Алатырь. Легенда Севера

Размер шрифта: - +

Глава 1.

ГЛАВА 1

На рассвете Старшая мать Лебедей вышла из дома. Если кто-то и заметил ее уход, то все равно не осмелился остановить или окликнуть Старшую. Она торопливо прошла между домами, коптильнями, откуда доносился острый дух рыбы, мимо развешанных на просушку сетей и пошла по самой кромке воды вниз по течению. Небо уже наливалось холодным белым свечением на восходе, река серебрилась, и черная масса леса начала распадаться на отдельные деревья.

Осень уже вступила на землю Лебединого народа. Дни становились все короче и холоднее. Белые птицы - гуси и лебеди - священные покровители двух дружественных родов, живущих вдоль Большой реки и впадающих в нее речушек, начали сбиваться в стаи на отмелях и готовиться к отлету. И тогда рыбачьи поселки останутся без защиты от злых духов зимы.

Она шла, погрузившись в свои мысли, и видно думы эти были непростые. Мать даже дважды споткнулась о камни. Время от времени она оглядывалась назад - не идет ли за ней кто-нибудь из поселка, а потом вглядывалась в горизонт, как будто надеялась увидеть что-то очень важное.

Когда поселок скрылся из виду за излучиной, у большого серого камня, поросшего мхом и лишайником, она увидела высокого старика в лохматой накидке из черной козлиной шкуры. Это был отшельник, премудрый Барма. Он жил в пещере у Змеиного камня, на другом берегу Большой реки. Барма лечил больных, с которыми не справлялись знахари из прибрежных поселков, видел будущее в чаре с водой и держал у себя с десяток учеников. По большей части это были сироты, или дети с особыми способностями, которых побаивались люди и родители были рады сплавить их с глаз долой. Старик увидел женщину издали, и не дожидаясь соответствующих его возрасту и сану поклонов, приветливо сказал:

- Приветствую тебя, Тала. Ты здесь - значит, ты знаешь: гуси стали на крыло. - Старик смотрел на нее печально и испытующе. - Все готово для Жертвоприношения? Сегодня на закате.

- Да, мы давно все приготовили. Ждали только твоего знака. Гости от Гусей прибыли уже три дня назад.

Старик помолчал, видимо не желая говорить о чем-то, потом все-таки спросил, нехотя цедя слова: -Ты не изменила своего решения? Это будет Леда? Ведь она твоя любимица.

Тала вздохнула: - Да, она особенная, моя малышка. Наверно, она последнее мое дитя. Самая красивая. самая смышленая из моих дочерей, да и из всех наших птенцов.Но ей и особая судьба. Барма, она говорит без слов! Недавно она испугалась в лесу змеи и она позвала меня, и я услышала,а ведь я была на реке, за пять перестрелов от нее! Когда-то ты рассказывал мне, что старые люди умели слышать друг друга без слов, может быть, в ней живет душа самой Великой Матери Белых птиц? но я боюсь! Если об этом узнает кто-нибудь, старая Тина или Вана, они заклюют мою девочку! Тина скажет, что она - ведьма и ее надо побить камнями! - Она схватила чародея за руку и с надеждой заглянула ему в глаза.

- Барма, я знаю тебя всю жизнь! Ты спасешь ее? Ты сделаешь из моей Ледышки великую Мать Лебедей, лучшую, чем я? В ней уже сейчас есть сила, которая нужна всему роду Белых птиц. Я старею, Старшая Гусыня - хитрая, но вздорная бабенка. Кто поведет Гусей-Лебедей после меня? Барма, я отдаю тебе свое последнее утешение, свою Ледышку-малышку, обещай, что моя жертва не будет напрасной! - Тала с мольбой смотрела на него, сжав руки на груди.

Отшельник задумчиво посмотрел на реку, потом перевел взгляд на взволнованную женщину. Сейчас она не была похожа на величавую и уверенную Старшую Мать Лебединого рода, Это была испуганная птица, защищающая своего птенца. Старик протянул руку и пригладил ее растрепавшиеся волосы.

- Я всего лишь человек, Тала, как я могу обещать, что Леда обязательно станет великой Матерью всех Белых Птиц ! Но ... Ты знаешь меня всю жизнь. Ты была моей первой ученицей, вместе мы изменили жизнь твоего рода. Мы не раз выручали друг друга. Я сделаю для твоей дочери все, что смогу. Я буду растить ее, как свое дитя. Она получит все тайные умения, какие я знаю. Спокойно отпусти свою малышку в первый полет, мудрая Мать Лебединого народа.

Из-за темного леса донеслось нестройное курлыканье, и в утреннем небе показался гусиный клин. Мать с благоговением вскинула руки, приветствуя священных белых птиц, от которых и произошли все люди, живущие на Большой реке.

- Ну вот, с Черной речки поднялись первые. Пора. - сказала она, собираясь уходить.

-Будет надобность - присылай гонца к Змеиному камню.- Старый Барма поплотнее закутался в свое лохматое одеяние. - Припасов на зиму в достатке?

- Да, почтенный, лето было хорошее. И роду, и тебе с твоими отроками хватит.- Мать Лебедей поклонилась старику в пояс. - Да светит тебе Солнце дневное и ночное. На закате встречай наши дары для Змея Волоса - три плота нагрузим и от нас, и от Гусей , и от Утиных людей. Удачной зимовки! Да хранят тебя Вышние силы!

Они разошлись в разные стороны от камня. Мать решила возвращаться в поселок другой, лесной тропой. Ни к чему простым родичам знать, что Старшая Мать тайно встречается с лесным чародеем, служителем страшного Змея Волоса да еще перед лихим зимним временем, когда улетает Белая Лебедь и некому хранить род Белых Птиц среди холода и тьмы.

 

 

 

Поселок стоял на берегу Большой реки, которая щедро кормила Лебединых людей. Рыба, вяленая и соленая, будет их основной пищей всю зиму. Вдоль песчаной отмели теснились рыбачьи лодки, навесы на сваях, где сушили сети, разделывали улов, чинили снасти. Весной разбушевавшаяся река сметала эти легкие постройки, а иногда жители поселка сами разбирали их на дрова, но лодки и снасти на зиму надежно прятали на высоком берегу, а мостки недолго построить заново.

Но и лес, почти вплотную подступавший к крайним землянкам, играл в их жизни немалую роль. В лесу девки собирали летом грибы и ягоды, на полянах пасли коз и заготавливали сено на зиму. Мужчины в большинстве были рыбаками, но когда река замерзала, некоторые ходили в лес с луком или ловушками, добывая пушного зверя.



Элен Фрост

Отредактировано: 26.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: