней сердцем ты достойна! А мне довольно и одной»! Что я из этого должна была понять?! Что ты меня бросаешь?
-Что?- Тим недоумённо смотрел на меня, а была настолько взвинчена, что не заметила, как оказалась рядом с ним, и стояла, грозно сжимая кулаки.- Что ты несёшь? Я тебе стихи не писал!
-Конечно! Конечно, не писал!
-Маша, я оставил записку, где всё объяснил, что мне на некоторое время нужно уехать в Москву, что скоро вернусь. После нашего разговора я долго думал, а потом решил снова испытать удачу – вдруг на этот раз повезёт? И я поступил. Меня взяли в театральный! В последний момент. Надо было уладить дела с документами, поэтому я задержался. Не звонил и не писал только потому, что телефон сломался. А там так получилось, что не мог зайти в Интернет. Понимаю, звучит неубедительно, но поверь…
-Уже один раз поверила! Скажи, как бы ты жил, если бы меня не стало? Из-за тебя?
-Маша! Я…не знаю.
Повисла тишина. Я яростно тёрла глаза, пытаясь остановить потоки слёз. А потом в голове что-то промелькнуло.
-Женя…- прошептала я.- Это он сказал мне, что ты уехал, и попросил зайти в кемпинг. Вот я дура… Он подменил записки. Теперь понятно, почему он так светился от счастья.
Оля и папа ошарашено переглянулись.
-Вот урод…- прошептал Тим, закрыв глаза. ОН явно пытался держать себя в руках.
-Машунь, я дозвонился Тимофею только на следующий день после того, как ты пропала. Утром звал тебя, звал, а ты не выходишь. Поднялся в комнату, увидел только телефон. Ты уж меня прости, посмотрел я незакрытую страницу в социальных сетях, увидел фотографии… У меня сразу появилось нехорошее предчувствие... 
-Максим…- Ольга кивнула на нас с Тимом. 
Он жадно кусал мои губы, прижимая меня к себе с такой силой, что воздуха не хватало. Я была счастлива. Я верила ему.
-А…- Отец хотел было сказать что-то ещё, но женщина покачала головой:
-Потом.
Родителя ушли, оставив нас с Тимом наедине.



Дария Вишневская

Отредактировано: 20.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться