Алёша Попович и князь Владимир

Алёша Попович и князь Владимир

Князь Киевский лениво развалился на троне, когда услышал жужжание. Жирная, как шмель, показалась муха. Владимиру было бы плевать на насекомое с высокой колокольни, но тут оно уселось на княжеский сапог.

– Пошла прочь, гадина треклятая! Кому говорю?! Ишь, налетело! На мой сапог, будто он… Тьфу ты! – ворчал князь, стряхивая муху.

Но наглая муха и не собиралась покидать блестящий сапог.

– Ах так! Князя не слушаешься! Думаешь, управы на тебя не найду? На всех нашёл, а на тебя не найду?!

В ответ очередная порция жужжания.

– Ну, сейчас ты у меня получишь! – злобно усмехнулся Владимир.

Князь перехватил поудобнее скипетр и прицелился. Вот-вот ударил бы, как двери в тронный зал распахнулись. От неожиданности рука Владимира дрогнула, и удар вышел сильнее, чем он рассчитывал.

– Чтоб тебя! Больно-то как! – взревел глава Киевской Руси. – У-у-у! Ироды! Родного князя! Всех под суд отдам!

– Э-э-э… – в дверях стоял перепуганный боярин Антип, он же первый советник князя.

Недовольный, Владимир резко повернулся к Антипу.

– Чего встал? Не видишь что ли – беда приключилась!

– Так ты уже знаешь, князь-батюшка? – угрюмо проговорил советник и снял горлатную шапку.

Владимир вмиг затих, словно и не болело ничего. Жестом приказал боярину приблизиться.

– Ты мне зубы не заговаривай, Антипка, – подозрительно прищурился он. – Ты о какой беде речь ведёшь?

– Так это, – советник вытер нос, размазав сопли по пышным усам, – Алёша Попович расчета просит, князь-батюшка.

– Как расчета? – заёрзал на троне князь, вконец позабыв об ушибленной ноге. – Ох, а казна-то пуста. Совсем пуста, – поспешил прибавить он и скрестил руки.

– Пуста, князь-батюшка, – не стал спорить Антип.

– А много ль мы ему задолжали за службу ратную?

Боярин почесал лысину, достал из-за пазухи записную книжку. Полистал.

– Ну! – прикрикнул князь Киевский, морщась. – Не тяни, Антипка.

– Сейчас-сейчас, князь-батюшка. Василевс, Горыныч, Муромец. Нашёл! Вот он, Попович! Дык… Всё под ноль выплатили.

– Как… – крякнул Владимир. – Выплатили?!

Антип дважды кивнул.

– Точно не ошибка?

– Вот те крест, князь-батюшка, – потряс книжечкой Антип. – Хошь, сам погляди.

Недоверчивый князь уставился в записи.

– Плохо казначейство работает, – подвёл итог Владимир. – Мы ж государственное учреждение. Мы ж и есть государство! Нам без задержек никак. Вдруг случится чего…

– Угу.

Повисло молчание. Правда, длилось оно недолго – муха зажужжала. Владимир выхватил из рук Антипа шапку и запустил в неё. Непонятно, попал или нет, но насекомое затихло. Боярин уже собирался поднять шапку, но в этот момент князь продолжил:

– Чего ж богатырь расчета просит? Может, надоумил кто? Точно! Колыван со своим пряниками… Или Прохор смуту затеял… Или ты?! – Брови князя грозно изогнулись. –  Признавайся! Ты, Антипка?

– Вот тебе крест, князь-батюшка! – Боярин бухнулся в ноги.

– Эх, разбаловал я богатырей русских! – рассуждал князь, наблюдая, как ненавистная муха приземлилась на лысую голову советника. – Вон казна пуста, самому есть нечего, а им всё уплачено. Последнее от себя отрываю, дабы Алёшке угодить. А он! Неблагодарный!

– Неблагодарный! – раздалось снизу.

Поначалу Владимир хотел врезать по мухе скипетром, но в последний момент одумался – побоялся, атрибут княжеский не выдержит столкновения с крепкой головой боярина.



Александр и Жанна Богдановы

Отредактировано: 29.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться