Алатырь. Легенда Севера

Размер шрифта: - +

Глава 8

ГЛАВА 8

Гудор постарался. Священный костер у Ярилина камня разложили по всем правилам. Несколько пожилых, но крепких воинов долго вращали сухую лесину ремнями, пока в углублении под ней не задымился сухой мох. От новорожденного пламени запалили смолистую ветку и зажгли охранные огни вокруг трех главных костров. Все Вепри собрались у огня, но обряд все не начинался. Гудор уже начал беспокойно прикидывать, достаточно ли дров заготовили его люди, а Марук так и не появился в священном круге. Не было также и Тавана с его воскресшим братом. Вепри топтались на снегу и старались не смотреть в черное небо, усыпанное звездами.

За пределами этого огненного кольца толпились пленники, окруженные цепочкой вооруженных воинов. Картам, Мукун, Сакен и его братья, Балат и другие противники колдуна, сжимая в руках оружие, стояли спиной к иноплеменникам, напряженно вглядываясь в освещенный круг и было непонятно, охраняют они пленников или защищают. Рыжий Мукун нервно втягивал воздух сквозь зубы. Коренастый, уже седой Сакен вполголоса шепнул:

- Ну что так долго? Почему он не идет?

Не поворачивая головы, Мукун ответил:

- Пускай! Не идет – значит не готов. А мы уже готовы.

Картам с каменным лицом изо всех сил прислушивался, о чем там за его спиной шепчутся рабыни, пытаясь выделить из приглушенного ропота голос Совушки.

А там за его спиной посвященные в заговор: Совушка, Ягодка, Пален, Сар и старая Тина напряженным шепотом растолковывали другим назначенным в жертву, что надо делать. Нинда, Крета и еще пять Лесных Сов, сдерживали рыдания, боясь поверить в возможность спасения. Ягодка достала из-под одежды старательно сберегаемую чашу.

Укрывшись за спинами женщин, чародеи выпили по последнему глотку заговоренной воды. Оставшиеся на дне капли Ягодка бережно вылила в платок. Прижав влажную ткань к губам, она прошептала заклятие. Пален и Сар с тревогой следили за ней. Она улыбнулась им глазами поверх платка: « Действует! Есть сила и она велика!» Не теряя драгоценного времени, она повернулась и позвала Совушку.

-Возьми платок и пусть каждая оботрет им лицо.

Совушка кивнула и платок стал быстро переходить из рук в руки. Ягодка шла следом и мокрыми руками проводила по одежде каждой.

Колдун все не появлялся. Вепри топтались по снегу, мороз уже начал покусывать их сквозь одежду. Потихоньку зародился недовольный ропот. Рыжий Мукун негромко, но отчетливо сказал:

- Он не торопится. Наверно, знает, что все напрасно. Сколько дней подряд льем живую кровь в огонь, да все без толку!

- Замолчи, бесстыжий! - зашипел на него Гудор. – Услышат духи и из-за тебя покарают всех!

- Да уж, покарать своих за слова они могут, - громко, чтобы слышали остальные, ответил Мукун. – А солнце у Змея отнять они не могут!

Это были слишком дерзкие слова. Они испугали и возмутили многих воинов, некоторые в страхе схватились за обереги.

- Великий предок может все! – веско произнес Убийца Медведей. – Это Марук плохо просит его! Может, он что-то делает неправильно? Я принес ему рысь, я принес ему росомаху, лося и трех волков – он отдал их предкам. Но солнца нет!

- Марук сказал, предкам не нужна кровь зверей, они хотят настоящей жертвы! – закричал Гудор и стал озираться, ища поддержки у родичей.

- Кровь рыси, кровь девки – какая разница! – Мукун обвел взглядом столпившихся Вепрей.- Может, предкам нужна не кровь, а что-то другое? Только Марук этого не знает?

Сомнения, которые давно тайно зрели у многих Вепрей, вырвались наружу. Сторонники и противники колдуна стали выкрикивать свои доводы, но главный был один – колдун до сих пор не смог вернуть солнце. Споры шли ожесточенные, но вполголоса – все же они стояли вокруг священных костров и духи предков могли услышать упреки воинов. Вдруг Гудор крикнул:

-Идут! Идут!

Шум сразу стих и Вепри обернулись к тропинке, по которой к ним приближались колдун, Тарам и его брат. Марук был зол и измотан. Проклятый Таван буйствовал и никак не хотел подчиняться. Пришлось опоить его зельем и теперь он еле переставлял ноги. Тарам почти волочил его на себе, а на крутом подъеме самому колдуну пришлось подхватить тяжелое неуклюжее тело упыря с другой стороны. Марук спешил начать обряд и совсем не предполагал, что ждавшие его воины больше не верят в его могущество. Добравшись наконец до священного круга, он махнул рукой: «Начинайте!»

Сакен вопросительно глянул на Картама. Тот еле заметно кивнул: «Ведите», но сам он и рыжий Мукун остались на месте, рядом с колдуном. Сакен хриплым голосом отдал приказ братьям, повернулся к Палену и махнул головой – иди. Две вереницы людей – пленники и воины - прошли в центр круга, к окруженному кострами Ярилину камню. Здесь Вепри почему-то не связали жертв, а просто расступились и отошли. Марук даже не сразу заметил это, он обернулся, чтобы проверить, как ведет себя Таван. Тем временем Сар вынул из-за пазухи бубен, а Пален подмигнул девушкам и запел.

- Да как вы смеете! – возмутился колдун, но тут почувствовал, как нож рыжебородого уперся ему под левое ребро. Марук взглянул налево. Рыжий улыбался, но эта кривая улыбка не обещала ничего хорошего. Он медленно повернул голову направо и наткнулся на мрачный взгляд Картама. Великан невзначай поигрывал своей дубиной. Как нарочно, все, на кого мог надеяться колдун, незаметно отошли подальше, не желая соседствовать со страшным упырем. Рядом был только Тарам, но он был полностью поглощен братом и даже не глядел на своего вождя. Онемев от злости, Марук вздохнул, собирая внутри огненный шар, но долгая борьба с оживленным мертвецом совсем измотала его. Голова его разламывалась от боли, перед глазами все плыло. Он заскрипел зубами от досады. « Ладно, я подожду своего часа. А тогда я покажу, кто здесь главный!»



Элен Фрост

Отредактировано: 26.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: