Альбус Поттер и проклятый Договор

Размер шрифта: - +

Глава 8. Когда никто не слышит

Торговец артефактами и редкими зельями Руди Робб мог по праву гордиться собой. Когда-то давно одна старая предсказательница нагадала ему, тогда еще совсем мальчишке, что он будет важным человеком, без которого многие не смогут обойтись. Его простодушная мать глотала слезы умиления: она верила предсказателям, даже тем, которым уж точно не стоило. 
Но в целом слова шарлатанки, а, повзрослев, Руди понял, что это именно так, оказались пророческими. Он действительно преуспел в своем деле и был нужен многим. И с законом, равно как и с его представителями, старался дружить. Это было сложновато с его-то деятельностью. Но в целом никто не мог бы обвинить старину Робба в неприглядных делах. 
Нет-нет, он всегда давал себе отчет, что и кому он продает. По крайней мере, ему хотелось бы в это верить. 
Поэтому, когда перед его прилавком показалась юная особа, стыдливо прячущая глаза в пол, то Робб, хоть и вежливо, но настойчиво дал понять, что здесь барышням не место. Если они не потомственные ведьмы, конечно. Но этой явно было рановато думать о столь серьезных зельях. В куклы, поди, вчера еще играла. 
- Доброго дня, мистер, - сказала она тихонько, сверкнув голубыми глазищами из-под серого капюшона. Голос ее был настолько тих и печален, что Робб внезапно проникся. 
- И тебе, милая леди, - откликнулся он, уперевшись локтями в прилавок и пристально изучая гостью. - Что привело тебя ко мне?
- Мне сказали, у вас тут есть все, - заявила девчонка, потупившись. 
- Может, и есть, - самодовольно ответил Робб, - смотря, что тебе нужно. 
- Ах, вот ты где, негодница! - в лавку ворвалась другая, ее ровесница. Более смуглая и наглая, с яркими темными глазами на лице цвета кофе с молоком.Ее темные волосы разметались по плечам: ни дать ни взять, разъярённая фурия.
- Простите мою сестру, мистер, - затараторила она, - вечно уходит из дома, не зная, куда, все пытается сварить зелье невидимости, чтобы улизнуть. - Она мне сводная сестра, - добавила она быстро, - мать не любит, когда ее нет. Я ее заберу. 
- Нет, не заберешь! - вскинулась первая гостья: от резких движений с ее головы слетел капюшон, и плечи будто утонули в жидком пламени. Рыжие локоны, непослушные и непокорные, рассыпались, приковывая внимание Робба. Никогда не был равнодушен к рыжим. 
Девчонки еще орали, препираясь, а Робб таял, наблюдая за ними: какие юные, сколько в них огня. Нет, ничего он им не продаст. Вся жизнь впереди - пусть идут подобру-поздорову.
Именно это он им и озвучил. 
Девчонки переглянулись, как-то слишком доброжелательно для скандалисток, и ретировались из лавки так быстро, что Робб и глазом моргнуть не успел. 
А еще ему почудилось, что что-то выпало из шкафа в кладовке и разбилось. Но это точно было чушью, в кладовке быть никого не могло. 
Определенно.
***
- Эта сволочь чуть мне руку не сломал! - Гермиона возмущалась, расхаживая по кухне Гарри, совершенно не заботясь, что ее друг, вырванный из объятий Морфея самым бесцеремонным образом, никак не горит желанием решать ее проблемы прямо здесь и сейчас. 
- Почему "он"? - на автомате спросил Гарри, с тоской думая, что поспать нормально опять не удастся. И три часа, которые он урвал, - счастье.
- Правильный вопрос! - тряхнула шевелюрой Гермиона, - правильный и своевременный! Потому что я видела его лицо! 
- Точно? - вяло спросил Главный Аврор, думая, призвать ли чашку с полки магией или все-таки встать и взять руками?.. 
- Точно-точно, - саркастически заметила она и остановилась у шкафчика с посудой,чтобы подать другу чашку. 
- И на что он похож? - Гарри подумал, что неплохо было бы плеснуть себе в лицо ледяной воды. 
- На человека, - фыркнула Гермиона, - ничего демонического. Сильно уставший человек. Белый. Лет пятидесяти. Глаза у него, знаешь, такие... цепкие, но тусклые. 
- Не знаю, - отрезал Гарри, потягиваясь, - не видел. Но верю. Ты уверена, что Рон в безопасности?
Гермиона окинула Гарри скептическим взглядом. Конечно, задавать такой вопрос человеку, долгое время возглавлявшему аналитический отдел Аврората, было глупо, но все можно списать на недосып. Сама виновата: ворвалась к нему в дом в четыре утра и начала вопить о том, что он срочно должен что-то делать. В четыре утра он должен только своей подушке. 
- Что он похитил-то? - Гарри сменил гнев на милость. Но не удержался и мстительно зевнул во весь рот. Курить хотелось невыносимо, но Гермиона не выносила запаха сигарет, а слушать нотации ранним утром - не самое приятное занятие. 
- Взрывной отвар, - сказала Гермиона, наконец-то усаживаясь на стул. Помельтеши она перед глазами еще немного, и Гарри засомневался бы в том, что не способен причинить вреда женщине.
- Что это может значить? - строго спросил он, не сомневаясь, что Гермиона уже разложила все по полочкам в своей умной голове. 
- Ему был нужен коготь дракона, - сказала она уже совершенно спокойным голосом. 
- Это достаточно редкий компонент,- задумчиво произнес Гарри, шаря рукой по карманам домашних брюк. Пачка сигарет была на месте, что успокаивало. 
- Да, взрывной отвар готовится на заказ, все лицензии на использования когтя у Рона есть, - виноватым голосом оповестила Гермиона. 
Гарри только покачал головой: Аврор, называется. У него под носом лучший друг, ну ладно , бывший лучший друг, играет с опасными веществами,  прикрывшись лицензией от министерства, которую Персиваль наверняка подмахнул, не глядя. Самое время посмотреть за спину: не сыплется ли песок. 
- Малфой, - выдал Гарри, поднимая голову. - Мне срочно нужен Малфой.
Гермиона вскочила с места и открыла было рот, чтобы произнести что-то безумно важное и столь же несусветно умное, как Гарри оборвал ее коротким:
- Одевайся. 
Несказанные слова так и повисли в воздухе, спорить с Гарри в том состоянии, когда он шел по следу, было бесполезно - это она знала лучше, чем кто-либо другой. 
***
- Это было потрясающе!
Скорпиус искренне рассмеялся, и Лили захохотала в ответ, зачарованная этим зрелищем: смеющийся Малфой точно не входил в число частых явлений в ее жизни. 
- Ты красиво смеешься, - сказала она тихо. Так тихо, что идущие впереди них Ал и Адель этого не услышали. 
- Я безупречен во всем! - Скорпиус хотел сказать это с привычным высокомерием, но не вышло: искренность Лили обескуражила его, застала врасплох и заставила смущенно улыбнуться.
Альбус внезапно остановился и оглянулся. Глаза его были серьезными.
- Список у нас, это круто, но что нам этой дает?...
- Зачем он вообще был вам нужен? - спросила Адель задумчиво. В отличие от искрящийся весельем Лили, Адель понимала, что они сделали что-то не совсем правильное. И было бы лучше парням признаться, к чему весь этот цирк. 
Альбус переглянулся со Скорпиусом, но тот неопределенно повел плечом.Не нужно было даже обладать магической связью, чтобы понять: Скорпиус не простит, если Альбус проболтается. Лучше держать рот на замке. 
- Забини, - колко сказал Скорпиус, - то, что вы с Поттер нам помогли, - бесценно, но не дает вам право вмешиваться в эти дела. Опасные, кстати, - добавил он самым непринужденным голосом. 
Альбус только вздохнул и прикрыл глаза ладонью. Зря Скорпиус это сказал, определенно зря. Альбус не понаслышке знал, что слово "опасно" для Лили синоним "интересно"....
***
На вызовы каминной сети Драко не отвечал. И Гарри даже как-то удивился. Не то, чтобы Малфой был обязан отвечать на его вызовы перед рассветом, но как-то раньше никогда не отказывал. Ведь, действительно, не отказывал и всегда отвечал в любое время дня и ночи. 
- Спит, - констатировала Гермиона минуту спустя, - спит твой Малфой.
- Не мой он вовсе, - проворчал Гарри, - он... никогда не мог проигнорировать мой вызов. Как и я его.
- Дети, - Гермиона понимающе кивнула. Действительно, удобно иметь подругу, которой не надо объяснять, что к чему. 
Естественно, когда дети дружат близко и попадают в различные передряги вне зависимости от времени суток, их отцам ничего не остается, кроме как отвечать на вызовы друг друга при любых обстоятельствах. 
- Пошли. - Гарри схватил горсть дымолетного порошка и решительно шагнул к камину.
- Куда? - Гермиона решила воспротивиться: появляться перед Малфоем в таком растрепанном виде, да еще и перед спящим Малфоем... 
- В Хогвартс, - Гарри даже не спрашивал у нее, готова ли она, хочет ли перемещаться... Видимо, счел, что раз она заявилась к нему в неурочный час, то уже и стесняться, в принципе, нечего. 
Сделав шаг в камин, они оказались в небольшой комнате, выдержанной в зеленых тонах. 
- Комната декана Слизерина, - прошептал Гарри, - веришь, нет - всегда мечтал тут очутиться, - и издал нервный смешок. 
- Гарри... - Гермиона охнула и схватила друга за руку, привлекая внимание.
Тот мгновенно переключился и выставил вперед палочку. Но опасности не было. Просто на полу валялись осколки от дымолетной урны. Сам порошок, рассыпанный по дорогому зеленому ковру, можно было бы и не увидеть. Однако, присмотревшись, Гарри увидел. Весь пол был усыпан этим порошком. А мелкие осколки урны наталкивали на мысль, что ее разбили, с размаху кинув об пол. Или она упала с большой высоты. Но зачем кому-то потребовалось кидать урну с высоты или разбивать ее... 
Драко в комнате не было.
***
Перед проходом в Хогвартс ребята в нерешительности остановились. Все,как один, посмотрели на Скорпиуса, так мастерски выпустившего их оттуда.
- Сейчас, Ал, - Скорпиус сосредоточенно вытянул вперед руку, призывая Альбуса сделать то же самое. 
Альбус послушно сделал и... не ощутил буквально ничего. Пусто. Впереди не просто магические нити, а словно бетонная стена выросла. Не пробить.
- Это еще что такое, - напряженным голосом прошептал Скорпиус, - тут... чужие следы, - он обеспокоенно оглянулся. - Сеть чужая! - в голосе слышалась паника.
Внезапно спокойствие пришло со стороны Альбуса.
- Не нервничай, - прошептал он, - успокойся. 
Альбус закрыл глаза, представляя свою уверенность потоком воды, которая выливается на друга. Скорпиус глубоко вздохнул и прикрыл глаза.
Сделать что-либо он не успел, кто-то грубым заклинанием оборвал их связь, блокируя все то, что позволяло им быть сильнее своих сверстников. 
- Ступефай! - хрипло выкрикнули из темноты, и красный луч сбил Альбуса с ног, откидывая прямо на защитную сеть Хогвартса. Вокруг упавшего Альбуса заискрило, он почувствовал, что не в силах шевельнуться, а сеть впивается в него тысячами маленьких, очень колючих иголочек. 
- Ступефай! - на этот раз это был Скорпиус, но стрелял он в темноту, не видя противника. 
- Протего! - мелькнула синяя вспышка - отбился кто-то из девочек.
- Инкарцеро, - равнодушно бросил голос, и Скорпиус свалился как подкошенный, окутанный веревками. 
- Скорпи! - взвизгнула Лили, кидаясь к нему, - Фините.... - она не успела договорить, как и ее спеленало заклятье. И она, и Адель оказались словно в коконе, прозрачном, но достаточно плотном, чтобы не было возможности выбраться. 
Альбус никогда еще не чувствовал себя настолько злым и настолько беспомощным. Он видел Скорпиуса, который, как и он сам, лежал на земле, они смотрели друг другу в глаза, но связи Альбус не чувствовал, как ни пытался. Только взгляд. Бешеный, злой, напуганный. 
Кто-то, все еще невидимый в темноте коридора, подошел совсем близко.
- Мобилокорпус, - тот же голос с хрипотцой. Скорпиус, обмотанный веревками, поднялся в воздух и исчез, будто его тут и не было. 
Альбус и не думал, что можно так истошно кричать. 
Внутри.



Лера Любченко

Отредактировано: 31.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться