Алая

Размер шрифта: - +

Часть 10

Часть 10

Эмма

Эмма отключила телефон и задумчиво постучала пальцами по стулу. «Абонент вне зоны действия». Ну-ну, сорваться решил Сережа... Cмешно. Распоясались простые смертные, решили, что могут сбежать от Эммы по своей прихоти. Ага, щас! Сделав еще пару звонков, она допила свой грейпфрутовый сок и, расплатившись, вышла из ресторана.

Мальчишка решил свалить из страны, видимо пожаловался неожиданно нагрянувшему папе на тяжелую жизнь. Тот конечно сильная личность и в оборот его брать не планировалось, но... он просто человек, и этим все сказано.

Эмма, предварительно заехав домой, направилась в аэропорт. Так и есть - машина на месте, а его рейс через тридцать минут. Вполне достаточно.

«Случайно» налетев на Сергея прямо перед регистрацией на рейс, Эмма как по нотам разыграла чисто женскую истерику, и у бедняги Сергея не было другого выхода, как только отвлечься на ее успокоение и … пропустить рейс.

Ах, как удобно быть красивой и трогательно-беззащитной. А женские слезы вообще убийственная вещь, как жаль, что последний раз настоящими они были очень и очень давно… А впрочем, не жаль…Так гораздо удобней.

В итоге, спустя пару часов Сергей, благополучно остался в городе, и проводил время в очередной съёмной квартире с Эммой. Естественно женскую истерику нужно успокаивать поцелуями, естественно просто на поцелуях дело не остановилось… Потом было вино, коньяк, длинный путанный рассказ о «несчастной судьбе» красивой девушки… и сон Сергея, скрепленный небольшим количеством наркотика и снотворного.

А пока он спал, Эмма благополучно убралась из квартиры, оставив вместо себя одну несовершеннолетнюю девицу, «нанятую» специально для этих целей.

Нужное видео и фото было обеспечено, и лежало у нее на столе спустя сутки, когда Сергея под руки вывели менты, которых вызвала «бедная несчастная изнасилованная девочка». Еще бы, среди контингента «хрущевки» (квартирка то специально подбиралась) всегда найдется человек и не один, который просто не выдержит, увидев зареванную, избитую девочку лет тринадцати-пятнадцати которая жалуется, что ее изнасиловал какой-то наркоман.

Попался, голубчик, и папа не помог… Нет, он конечно вмешается и, по возможности, отмажет, но дело уже сделано – парень теперь их. Теперь он до конца жизни будет боятся женщин и девочек, в частности. А еще чувствовать себя той еще мразью, он то точно не помнит, что произошло… И Эмму он не вспомнит в связи с этой квартирой, у него в воспоминаниях они были в отеле, потом он расстроенный уехал и, выйдя в магазин за чем-то в этом квартале, помог симпатичной девочке донести сумку до подъезда. Потом в его сознании случилось какое-то затмение, которое вполне можно списать на «глюк» сознания под наркотой. Есть даже «свидетели» которое это видели, с их сознанием Эмма отдельно поработала. Две бабульки направляясь домой из с магазина «своими глазами» видели, как прилично одетый молодой человек увивался вокруг девочки и, не смотря на ее протесты, пошел по ней в подъезд. Ни один гипноз не убедит их, что мимо них прошла Эмма с Сергеем, а не «пострадавшая». Тем более, что девица реально здесь живет, а «промышляет» обычно на стороне. На испорченной репутации «пай-девочки» она очень хорошо заработала.

Эмма, откинувшись на спинку мягкого кресла, с удовольствием рассматривала видео, принесенное ей нанятой девушкой. Девица была просто профи по части изображения несчастной жертвы, если б Эмма сама лично не подпоила Сергея, то и она б поверила, что он ее зверски изнасиловал…Красота…Даже подчищать ничего не нужно, можно прям так и сдавать эксперту, впрочем они сами эту запись найдут - камера то была «случайно» включена и даже сброшена со стола в «процессе». Девице в актрисы нужно - идеальная работа. Как по нотам. Ангелочек с хвостиком, такая в их ряды быстро запишется, если не одумается. Впрочем, как показывает практика, одумываются такие редко…


 

Олеся

Олеся проснулась от звонка будильника, с трудом сползла с кровати и заставила себя одеться и собраться на работу. Две недели больничного прошли как в тумане, она даже терапевта, которая ей больничный вроде бы вчера выписывала, с трудом помнила. Хотя в документе значится, что у нее просто осложнённое ОРЗ.

В офисе ей обрадовались. Работы скопилось много, а людей у них на фирмочке - мало.

- Как ты могла заболеть и даже на звонки не отвечать? Хорошо хоть сестра твоя позвонила, сказала, что ты болеешь. - налетела на нее с порога Оленька-шеф. При этом возмущенный голос с трудом сочетался с озабоченным выражением лица и тщательным осмотром Олеси. Девушка сразу поняла, что стоит ей хоть раз чихнуть при Оленьке, и ее еще на неделю отправят на больничный. За здоровье своих сотрудников Оленька всегда сильно переживала.

-Сестра? Не, это мама, она меня в больницу возила. Извините, каюсь, самой не понравилось, больше обязуюсь не болеть,- сделала шутливый реверанс Олеся и с нарочито бодрым видом, под пристальным взглядом начальницы, ускакала на рабочее место. Сестра, это ж надо было маму сестрой назвать. И с чего Оленька вообще решила, что у нее есть сестра? Была – да, давно. Но если б она ее повезла в больницу, с учетом того, что та больше десяти лет как мертва, то было бы очень-очень странно.

- Смотри мне… Сегодня иди пораньше домой, что-то, не смотря на закрытый больничный, ты мне не сильно нравишься…

-Нет-нет, все нормально. Просто тяжело после стольких выходных на рабочий лад настроится…

-Оно и видно, замечательные были выходные, до сих пор как с креста снята…- хмыкнула Оленька и утопала в свой кабинет.



Оксана Усенко

Отредактировано: 24.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться