Альбом Мертвеца

Размер шрифта: - +

Глава 7. Мечты и планы

 Глубокой ночью я бродил по своей квартире, измеряя шагами расстояние между стенами. Мечты, надежды и волнение — вот что отнимало у меня сон. То мне представлялись газетно-журнальные заголовки «Тайна существования призраков раскрыта!», то какие-нибудь погони или напряженная суета возле мерцающих сотнями огней установок. Но чаще всего перед глазами появлялся образ хрупкой девушки в голубом платье... Да, теперь вся надежда произвести на нее впечатление зиждется на том, смогу ли я стать достойным учеником и последователем Берта. Так, чтобы в один прекрасный день она подошла ко мне и сказала: «Я восхищаюсь вами...»

 Не в силах больше ходить, я повалился на кровать. Не помогали ни овцы, колоннами маршировавшие по потолку, ни попытки применения методики «оксисайз», или как там она называется, с глубокими вдохами. Уснуть мне удалось лишь часам к трем ночи.

 Вскочил я от пронзительного звука телефонного звонка. Штольц.

- Вас ждут на кафедре, - с места в карьер начал он. - Я буду там через час, чего и вам советую.

 Что же, настала пора вновь влезть в свой костюм, напялить галстук моего любимого синего цвета и отправиться на новую работу. Садясь за руль своего потрепанного, но еще бодрого «Форда» я вдруг вспомнил, что не увидел во дворе Штольцев никакой машины. И гаража там вроде бы тоже не было. Но на парковке учебного корпуса нахально и деловито сияла черными лакированными боками старушка «Волга», водитель которой поприветствовал меня, едва я въехал за ворота.

- Привет, камрад, - сказал Берт, подавая мне руку. - У вас есть печатные труды? Монографии там всякие, статьи соло?

- Есть, но...

- Понятно, с собой не взяли. Ладно, список подготовим позже. Просто старик скоро уедет на конференцию, а мне хотелось бы подготовить ваше представление к званию как можно быстрее. Да, и еще. Вам хотят дать группу, а это хоть и круто, но заметно снижает мобильность. Но не вздумайте отказаться! В любом случае, у нас полно аспирантов, в индивидуальных планах которых графа «преподавательская работа» традиционно уныло пуста. Так что не робейте. Да. Ладно. Еще, после совещания у нас с вами есть кое-какие дела, надеюсь, вы сегодня свободны? Очень хорошо. Да, как вам Весна?

- Берт, при всем к вам моем уважении, зачем вы сказали, что я отзывался о ней плохо?

- Так вы же никак о ней не отзывались, - пожал плечами профессор. - Ваши же слова: ничего особенного, не так ли? Что же вас это так задело? А что до нее, Господи, она колючка, каких мало. Все ей не то, все ей не так. Ни один ее ухажер не продержался и недели. Я собираюсь вызвать из духовного мира Бэтмена, Терминатора и Гэндальфа, скрестить их и отдать ей на растерзание. Пожалуй, этот гибрид сможет выстоять хотя бы месяц. Да.

- Странно, мне она показалась весьма милой.

- В этом и есть соль. Показалась! Она только и умеет, что казаться. Милой, нежной, заботливой... Ладно. В целом она замечательная девушка и знает свое дело.

- А, кстати, чем она занимается?

- Она историк. Писательница, блогер, публицист... Всего не перечесть. Но чего ей точно не хватает, так это семьи. Она меня зажарила прямо с перьями своими идеями по благоустройству нашего дома.

- Так вы живете вдвоем?

- Ну да. Ее родители погибли, и забота о ней стала моей обязанностью. Жаль старика Юргена, мне он всегда импонировал...

- Берт, а почему у вас в семье никого не зовут по-русски?

- Да потому что настоящих русских у нас в семье человека два от силы. Моя мать, дядя Ник и дядя Юрген — выходцы из Австрии. Но в третьем поколении, никакого отношения к войне. Их дед переехал  в СССР как трудовой мигрант, вместе с большевиками строить завод. Мой дед, его сын, был тоже очень грамотным инженером, помогавшим стране Советов с индустриализацией. Ну, война, все такое, прадед обратно не уехал, и все завертелось как-то. Не знаю, как так получилось, но для нашей семьи железный занавес почему-то никогда не существовал. Странно, правда? По идее, с нас КГБ взгляда не должен был сводить. Но вот так... Мой отец — испанец, как вы, наверное, догадались.  Дядя Ник женился на русской, но где их дети - никто не знает, а у них были сын и дочь. Сам дядя упорно молчит. Юрген взял в жены девушку из Болгарии, которая и назвала дочку Весной. Вот такая «Санта-Барбара».

- Да... Макабрическая смесь.

- Не то слово. Ладно, снимайте ваш плащ и проходите в ассистентскую. Там уже все собрались.

 Не буду описывать, как прошло совещание кафедры, ничего интересного там не было. Мне дали группу студентов второго курса, собрали документы на представление к званию доцента и отпустили с миром. Гораздо важнее для меня был разговор с Бертом.

 А он взял быка за рога сразу. Я даже толком не успел рассмотреть его кабинет, одновременно служивший и лабораторией.

- Дело обстоит так, - начал он, плюхаясь в крутящееся кресло и поджигая свою трубочку. - Я до конца не уверен, но, кажется, представляю, с чем именно столкнулся старикан Карл и с чем придется сойтись и нам. Не хочу вас пугать, но это не призрак в обычном понимании этого слова. Мы имеем дело с сущностью более значительного масштаба, которая лет пятьсот назад была бы отнесена скорее к демонам. Не пучьте на меня глаза и не делайте идиотского выражения лица. Название не меняет сути дела. По природе своей эта информационная матрица гораздо более тонко организована, чем рядовое привидение, обладает сложным понятийно-ассоциативным аппаратом и способна к рассуждениям и логичным действиям. Она способна распадаться на взаимосвязанные модули, каждый из которых отвечает за выполнение конкретной задачи, что, безусловно, осложняет работу с ней.

- Вы говорите о демоне, как о компьютерной программе, - перебил я Штольца.

- Ловите суть, как всегда. Хвалю. Так вот. Если я прав, то дело не очень хорошо. Единственное уязвимое место этой матрицы как раз и обусловлено невероятной сложностью информационных зависимостей и разнонаправленностью потоков данных в ней. Но это все пока предположения. Нам надо ухватить эту ворону за хвост.



Герберт Грёз

Отредактировано: 24.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться