Алчный Мертвец

Размер шрифта: - +

Алчный Мертвец

 — Нет, нет и еще раз нет, Джекас! Даже не проси! После того, как ты подговорил меня залезть в дом к барону, я тебе не доверяю! Ты же знал, что у него ловушек полно, а меня ни об одной не предупредил! Нет, я с тобой не пойду.

      — Да там банк! Ты только представь себе, что там можно найти! Эксат, прости, что не предупредил о ловушках… Но ты же опытный вор, поэтому сам все прекрасно заметил! 

      — Был вором! Теперь я завязал!

      — И что с тобой стало? Живешь в нищете и ютишься с тараканами! 

      — Зато в безопасности. — отрезал Эксат.

      — Да брось ты! Так и со скуки помереть можно! — Джекас продолжал гнуть свое. — Последний раз, и ты заживешь по-новому! Богатейший банк стоит без присмотра и охраны уже много лет. Наверняка в золотохранилище можно пробраться без труда!

      — Ты думаешь, что один такой умный? Знаешь, почему город, куда ты собираешься идти, называется мертвым? Потому что оттуда никто не возвращался. 

      — А значит, никто не вынес наши с тобой деньги!

      — Ты дурак или прикидываешься? 

      — А ты пессимист или трус? — не остался в долгу Джекас. — Слушай, я все продумал. Знаю, как туда дойти, как выйти и как не умереть по дороге. Мы озолотимся, если ты согласишься мне помочь! Ты — лучший в своем деле! А я — хороший стратег! Мы же сделали то, что хотели в доме борона! 

      — Ну да. Отделались лишь переломом твоей челюсти. Да и то, лишь потому, что я не сдержался…

      — Мы сейчас не об этом. Так ты согласен?

      — Согласен ли я рискнуть всем и иметь шанс получить ничего? Нет уж, дудки. 

      — Да что же ты такой твердолобый?! — он с досадой стукнул себя по бедру и поморщился от боли. — Давай так: если ты посчитаешь, что что-то угрожает твоему бесценному, — он постарался вылить в это слово как можно больше яда, — здоровью, то ты сможешь развернуться и уйти куда хочешь. Желательно нахрен. Идет?

      — Я подумаю. Завтра скажу. 

      — Так я завтра уже ухожу!

      — Во сколько?

      — Как солнце в зените будет.

      — Тогда зайди ко мне перед уходом. Если я решусь, то буду тебя ждать уже готовым к выходу.

      На этом они и разошлись. Джекас отправился покупать припасы на рынок, оставив Эксата в глубоких раздумьях… 

      На следующий день Джекас, как и говорил, подъехал на лошади к лачуге своего бывшего напарника. Старая крыша так и грозила рухнуть на голову бедного вора, которому не хватало денег, чтобы купить что-то лучше. Джек даже не решился постучать в дверь, поэтому просто позвал его по имени. 

      — Что ж, за ночь ты не поумнел. А я так надеялся…— вместо приветствия сказал Эксат. — Я вчера поспрашивал у своих хороших знакомых про этот городок… Говорят, что когда-то давно его захватил некромант и с тех пор там и живет, а город заполонили мертвяки. Правда, раньше там что-то происходило. То молния в солнечный день ударит, то земля в округе почернеет. А сейчас тихо. Давно уже тихо. Ты поэтому решил рискнуть? В надежде, что он сгинул?

      — Именно. Я тебе даже больше скажу. Я там уже был. Недалеко, правда, заходил, но видел, что там стало. Издалека кажется, что город стоит целый, просто безлюдный, но когда ты подходишь, то видишь, что многие дома обвалились, сгнили или сгорели. Ладно, сам все увидишь, если поедешь. Как видишь, я вернулся из проклятого места, и живой!

      — Да я уже все решил. Надоела мне эта дрянь, — он указал рукой на полусгнивший домик. — Представляешь, сегодня проснулся от того, что кусок деревяшки упал мне на ногу. Так что… Мне нечем даже рисковать. Но я все равно уйду, если посчитаю, что мне что-то угрожает!

      Джекас улыбнулся:

      — До чего же ты иногда упрям.

      Эксат лишь развел руками, а потом свистнул. Из-за угла дома вышла худенькая коричневая лошадка, с парой сумок у седла. 

      — Она тебя точно выдержит? — с сомнением сказал Джек.

      — Эта старушка еще не безнадежна. Зря ты ее со счетов списываешь. 

      — А, ну это радует. Как раз на полпути и станет безнадежна. Ладно, поехали? 
 

***



      Дорога до города, название которого давно забыто, заняла чуть больше двух дней. Вечером последнего дня пути два путника увидели очертания домов. 

      — Ну, вот и добрались, — сказал Джекас. — Кратчайший путь до банка будет чуть левее. Давай съедем с дороги.

      Он натянул поводья, притормаживая лошадь и разворачивая ее в нужном направлении. Так, легкой рысцой, они доехали до края владения некроманта. Это было видно по земле. Там, где начинались мертвые земли, вся трава засохла, а почва покрылась трещинами. 

      Привязав лошадей к дереву, двое приключенцев шагнули на проклятую землю. Как волна по воде, неведомая сила растеклась от того места, куда они наступили, преображая все на своем пути. Небо затянуло сизыми облаками, земля почернела, деревья сгнили за считанные секунды. Дома также не избежали изменений. Там, где только что стояло полноценное здание, сейчас валялась лишь груда обломков, за редким исключением. В центре города появилась башня из темного кирпича, вдвое выше любого другого строения. На ее верхушке стоял молочно-белый кристалл, пульсирующим мягким голубым сиянием. 

      — Что б тебя, Джекас! Куда ты меня опять завел? — ошарашено спросил Эксат.

      — Я тебе говорил, что он выглядит по-другому, так что не придирайся. Нам надо пройти два перекрестка, потом свернуть налево. Смотри, видишь в каком состоянии дома? Банк от них ничем не отличается, так что денежки наши!

      — Не нравится мне это… Ты не радуйся раньше времени. 

      — Да тебе вечно все не нравится. Вот положишь золотую монетку в карман и сразу подобреешь. Поверь мне на слово, — Джек не на шутку развеселился. — Пойдем скорее!

      И, не обращая внимания на настороженность своего спутника, Джекас уверенно пошел навстречу богатству. 

      Мертвый город встретил их гнетущей тишиной. Ни криков птиц, ни шума ветра. Невольно поддавшись влиянию мрачного окружения, два вора старались идти как можно тише. 

      — Ты уверен, что мы правильно идем? — шепотом спросил Эксат у своего напарника. Он обычно сам знал куда идти, но не в этот раз. 

      — Положись на меня, — так же шепотом ответил Джекас. — Я выучил карту города как свои пять… Тихо!

      Они замерли и прислушались. Из-за поворота послышались тихий хрип и шарканье. Что бы это ни было, оно явно не газеты разносит. В надежде, что их не заметят, приключенцы перебрались через обвалившуюся стену и вжались в углы. Эксат выбрал более удачное место и мог видеть, как из-за поворота вышел труп, ковыляя на обрубленной ноге. Его внутренности давно вывалились из живота и стерлись о дорогу, но его это нисколько не смущало. Труп пошел дальше по дороге, не заметив притаившихся людей. 

      Решив, что возвращаться на прошлую дорогу лучше не стоит, они через окно, вылезли на параллельную улицу. 

      — Ну и дрянь тут обитает… Будь я на месте некроманта — давно бы с ума сошел. Опять завел ты меня, Джекас, опять завел…

      — Так он и сошел. Стал бы он некромантией заниматься, если бы психом не был? 

      Эксат решил не отвечать. 

      Они уже несколько минут шли по этой улице, но поворотов никаких не было. Джекас все равно уверенно шел вперед, но стал чуть чаще оглядываться. Эксату хорошо был знаком этот жест.

      — Скажи честно, мы заблудились?

      — Что? Нет-нет, ни в коем случае. Я же говорю, я знаю этот город как свои пять пальцев.

      — Ты говорил, что знаешь карту. А вдруг какой-нибудь проход завалило, и мы его прошли?

      — Вот любишь же ты нагнетать обстановку, — он еще раз обернулся. — Быстро! В сторону!

      Не медля ни секунды, Эксат одним прышком оказался около стены и оглянулся. К ним бежала толпа трупов. Штук шесть, не меньше. Причем, даже на своих сломанных ногах они довольно резво сокращали дистанцию. Это зрелище моментально развеяло надежды Эксата на легкий побег. Ругнувшись, он ухватился за край стены и перелез через нее. Его примеру последовал и его напарник. 

      —Ну что, человек, который знает все, куда нам теперь? — зло спросил Эксат.

      — Подальше от этой падали. 

      — Отлично! Она тут везде! Хотя я знаю одно место, где она нас не достанет.

      — Дай-ка догадаюсь: за пределами города?

      — Что, задницу прижало, сразу поумнел? Да, за приделами этого проклятого места!

      За стеной послышались разочарованные хрипы. Видимо, эти остолопы только сейчас поняли, что свежее мясо оказалось проворнее их. Так и не решив, как им быть в этой ситуации, воры разошлись в разные стороны, чтобы ненароком друг друга не придушить. Эксат отошел в сторону мертвецов, Джекас — к окну. Непрекращающиеся хрипы действовали на нервы, и Эксат не выдержал первый. Взяв камень потяжелее, он залез на стену и с криком «Жрите траву, не видать вам мяса!» метнул его в толпу. Камень снес половину черепушки одному трупу, но он это неудобство просто не заметил. 

      — Отвел душу? Теперь пошли.

      — Да куда идти-то?! Признай же ты уже, наконец, что не знаешь, где мы!

      — Да? Посмотри сюда.

      Он указал на неплохо сохранившееся здание, у которого обвалилась только одна стена и часть потолка. Над уцелевшим входом выцветшими буквами было написано «Банк». 

      — Это совпадение, — буркнул Эксат. 

      — Какая разница, что это? Главное, что мы дошли! Пойдем, я уже чувствую, как золотишко тяготит мне карман!

      Оставив бестолковые трупы за стеной, два вора в предвкушении наживы бежали к банку, как мотыльки на огонь, не замечая, что творится кругом. Поэтому парочка трупов осталась незамеченной…

      — Вскрывай замок, скорее! Скорее! — Джекас подпрыгивал от нетерпения около двери в золотохранилище.

      — Да подожди ты! Только отвлекаешь! Механизм старый, пружин не чувствую!

      — Старый, говоришь? Ну-ка, отойди.

      Эксат еле успел отпрыгнуть, как громадный камень врезался в дверь, вышибая ее вместе с замком.

      — А ты не верил! А ты говорил, зря идем! Я богат! — Джекас смеялся как полоумный, сгребая в охапку пыльные купюры и монеты. 

      Эксат смотрел на это зрелище с большим отвращением, чем смотрел на трупа. Да, он беден, но он сохранил рассудок, поэтому сейчас был богаче, чем его напарник, валяющийся в деньгах, которые он считал по праву своими. Теперь Эксату деньги казались отвратительными, но он понимал, что если он выберется отсюда живым, то сильно пожалеет, если ничего не возьмет. В отличие Джекаса, который набивал карманы всем, чем попадется, он выбрал несколько самых крупных купюр и на этом остановился. 

      — Эй, Джек, ты в порядке? Может, пойдем отсюда, а то мы уже нашумели…

      — В порядке ли я? Да я счастлив как никогда! Смотри, сколько денег! И все это мое…— он неожиданно замер и посмотрел на Эксата. — Все это мое, понял? Все! А ты украл мои деньги, я видел! А ну, отдай! 

      — Джек, дружище, ты все равно все не унесешь! Бери сколько сможешь и пошли! 

      — Отдай мои деньги!

      — Я просто помогу их донести до лошади!

      Джекас замер. 

      — Да, ты прав. До лошади. Бери! Бери, сколько сможешь унести! Мы потом еще вернемся…

      Эксат не стал спорить, все равно это бесполезно. Вместо этого он стал делать вид, что активно набирает деньги. 

      — Джек, все, у тебя уже все вываливается. Пошли к лошади!

      — У тебя еще осталось место? — его зрачки постоянно дергались, а дыхание было неровным. 

      — Нет, больше не влезает, — не моргнув глазом, соврал Экс.

      — Хорошо. Вернее, плохо. Могли бы больше унести. 

      Но, тем не менее, Джекас наконец вышел из банка, а Эксат, облегченно вздохнув, бросил ту охапку денег, которую он держал в руках, и вышел за спятившим вором. 

      Сначала на улице было спокойно, но когда друзья отошли от банка на значительное расстояние, произошло нечто. По городу гулким эхом прокатился призыв:

      — Доставьте мне новых душ!

      Повинуясь скрипящему голосу, сотни трупов стали выходить из переулков, подвалов, обрушенных зданий и всяких других мест. 

      — Джек, помнишь, я говорил, что если мне будет угрожать опасность, то я уйду? Ну так вот, каждый сам за себя, и мой тебе совет… Шевели лапами, увалень!!! 

      С этими словами Эксат бросился бежать. Он успел прорваться через кольцо мертвецов прежде, чем оно замкнулось, но впереди были еще прислужники некроманта. На бегу схватив камень, чтобы было, чем обороняться на крайний случай, бывалый вор перемахнул через стену и выпрыгнул в окно. Такого поворота трупы не ожидали, поэтому на время улица оказалась свободной. Вот только это время слишком быстро кончилось, и дорогу беглецу перегородили шестеро мертвецов. Кинув камень в крайнего из них, Эксат перепрыгнул через упавшую преграду и бросился бежать дальше. Силы уже подходили к концу, но он уже видел конец проклятых земель. 

      Неожиданно из-за поворота выпрыгнул, в прямом смысле этого слова, очередной мертвец! Но этот оказался тот еще живчик. Тело находилось на ранней стадии разложения, поэтому от него убежать не получилось — труп успел схватить его за руку и вцепиться мертвой хваткой. Удар ногой в грудь не пошатнул решимость мертвеца задержать вора до прихода подкрепления, но у Эксата были другие планы. Нырнув за спину трупу, он вывихнул ему руку и резко крутанулся на месте, надеясь, что теперь он отпустит. С противным чавканьем рука мертвеца оторвалась на сгибе локтя и безвольно повисла на руке Эксата. Подумав, что рука не сильно помешает ему сбежать, вор снова бросился на утек, не давая ошеломленному мертвецу прийти в себя. 

      От долгого бега стук собственного сердца, как бешеный барабан, выдавал нереальный ритм. В глазах потемнело. Он не видел ничего, кроме грани между проклятой землей и жизнью… Та рука, на которой болтался обрывок трупа, онемела и мешала бежать. Вот! Каких-то два шага до травы и… Мир снова заиграл привычными красками, но Эксат закрыл глаза и попытался успокоить сердце, возвращая его в обычный ритм жизни.

      Его никто не трогал, никто не мешал ему отдыхать.

      Когда же беглец смог встать, первое, что он попробовал сделать, это отцепить руку. Проклятая мертвечина держала свою добычу стальной хваткой, и единственное, что у Эксата получилось сделать, это перевернуть ее так, что бы она не зажимала сосуды. Доковыляв до лошадей, которые мирно паслись там, где их оставили, вор нашел в припасах своего, уже, скорее всего, мертвого, напарника бурдюк с водой и жадно к нему приложился. 

      Оседлав лошадь Джекаса и скинув все припасы на свою старушку, Эксат поехал домой. Он продаст лошадей, лачужку, и на все те деньги, что у него будут, купит новый хороший дом. А эту треклятую руку он выставит напоказ, как доказательство его подвига и глупости его товарища…



Anatar Lifer

Отредактировано: 12.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться