Альбом Мертвеца

Размер шрифта: - +

Глава 13. Рассуждения и схватка.

Долгое время в тяжелое мертвое небо поднимался только лишь серый дым канифоли. Мрачная, гнетущая тишина настолько сдавила мне душу, что я, наконец, не выдержал.

- Слушайте, вот вы сказали о расширении матрицы в пятьсот раз, - сказал я. - А вот, к примеру, легенды о вампирах свидетельствуют об увеличении силы всего в двадцать раз.

- Пфуй, вампиры... Отдельная тема. Популяризация и поголовное романтизирование вампиров привело к совершенно неожиданной вещи: они внезапно стали положительными героями.

- А вы против?

- Ну разумеется! Вот вы бы, Виктор, к примеру, родили бы дочь, растили ее красавицей-умницей, а потом — раз! И она пошла на корм этому адскому чудищу, которому нужно просто чисто нажраться.

- Как-то вы так повернули...

- Повернул как есть. Вы бы согласились умереть просто в качестве десерта?

- Слушайте, но ведь в мире огромное количество людей умирает от не менее страшных и бессмысленных монстров: инфарктов, рака, рассеянного склероза и так далее. В чем разница? В случае с вампиром, по-крайней мере, есть возможность сопротивляться. Это более-менее равноправное метафизическое противостояние, а не просто неизбежное угасание.

- Вот почему я люблю с вам спорить, Виктор, так это потому, что вы умеете подбирать весьма тяжелые аргументы. С одной стороны вы чертовски правы. Ладно. Да. Я как не любил вампиров, так и не люблю, но соглашусь, что они человечнее, чем рак. То, что мы знаем о них... Кстати, старик Стокер нам наврал. Ну, то есть, не то, чтобы он не был прав, просто был в плену заблуждений. Да, физическая сила и все такое, это плюс-минус так. Никто не мерил, вывод о силе двадцати человек был сделан чисто эмпирически. Но все остальное, Виктор! Летучие мыши, антигравитационные способности и все такое. А эта удивительная притягательность для противоположного пола, а, дружище? Если бы вы были программистом, и вам предстояло бы модифицировать код так, чтобы он получил с десяток новых способностей, вы бы плюнули, стерли исходник, и переписали бы все заново, оставив только 3d-модельку. И уж поверьте, количество новых модулей было бы настолько внушительным, что вам бы на это потребовался не один год.

- То есть, вы сейчас открыто говорите, что вся эта чертовщина в основе своей превосходит человека?

- Мы там даже рядом не стоим, Виктор, - вздохнул Штольц. - Когда Весна была еще совсем подростком, она вдруг загорелась идеей изучить быт и нравы вампиров и оборотней. Она таскала домой кучи книжек, и, пока ее сверстницы красили ресницы и примеряли новые для них лифчики, она читала и рассказывала прочитанное мне. И вот тогда мы поняли, что сущности эти в сотни раз более высоко организованы, чем люди.

- Хорошо, что в наше время их больше нет! - усмехнулся было я, но тут же поймал на себе настороженный взгляд Берта.

- Кто это вам сказал? - удивленно произнес он. - Вот не далее как три часа назад здесь с нами беседовал один типчик, так он бы вам поведал, как их больше нет.

- В смысле? - выдохнул я. - А как же... Наука?

- Мы тоже наука, - хохотнул Берт. - Только основанная на других постулатах. Об этом мы с вами поговорим позже, сейчас не время немножко. У нас еще полно работы, а ставки в этой игре вы знаете.

 Я почувствовал, как кружится моя голова, но усилием воли заставил себя удержать паяльник в руке. Нет, это точно сумасшествие. Какая наука? Один псих учит другого. Мракобесие и тьма.

- Берт, я, конечно, закончу работу, - слова шли с трудом. - Но больше мы с вами, скорее всего, не увидимся. Я не верю ни вам, ни вашим теориям. Вы очень ловко затянули меня в какой-то круговорот психически ненормальных людей, но мне это надоело.

- Воля ваша, - спокойно ответил Штольц. - Я бы на вашем месте сказал то же самое. Вы не верите. Но вот только не мне. Вы не верите самому себе. Свои глазам, своему рассудку. Я сам прошел через все это. Пожалуйста, я не против. Как только мы выберемся отсюда, вы вольны будете поступить ровно так, как вам кажется единственно правильным.

- Черт, - я закрыл глаза и шмыгнул носом. - Ладно, я подумаю.

- Да, - кивнул профессор. - Подумайте. Кстати, аккумуляторы теряют заряд быстрее, чем я предполагал. Поэтому давайте не будем лишний раз болтать впустую, а все же завершим работу. Очень не хотелось бы изображать сцену из голливудского боевика, когда судьба мира решается на последних процентах батарейки.

- Я сделаю все, что в моих силах.

 Мы дежурили по два часа, работая, как умалишенные в часы бодрствования, и теряя всякую связь с окружающим миром в волшебные часы забвения. Схема оказалась неимоверно сложной, и надежда таяла на глазах вместе с зарядом аккумуляторов. Дошло до того, что Берт отказался спать в свое положенное время, а вместо этого отправился за дровами, чтобы хоть как-то улучшить обстановку вокруг. В конечном итоге мы отказались от отдыха оба. Кто бы ни был тот демон, слово свое он держал крепко: ни один листочек на дереве не шелохнулся.

- Едва плавится припой, - сказал я, перебарывая надсадный звон в ушах.

- Мы на нулях, - кивнул Берт. - Но осталось всего ничего. В крайнем случае, скрутим провода руками. Самое главное мы уже сделали. Знаете, чего не хватает? Банки энергетика.

- Вот уж что точно не порекомендовал бы. Страшная вещь. Занимаете силы у самого себя.

- Я бы и с процентами отдал, - вздохнул Штольц. - Умираю.

- Держитесь, - сухо ответил я. - Хоть вы и шарлатан первого сорта, но, по всей видимости, человечеству все еще нужны.

- Ха, - кое-как собравшись, усмехнулся Берт. - Кто глупее — дурак или тот, кто его слушает?

- Оскорбления не помогут нам, хоть бы даже и взятые из нестареющей классики, - огрызнулся я. - Включайте вашу схему. Мы, кажется, все.

- Ну так и есть. Подождите, я перетащу провода к машине. Энергию нам даст она. Все резервы исчерпаны. Придется завести мотор и отдать часть бензина.



Герберт Грёз

Отредактировано: 24.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться