Алексис Бронте: Тайны королевского рода

Глава 10. Принцесса

Проснулась я от теплого прикосновения солнца к моему лицу, но глаза так и не осмелилась открыть, боясь вновь увидеть множество призраков, а хуже всего услышать их нескончаемый, пронизывающий до костей, крик.

— Она проснулась, — мягко проговорил ребячий голос, схожий с легким дуновением ветра.

— Наконец-то, — звонко сказал Лиам, отчего пришлось все же открыть глаза.

Как жаль, но вчерашняя ночь с жуткими воспоминаниями не оказалось для меня всего лишь ночным кошмаром. Я вновь очутилась в уютной гостиной около уже потушенного камина и висевших со всех сторон картин, доказывающих, что ангелы — небесные создания, испокон веков помогающие людям.

— Выпей это, — заботливо произнес парень, садясь возле меня на диван. — Не надо на меня так смотреть, я не пытаюсь тебя отравить, я хочу тебе помочь.

Я недоверчиво уставилась на кружку с ароматным на вид зеленым чаем, в котором, по всей видимости, плавали кусочки малины.

«С чего такая забота? Вчера он не мог мне даже улыбнуться по-человечески, только и делал, что пилил злобным взглядом», — подумала я, но, несмотря на все подозрения, все же взяла чашку, украшенную непонятными для меня символы и знаками.

— Спасибо, — искренне поблагодарила я, выпив весь отвар, после которого голова мгновенно перестала болеть.

Я хотела спросить, что за чудо зелье он мне дал, но маленькая рыжая головка, выглядывающая из-за спины ангела, привлекла мое внимание куда больше, чем все остальное.

— Принцесса, — с искренней улыбкой проговорила девочка, подойдя ко мне ближе, так, чтобы я смогла ее разглядеть.

Милые веснушки, рассыпанные на миниатюрном лице рыжеволосой девочки, приподнимали мое настроение, возвращая радостные воспоминания детства, когда у меня самой были точно такие же отметины.

— Привет, — я улыбнулась малышке, радуясь, что не одна нахожусь со странным парнем в комнате. — Как тебя зовут?

— Сюзэн, — тихо-тихо проговорила девочка, смущенно опустив глаза вниз и нервно сжимая в руке подол синего клетчатого сарафана, — ваше королевское высочество.

— Ой, — я не ожидала, что она так заговорит со мной, поэтому поспешно протараторила, — прошу, зови меня Алексис.

— Хорошо, — малышка радостно подняла безобидные карие глаза, неуверенно спрашивая у меня: — А ты, правда, живешь в замке?

— Сюзэн, — предупредительно начал Лиам, отчего девочка, извинившись, побежала к себе в комнату, не забыв попрощаться со мной, напоследок, слава Богу, просто сказав: «Еще увидимся, Алексис».

— Такая хорошая, — произнесла я, провожая ее взглядом.

— Ее сюда совсем недавно перевели, — уже спокойно произнес Лиам. — Сюзэн много чего еще не знает, впрочем, как и ты.

— В смысле перевели? — не поняла я.

— В возврате пяти-шести лет Бог спускает определенное количество ангелов на землю, чтобы те, найдя подходящее для себя тело, жили веками, охраняя людей в определенном городе, — скучающим голосом пояснил Лиам. — Мы не рождаемся, мы создаемся.

— Грэхем разве не ваш отец?

— Он наш, так сказать, опекун, который в ответе за нас, — продолжил парень, без всякой колкости смотря мне в глаза.

— А где Марк? — поинтересовалась я, не замечая ни малейшего намека на то, что он тут. Неужели оставил меня в этом сумасшедшем доме на пожирание призраков?

— Охраняет лес, — ответил юноша, после чего его глаза приняли привычный злобный взгляд, схожий с ледяным айсбергом, о который столкнулся Титаник.

— А Грэхем? — продолжила спрашивать я, уже более осторожно подбирая слова, дабы не стать тем самым потонувшим кораблем.

— Спит, — коротко ответил ангел, вставая.

— В такую рань? — удивилась я, поднимаясь следом с оливкового мягкого дивана.

— Он вампир, — вновь напомнил Лиам. — Утро для него так же противно, как и ты для меня.

Не выдержав, я спросила:

 — Ангелы все такие или это только ты такой «добрый»?

Парень даже не повернулся, лишь самовлюбленно ответил:

— Я редчайший вид ангелов.

— Оно видно, — пробубнила я тихо, скрестив руки на груди.

На самом деле, я сказала это так тихо, что сама еле расслышала, но у ангелов, видимо, отменный слух, так как Лиам, мигом преодолев дистанцию между нами, стал душить взглядом, что я даже попятилась от испуга.

— Сейчас, — начал он суровым голосом, — я проведу тебя домой, как и обещал Марку. А ты будешь молчать всю дорогу, чтобы я ненароком не убил тебя раньше демонов. Ты хорошо меня поняла?

Мне хотелось бежать сломя голову от этого сумасшедшего, но его пристальный взгляд приковал меня к месту, не давая возможности даже моргнуть.

–Не стоит тратить на меня время, — на удивление спокойно сказала я, отчего Лиам взбесился еще больше, — Я в состоянии сама найти дорогу домой.

— Я бы с радостью пустил тебя на пожирание волкам, но думаю, что это не лучший способ избавиться от тебя, к тому же ты принцесса, а проблемы с архангелами мне не нужны.

— С кем?

— Архангелами, — почему-то шепотом произнес он, — они старшие ангелы, управляющие нами в момент отсутствия королевской семьи.

Я не знала, что говорить дальше, просто в упор глядела на парня в удивлении от его буйного характера и с восхищением от прекрасной внешности. Бог был жесток — одним наделил, другое отнял.

— Нам пора, — сухо напомнил он, ведя меня за руку по коридору, словно маленькую непослушную девочку.

Ангел выпустил мою руку, только чтобы надеть плащ, который мигом скрыл сексуальное телосложение и мощные сияющие крылья.

— Хватит на меня смотреть, — звонко произнес Лиам, — одевайся.

Я осмотрела себя, замечая, что красной мантии, которую я вчера не снимала, не было, впрочем, как и серой фуфайки. Они висели на вешалке в коридоре вместе с остальными плащами и куртками.

Быстро надевая нужные вещи под суровым взглядом серо-голубых глаз, я остановилась на заклепки плаща, которая как назло не хотела смыкаться. Из-за этого Лиам еще больше начал на меня злиться, не забыв добавить комментарий о моей мнительности.

— Сколько можно? — недовольно спросил он.

— Застегнуть не получается, — виновато пробубнила я.

Парень, не выдержав, подошел ко мне и, мигом застегнув плащ, оставил помимо злобного взгляда приятный аромат одеколона.

— Никогда бы не подумал, что столь простое дело окажется для тебя столь тяжелым, — вновь подал голос ангел, закидывая глубокий капюшон на голову.

Мы вышли из дома, который снаружи так и остался мрачным и одиноким, и направились в самую дремучую часть леса вовсе не той дорогой, которой меня вел сюда Марк.

— Боюсь, ты идешь не туда, — все же произнесла я, опасаясь реакции ангела.

— Я сокращаю путь, — сухо ответил он.

По его сердитому голосу я поняла, что лучше с ним вообще не разговаривать, а то действительно убьет, и при этом не будет даже сожалеть о содеянном поступке.

Так мы шли около десяти минут, перешли границу через реку, что меня крайне поразило, я-то думала ему тоже запрещено ее переходить, как и Марку. Время от времени я поглядывала на ангела, удивляясь, почему он такой непредсказуемый и, мягко говоря, не с ангельским характером.

— Надо же, ты молчишь, — произнес он весело.

— Просто задумалась, — спокойно ответила я.

— О чем?

Казалось, он действительно был в этом заинтересован, вот только мне все же пришлось солгать, дабы он не узнал, что на самом деле я думаю о нем, гадая, почему он не такой добрый, как остальные ангелы, взять, к примеру, из Библии ну или того же Марка.

— О призраках, — ответила я, после чего Лиам уставился на меня, как на ожившего Тутанхамона.

— Значит, вот кого ты вчера видела, — как-то обеспокоенно произнес юноша.

— Да, — от этой мысли я скривилась, — они все что-то мне говорили и предупреждали быть осторожнее.

— Раньше ты их видела?

— Только девушку в ночь Хэллоуина, — тут же вспомнила я, — но она молчала.

— Странно, — гнев парня тут же улетучился. — Они не говорили о твоем будущем?

— Возможно, — предположила я, пожав плечами. — Их было так много, и все что-то кричали. Моя голова просто раскалывалась, и я не смогла разобрать ничего, кроме моего имени и пары фраз.

— Ты должна научиться их контролировать, — спокойно, но уверенно произнес ангел, зашагав дальше.

— Но как?

— Не знаю. Мне лишь известно, что Керри Бронте обладала даром видеть призраков. Ходит легенда, что она могла их воскрешать, поэтому духи ее преследовали по пятам, — по голосу можно было понять, что Лиам в это не верил.

— Керри сказала, что у меня такой же дар, как и у нее, — вспомнила я.

— Значит, все сходится.

— Что именно? — не понимала я. — О чем ты?

— О пророчестве, — неуверенно заговорил парень, явно не желая делиться со мной этой информацией, но я и не думала сдавать.

— Что говорится в пророчестве обо мне?

— Подобна первой будет та, в чьих жилах прячется звезда, — восхищенно промолвил ангел. — Все души умерших людей поют ей «Мертвый марш» гостей.

— Что? — переспросила я испугано. — Прячется звезда? Мертвый марш?

— Люцифер олицетворяет образ утренней звезды, — остановившись, Лиам повернулся, обеспокоенно глядя на меня, — а «Мертвый марш» — песня, которую мы поем на похоронах.

— А почему марш гостей?

— Души — как гости, надолго не задерживаются, хотя бывают разные случаи.

— Не значит ли это, что я умру? — не на шутку испугалась я.

— Все мы когда-то умрем, — парень пожал плечами. — Но мне кажется, что в пророчестве сказано о твоем даре — видеть и слышать призраков. А умеешь ли ты их оживлять, как делала это Керри Бронте, нужно выяснить.

— Каким образом?

— Грэхем тебе все расскажет, — ответил Лиам дав понять, что разговор на эту тему закончен.

Я, не возражая, вновь погрузилась в свои мысли, размышляя о пророчестве и о ведьме, про которую говорил вампир. Где ее искать, я не знала, впрочем, как и то, как виденье призраков поможет мне в будущем. Все казалось столь необычным и нереальным, что я до сих пор не могла поверить в то, что Бетти Крей — ведьма, а я отношусь к величайшему роду ангелов, чьи имена известны всему волшебному миру.

Пройдя около пяти минут в молчании, ковыляя за Лиамом, как утенок за уткой, я невольно начала замечать вокруг себя помимо прохладного осеннего ветерка еле заметные серые пятна, разглядеть которые мне никак не удавалось. Они-то появлялись, то исчезали, но так быстро и бесшумно, что я и вовсе приняла себя за сумасшедшую, которой вечно что-то мерещится.

И вот дивный образ остановился неподалеку от нас, на вершине небольшого холма, глядя на меня своими бездонными черными глазами, уже знакомыми мне ранее. Я застыла на месте, и Лиам, на удивление, тут же это понял. Разворачиваясь, юноша недовольно напомнил, что пора спешить, но видя, как я испуганно гляжу вдаль, встревожено произнес:

— С тобой все хорошо?

— Волк, — лишь сказала я.

Ангел среагировал мгновенно — вытянул меч перед собой и подошел ближе к серой твари, приказав мне держаться позади. Впрочем, можно было и не говорить мне этого, я все равно стояла, как вкопанная, прекрасно помня волка, которого видела в день смерти родителей.

— Лиам, не надо, — попросила я, пытаясь убрать оружие, не понимая, откуда оно вообще появилось.

Волк зарычал на Лиама, но повернувшись ко мне, вновь опустил голову вниз, как и в прошлый раз. Ангел этому удивился не меньше моего, но оружие убирать не спешил.

— Он нас не тронет, — неуверенно произнесла я, неотрывно глядя на волка.

— Он оборотень, — противно промолвил парень, напрягаясь всем телом, — или демон во плоти волка.

Животное зарычало и, присев на траву, стало превращаться в человека, оставляя еле заметную серую пыль.

— Рафаэль Уэйнрайт к вашим услугам, — темноволосый юноша с улыбкой поклонился мне, — принцесса.

— Ты оборотень, — сказала я, больше утверждая, чем спрашивая.

— Само собой, — добавил Лиам. — К тому же, вожак стаи.

— Нет смысла нас ненавидеть, — произнес спокойно Рафаэль, спускаясь по холму вниз, — мы ничего плохого не сделали для ангелов, впрочем, и для людей.

Молодой юноша, возраст которого мне никак не удавалось определить, время от времени бросал в мою сторону любопытный взгляд, периодически задерживаясь на моих глазах, будто в них отражалось его будущее. Я и сама рассматривала Рафаэля с интересом, замечая, что его телосложение имеет мужественный вид, чем-то напоминающее ангела, но его глаза не были яркими, как на всех картинах в доме Грэхема, в зрачках юноши преобладал завораживающий и одновременно пугающий черный пепельный цвет.

— Вы осквернили свою кровь, — сквозь зубы прошипел парень, показывая всем видом свое отношение к оборотням.

Парень, мимолетно прикоснувшись к своей легкой щетине, равнодушно облокотившись о высокую березу, произнес:

— Да-да, я помню, что ангелы с огромной ценностью относятся к своему происхождению и недолюбливают тех, кто смешал свою кровь с демонической.

— Чем же оборотни плохи? — поинтересовалась я, не видя в Рафаэле угрозы.

— Они дети Лилит — первой жены Адама, которую изгнали из Рая, — тут же ответил ангел, возмущаясь тем, что я не знаю столь элементарную вещь.

— Но Адама и Еву тоже изгнали, — напомнила я.

— Лилит стала демоном, а Адам и Ева — людьми, — спокойно произнес Рафаэль, — но мы же не виноваты в этом. К тому же, вампиры — единственные существа, с которыми мы ведем войну.

— А с демонами вы дружите? — неуверенно поинтересовалась я.

— Оборотни не настолько сильны, чтобы воевать с ними, — самодовольно сообщил Лиам, — но и не настолько демоничны, чтобы быть с ними в союзе.

— И слава Богу, — тут же добавил оборотень.

— А война с вампирами из-за чего происходит? — поинтересовалась я, действительно увлекаясь происходящим разговором.

— Во время Римской империи вампиры решили истребить всех оборотней ради собственной безопасности, так как всем известно, что укус оборотня смертелен для кровососов, — начал Рафаэль, подходя ближе.

— Нам нет времени это обсуждать, — раздраженно напомнил Лиам, потащив меня за руку дальше.

— Ваше высочество, я слышал, что вы выбрали специализацию — история, — подал голос оборотень, сравнявшись с быстрым шагом ангела. — На уроках вам все расскажут, стоит только попросить.

— Спасибо, я обязательно этим воспользуюсь, — с благодарной улыбкой произнесла я, немного удивляясь, откуда ему известно, что я учусь в университете, а тем более на кого.

— Не смею вас задерживать, — навеселе промолвил юноша. — Надеюсь, мы еще увидимся, принцесса.

— Время покажет, — лишь ответила я, не зная, как у оборотней принято прощаться.

После этого Рафаэль исчез в одно мгновение, перевоплощаясь в оборотня. Издали был слышен вой его стаи, но я не могла даже лишний раз обернуться, так как чуть ли не бегом догоняла неугомонного Лиама, которому явно доставляло удовольствие наблюдать за этим.

— У ангелов такая привычка — лететь быстрее ветра? — спросила я раздраженно, споткнувшись в очередной раз о кору дерева и упав на траву с грязью, больно расцарапав ладони. — Остановись хоть на минуту!

Лиам на удивление спокойно выполнил просьбу, присев ко мне, и, рассмотрев мои ладони, так словно они были сделаны из золота, произнес:

— Ничего страшного, — его голос был столь нежен, что я и вовсе решила, что это настоящий ангел, а не высокомерный Лиам. — Сейчас все пройдет.

Юноша заботливо прикоснулся к моей ладони, нашептывая одними губами непонятные слова. Вокруг наших рук засверкали серебряные искры, сияющие также ярко, как и утреннее солнце в жаркие летние дни. Небольшие порезы и прочие недочеты, оставленные после падения, мигом начали заживать, как по волшебству делая кожу рук гладкой и шелковистой.

— Ух ты, — я восхищенно уставилась на ладони, не веря своим глазам. — Как ты это сделал?

— Одно из преимуществ быть ангелом, — с улыбкой ответил юноша, неотрывно глядя своими прекрасными серо-голубыми глазами на меня, заставляя сердце екнуть, а щекам покраснеть от смущения.

— А что еще умеют ангелы? — спросила я, чтобы хоть как-то прервать неуклюжую паузу.

— Абсолютно все умеют исцелять как свое тело, так и чужое, — начал он, помогая подняться на ноги. — Но у каждого из нас есть своя особенность. Вот, например, Брайан, мой младший брат, умело владеет огнем, Грэхем до перевоплощения в вампира управлял водой, а Марк знает недоступный для других язык животных.

— Значит, он их понимает, а они понимают его?

— Верно, — кивнул тот.

— А какой у тебя дар? — любопытно поинтересовалась я.

— Этого я тебе не скажу, — спокойно заявил Лиам, зашагав дальше, но уже не так быстро.

— Почему? — разочарованно спросила я, ковыляя рядом.

— Про него я никому не рассказываю, так отчего тебе должен?

Сначала я подумала, что у него, возможно, никакого дара и в помине нет, но почему-то эту мысль тут же выкинула из головы, посчитав, что Лиам точно должен иметь особенный дар. Возможно, такое впечатление о нем сложилось из-за его бесстрашного мужественного вида.
В скучной тишине мы направилась домой, время от времени я спрашивала у Лиама интересующие меня вопросы. Бывало, он мне отвечал, а бывало, молчал, как истукан, всю дорогу, пока не пришло время прощаться.

— Еще увидимся, принцесса, — проговорил он, легонько кивнув мне.

— Как скоро это произойдет? — спросила я, поспешно, добавляя: — Мне нужна помощь Грэхема.

Ангел пожал плечами и спустя пару секунд произнес:

— Все зависит от того, как скоро Люси разрешит тебе покидать самостоятельно дом.

На этих словах он исчез, будто растворился в воздухе, оставив меня в недоумении.

Стоило мне войти в прихожую, как тетя, недовольно скрестив руки на груди, грозно проговорила:

— Ты ничего не хочешь мне сказать?

— Прости, — виновато произнесла я, понимая, что хотел сказать своими словами ангел. — Я могу все объяснить.

— Уж попытайся, — с той же недовольной интонацией проговорила Люсинда, нахмурив брови.

Мы переместились в гостиную, после чего мне пришлось рассказать все, что происходило в доме Грэхема. Рассказать все до мельчайших подробностей, дабы тетушка поняла и простила меня за то, что я так поступила, ушла из дома, ничего ей не сказав.

— Неужели нельзя было меня предупредить? — спросила она, идя на кухню готовить еду.

— Ты бы тогда меня не отпустила.

— Может быть, — согласилась она. — Но у меня на то есть причины.

— Люси, я понимаю, но ты сама знаешь, что рано или поздно это бы произошло, — начала я как можно спокойнее. — Я хочу знать, кто я, почему вижу призраков и как вообще понимать пророчество, про которое говорил Лиам.

— А чтобы получить ответы нужно найти ведьму, — закончила печально тетя, тяжело вздохнув. — Твоя мама всегда хотела, чтобы ты жила обычной жизнью, но Ульям считал, что твое место среди подобных себе ангелов.

— Я бы хотела жить как прежде, — призналась я, — но прошлое не вернуть. Нравится тебе или нет, но в лес я ходить буду каждый день, пока не пойму, кто я и что от меня требуется. Как оказалось, я принцесса, но я понятия не имею, что должна делать.

— Так и быть, ходи к ангелам, но жить все равно ты будешь здесь и университет ты не бросишь, — сдалась женщина, поставив тарелку с едой передо мной.

— Насчет университета, — продолжила я запихиваю жареный бекон в рот. — Неужели там учатся все волшебные создания?

— Нет, — тут же заверила тетя. — Насколько мне известно, там обучаются ангелы, ведьмы, маги, феи, эльфы и оборотни.

— А вампиры?

— Если мне не изменяет память, у них с оборотнями война, — пояснила тетя, мелкими глотками опустошив бокал с апельсиновым соком.

— Рафаэль говорил, что она началась во время Римской империи, — тут же вспомнила я.

— Вполне может быть, — сказала Люси, пожимая плечами, — спроси свою учительницу по истории, уверена, она тебе все расскажет.

Оставшееся время мы провели в молчании, поедая приготовленное Люси лакомство, пока я не решила вновь усыпать тетю вопросами.

— А лепреконы существуют? — поинтересовалась я.

— Само собой, — тут же ответила она. — В Дюрбуи их довольно много. А еще здесь водятся гномы, пикси и пегасы.

— Пегасы? — шокировано и в то же время восхищенно выкрикнула я. — А единороги?

— Этого я не знаю. Я лишь рассказываю тебе то, что когда-то мне говорила Мия.

Стоило вспомнить про маму, как мое настроение тут же пошло на убыль. Я так скучала по своим родителям, что слезы еле удавалось скрыть. Мне хотелось, чтобы они мне рассказали про весь этот дивный мир, в котором я очутилась. Я хотела, чтобы они были рядом, сказали, что мне нужно делать, где искать ведьму и что требуется от принцессы. Я же совершенно ничегошеньки не знала. Но если найти ту самую колдунью, я смогу вернуть себе память, и тогда все станет на свои места. По крайней мере, я надеюсь.

— Сегодня ночью я вновь пойду в лес, — уверенно заявила я.

— Ладно, — кивнула тетя, — только прошу тебя, будь осторожна, как-никак, Грэхем вампир. Ума не приложу, почему ангелы, которые противятся любому нечистокровному существу, живут в одном доме с вампиром. В любой момент он может потерять над собой контроль и обратить их в себе подобных. Разве я не права?

— Не знаю, Люси, — я неуверенно закусила нижнюю губу, как делала всякий раз, когда мешкалась с ответом. — Лиам говорил, что Шон Грэхем для них как опекун и в ответе за них.

— Но он же обращен, — напомнила она. — Разве он не изгнан из рядов святых?

— По всей видимости, изгнан, но так как он не имеет никакого зла на ангелов и помогает своим «детям», как делал это прежде, ему позволено жить с ними в одном доме, — объяснила я, вспомнив, что на этот счет говорил Марк.

— Почему его зовут Грэхем, а не Шон?

— Шон — новое имя, которое ему дали при обращении в вампира, как делают это с остальными, а Грэхем — так его звали, когда он был ангелом.

— Не повезло ему, — сочувственно произнесла Люси, складывая все грязные тарелки в посудомоечную машину.

— Во всем есть свои плюсы.

— Где же плюс в том, что он с ангела превратился в вампира?

— У него теперь есть жена, — тут же выпалила я. — Насколько мне известно, ангелам строго-настрого запрещено иметь связь с женщинами, если, конечно, они хотят быть ангелами, а не демонами или еще хуже, запертыми в темницы Дьявола.

— Откуда ты понахваталась этих страшилок? — изумилась тетя, сводя брови к переносице.

— От умиротворенных ангелов, — пояснила я, поспешно добавив, — а точнее от Лиама.

— Этот ангел странный тип, — заметила Люси. — Мия говорила, что все ангелы очень добры к людям и ценят их как зеницу ока, ведь мы, как и они, божьи создания. Больше всего о нас заботятся ангелы-хранители, охраняя нашу душу даже после смерти.

— Даже когда идет переселение душ, они остаются с нами?

— Да.

— Но Джек не сразу стал моим ангелом-хранителем, — напомнила я, вновь заходя в тупик.

— Может, это твоя первая жизнь? — предположила женщина, беря со стола книжку Теодора Драйзера «Сестра Керри».

«Керри, — проговорила я про себя. — Керри Бронте».

Перед глазами вновь предстал ее миловидный образ и восхитительно изумрудного цвета глаза. Я будто вновь вернулась на чердак к времени появления призраков. От такого воспоминания меня бросило в дрожь, но я тут же попыталась прогнать панику.

— Все утверждают, что я ангел, но у ангелов нет ангелов-хранителей, ведь так? — продолжала я. — Да и к тому же, по словам Лиама, женщин-ангелов не бывает. Остается вопрос: кто я?

— Не слушай ты его, — тут же заговорила тетушка, удобно примостившись на диване. — Ты же сама говорила, что Керри Бронте была единственной женщиной в ряду ангелов, а значит, ты такая же, как и она, и твой дар тому подтверждение.

— Все так запутанно, — тихонько проговорила я, усаживаясь рядом на диван, устало потирая глаза. — С каждым разом я начинаю понимать все меньше и меньше.

— Может, тебе стоит отдохнуть? — предложила она, заботливо прикоснувшись к моей руке. — Если ты намерена вновь идти к ним, ты должна как следует выспаться.

— Пожалуй, ты права, — согласилась я, медленно направляясь в свою комнату.

Напоследок я повернула голову к Люси, на носу которой удобно примостились очки. Тетушка с огромным интересом перечитывала свою любимую книгу, время от времени покусывая нижнюю губу. Что ж, похоже, эту привычку я унаследовала от нее.

Улыбнувшись происходящему, я бесшумно закрыла дверь, после чего моментально упала на кровать, от теплоты которой я мигом заснула и проспала так довольно долго, часа четыре не меньше.

Время близилось к вечеру. Солнце вскоре должно спрятаться за горизонт, а я все лежала на кровати, поглаживая озорного щенка. Ему не терпелось прогуляться на свежем воздухе, вот только я не горела желанием это делать.

В гробовой тишине я провела остаток времени, периодически ища в интернете информацию только уже не про ангелов, а про ведьм, вампиров и оборотней, чья личность меня заинтересовала. В конечном итоге, я остановилась на найденном сайте, где была опубликована удивительная легенда, согласно которой война между вампирами и оборотнями началась задолго до рождения Гая Юлия Цезаря в сотом году до нашей эры. Как и Александр Македонский, Цезарь не смог противиться вампирам, к тому же они помогли ему стать Консулом. В оплату за помощь Цезарю пришлось истреблять оборотней. Один за другим, римские легионы истребляли дивных существ, из-за чего они были вынуждены бежать вглубь Европы, туда, где люди еще не знали устрашающих легенд про ликантропов.

Стук, стук. Кто-то настырно кидал мелкие камушки в окно, из-за чего я вместе с Тотошкой одновременно вскочили с кровати, встревожено глядя на улицу. У порога моего дома стоял Марк, запрокинув голову вверх. Завидев меня, он с улыбкой помахал мне рукой, жестом прося меня спуститься вниз. Мне тут же вспомнила любимая детская сказка «Рапунцель», которую мама читала мне чуть ли не каждую ночь.

«Рапунцель, Рапунцель сбрось свои волосы, — промелькнуло у меня в голове».

— Что ты тут делаешь? — спросила я, удивленно раскрыв окно.

В комнату тут же проскользнул сильный ветер, сдувая лежавшие на моем рабочем столе бумаги.

— Спускайся сюда, и я тебе все объясню, — ответил он.

— Лучше ты заходи в дом, — ответила я, мигом закрыв форточку.

— Как поживаете, принцесса? — послышалось из-за спины.

Обернувшись, я увидела знакомое обворожительное лицо Лиама, который, пряча свои сияющие белоснежные крылья под красную мантию, лучезарно улыбался мне.

— Когда ты успел сюда попасть? — удивилась я, немного испугавшись его неожиданному появлению.

— Крылья и скорость — лучшее оружие ангелов, — ответил юноша, скрестив накаченные руки на груди. — Милая комната.

— Почему вы пришли сюда? — перешла я к делу.

— Если ты впустишь Марка в дом, я отвечу на твой вопрос.

Послушавшись, я направилась вниз, где по дороге встретилась с Люси, которая стала не на шутку паниковать, увидев пришедших ангелов. В следующую секунду появился Грэхем, как всегда доброжелательно представляясь тетушке.

— Не стоит нас бояться, — тут же заявил вампир, усаживаясь на диван. — Убивать мы никого не собираемся, мы лишь хотим обсудить дальнейшее путешествие Алексис, поэтому мы посчитали нужным сообщить вам, Люсинда, что ваша любимая племянница вынуждена на неизвестное для нас время покинуть этот дом.

— Не позволю! — тут же заявила Люси, грозно глядя ему в глаза. — Уильям с Мией хотели, чтобы она осталась жива, поэтому каждое лето отправляли ее ко мне, дабы демоны не нашли ее, как сделали это с ее родителями.

— Но втайне хотели, чтобы она была частью этого мира, — не удержался Лиам. — А Дюрбуи — самый легкий способ обнаружения потустороннего мира.

— Да, это так, — согласилась она, — но вам прекрасно известно, что на Алексис начинается охота.

— Она под надежной охраной, — заверил ее Грэхем. — И отправившись на поиски ведьмы, защита станет еще сильнее прежнего.

— Я ее не отпущу одну! — вновь выпалила тетя.

— Кто сказал, что она будет одна? — продолжал вампир.

Наблюдая за происходящей ситуацией, меня все больше стало раздражать, что обо мне говорят в третьем лице, но больше всего мне не нравилось, что из всех присутствующих никто не спросил, чего я хочу.

Марк сочувственно бросал на меня взгляд, периодически раскрывая рот, но закрывая его, не находя нужных слов, чтобы угомонить Люси и Грэхема, которые не на шутку скандалили, не замечая остальных. Лиам же возмущенно скалил зубы, время от времени напрягая все дело. Видимо, происходящее ему тоже было не по душе.

— Почему Алексис должна искать ведьму? — не успокаивалась тетушка. — Колдунью может поискать кто-нибудь другой.

— Ведьмы не доверяют ангелам и не собираются идти на другой конец света, чтобы вернуть память принцессе, — пояснил Грэхем.

Люси хотела сказать что-то еще, но моему терпению пришел конец.

— Замолчите сейчас же!!! — выкрикнула я как можно громче. — Люси, мы уже это обсуждали, я пойду искать ведьму, чего бы это мне не стоило.

— Твои родители бежали от ангелов. И знаешь почему? — не успокаивалась женщина. — По их обычаям родители должны бросать своих детей в возврате шести лет, а так как ты ангел наполовину, они могли тебя и убить.

Услышав это, я замерла, не в силах пошевелиться.

— Это правда? — спросила я у Грэхема, который виновато опустил голову.

— Закон придумали не мы, — сообщил он. — Нам строго-настрого запрещено иметь семью. Те, кто нарушают это правило, вынуждены отправлять своих детей в чужие семьи, зачастую к примитивным, дабы сохранить свое почетное имя и остаться ангелом. Таким образом, они искупают свою вину перед Всевышним.

— А если детей не отдают? — поинтересовалась я.

— Их проклинают, а на оставшихся из рода охотятся демоны и мертвые души, терзая виновников даже во сне, — закончил вампир.

— Какой ужас, — еле слышно промолвила я. — Изверги!

— Мы ангелы, — возразил Лиам. — Мы высоко ценим свою сущность, но еще больше ценим Бога.

— А как же дети? — возмутилась я. — Их вам не жаль?

— Мы тоже одиноки, как и они, — заговорил Марк. — Вот только люди живут спокойно, не подозревая, сколько погибло ангелов, спасая им жизнь от демонов.

Помолчав пару минут, обдумывая свои дальнейшие действия, я спросила:

— Когда отправляемся на поиски?

— Сегодня, — коротко ответил вампир.

— А кто пойдет со мной?

— Я, — выпалил Марк, сверкая зелеными глазами в тусклой комнате.

— Как бы ни так, — подал голос Лиам. — Ты не знаешь дорогу, в отличие от меня.

— Если отправишься ты, — продолжил юноша, — кто же будет управлять ангелами?

— Моя правая рука, — спокойно, но все же с досадой, ответил другой. — К сожалению, я не имею права разглашать место нахождения ведьм.

— Почему? — поинтересовалась я.

— Запрещено.

— Неужели никто больше не знает, где они проживают?

— Эта информация известна лишь мне и архангелам, — пояснил Лиам.

— А за помощью к архангелам обратиться нельзя? — неуверенно произнесла я.

— Ты точно хочешь иметь дело с двухметровыми существами? — поинтересовался белокурый юноша. — Учти, некоторые архи обладают более высоким ростом.

— Значит, решено, — подал голос вампир, довольно потирая ладонями. — Марк, ты становишься на должность управляющего, а ты, Лиам, едешь с Алексией на поиски ведьмы. Ну, а я пока наведаюсь к Бетти, ее стоит предупредить о дальнейшей поездке.

— Она поедет с нами? — радостно вскрикнула я.

— Разумеется, — тут же ответил Грэхем. — А как же еще вас пустят в логово колдунов? Алексис, собирай вещи, через час вы выезжаете.

На этих словах он исчез, оставив нас в тихой комнате, где каждый хотел выразить свое мнение, но, на удивление, всего лишь переглядывались. Братья пилили друг друга взглядом, и мне казалось, что еще чуть-чуть и начнется драка, которую прекратить будет не под силу ни мне, ни Люси. Тетушка печально глядела в мою сторону, время от времени тяжело вздыхая. Предложив мне помочь сложить вещи, мы вместе направились в мою комнату, оставив ангелов наедине, после чего они яростно начали о чем-то спорить. Встревать в беседу я не имела желания, поэтому поспешила складывать вещи.

Тетя не проронила ни слова, уныло складывала в мой чемодан самое необходимое. Я пыталась начать разговор, но он как назло не клеился. Вскоре вернулся Грэхем, но уже с Бетти. Она весело рассматривала мою комнату, из которой давным-давно с печалью вышла Люсинда.

— Ну и ну, — начала девушка, почесывая Тотошку за ухом. — Все так быстро переменилось. Но я рада, что ты наконец-то все узнала.

— Почему ты мне сама все не рассказала?

— Мне запретили, — виновато пояснила рыжеволосая ведьма. — Сказали, что я до последнего должна хранить тайну.

— Есть еще что-то, чего я не знаю? — спросила я.

Не успела она ответить, как в дверь постучали.

— Войдите, — произнесла я.

В комнату зашел Марк в красной мантии, неуверенно глядя на меня.

— Нужно о кое-чем поговорить, — сказал он.

— Люси, кажется, обещала угостить меня чаем, — тут же выпалила Бетти, выбежав из комнаты.

— О чем? — спросила я у Марка.

Он замялся, неуклюже переступая с одной ноги на другую. Повисла недолгая пауза, пока ангел, подойдя ко мне ближе, произнес:

— Будь осторожнее с ведьмами. Некоторые из них любят торговаться.

Он достал из внутреннего кармана серебряную цепочку, на которой красовался вычурный синий камень.

— Это опал — любимый камень ведьм, — пояснил юноша. — Он может исцелять любые раны, если к нему добавить чуточку магии. Если колдунья не захочет тебе помогать, отдай эй это.

— Спасибо, — искренне произнесла я, с улыбкой рассматривая драгоценность.

— Алексис.

— Да? — я подняла свои глаза, запоминая каждую секунду, проведенную с Марком.

— Возвращайся поскорей, — ответил он, подходя ближе, — и несмотря ни на что помни, в твоих жилах течет кровь ангела.

От такой близости мое сердце забилось в тысячу раз быстрее. Меня бросало то в жар, то в холод, бесконечные стуки сердца слышались в ушах, руки вспотели, а нижняя губа предательски подрагивала. Чтобы ангел этого не заметил, я закусила ее, нервно перебирая полученную драгоценность в руках.

— Жаль, что ты не можешь поехать с нами, — произнесла я еле слышно.

— Я всегда буду рядом, — произнес ласково он, соприкасаясь со мной губами.

От удивления я замерла на месте, не зная, что делать дальше, но в следующую секунду поддалась порыву чувств. Обхватив руками его шею, я притянула его к себе, видя, как неуверенно Марк прикасается к моей талии. С легкого, подобно лепесткам роз, поцелуя мы перешли в более страстный, сокращая расстояние между нами до миллиметра. Его дурманящий запах одеколона манил к себе, а нежное прикосновение губ заставляло мое тело обмякнуть в объятиях ангела. Минута показалась мне вечностью, пока я не услышала, как кто-то, откашлявшись, вошел в комнату. Отпрянув от Марка, я уставилась на прибывшего человека, вновь покраснев от смущения.

На пороге стоял Лиам, равнодушно глядя на нас. Сначала мне показалось, что он вне себя от ярости, но в следующую секунду его лицо приняло привычное высокомерное выражение.

Не извиняясь, он произнес холодным голосом:

— Нам пора.



Julia Franz

Отредактировано: 24.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться