Алевтина

Размер шрифта: - +

Алевтина

Алевтине тринадцать.
    - Алька, свинья паршивая, - Нинель Андреевна дала звонкую пощечину своей дочери прямо на Красной площади. Где-то между музеем Ленина и собором Василия Блаженного.
    Аля заплакала. За что получила еще одну оплеуху, на этот раз по голове, растрепав прическу. А Алевтина все утро так старательно заплетала непослушные волосы в замысловатую корзинку.
    - Сейчас же идем в парикмахерскую! Надоели твои пакли. Фу! Стыдобище! – отчеканила мать.
    Алю спасло от пострига только мамина экономность. В Москве стрижки намного дороже, чем в родной Тюмени. Но даже спасенные локоны не смогли поднять девочке настроение. Она без всякого удовольствия смотрела на животных в зоопарке, куда они отправились с матерью. И даже милые обезьянки, которые смешно строили рожицы любопытным посетителям, не смешили Алю. Но она улыбалась. Улыбалась для мамы. Ведь если мама увидит, что Але грустно, она непременно расстроится, замкнется в себе и ,возможно, даже поменяет билеты на поезд Москва- Тюмень на более ранний срок. А Алевтина этого не хотела. И она улыбалась. И не беда, что вместо парка культуры мама повела ее в зоопарк. И не беда, что мама не купила ей игрушечный набор доктора, заявив, что Алька уже взрослая, что это глупо играть в тринадцать лет не пойми во что. И купила ей книгу «Редкие исчезающие животные». И Аля улыбалась, вдыхая специфический неприятный запах от клеток со зверями. 
Через много лет Алевтина даже не вспомнит, что получила обидную пощечину от матери за то, что сняла с нового голубого платья дурацкий бантик на поясе. Но никогда не забудет своего стыда перед прохожими, и …огромной вины перед мамой.
Алевтине три годика.
    Лето. Солнце. Беззаботное детство. Беззаботное? Кому как.
    Аленька играла у своего деревянного дома с резными наличниками и огромной яблоней прямо в центре двора. Девочка катала зеленую металлическую коляску (подарок дяди Васи) с куклой Ниной. Аля представляла, что она мама, а Нина ее дочка и что, будто, они идут в магазин за хлебом и шоколадной медалькой. Аля так увлеклась фантазиями, что не заметила как съехала с дорожки на цветник. Алевтине запрещено было ходить здесь, ведь тут росли разные красивые цветы. За ними следила бабушка, стригла, опрыскивала, поливала. Но раз уж судьба привела ее сюда, желание побывать в неизведанном оказалось выше наказания за непослушание. И Аля двинулась по травке прямо к тому красному цветку с огромными лепестками. И только девочка протянула руку, чтобы погладить шелковистый цветок, как откуда ни возьмись, огромная зеленая лягушка прыгнула Але на руку, и тут же ускакала, исчезнув в густой траве. От ужаса и неожиданности Аля испугалась. Произошел конфуз. Ребенок описался. Дальнейшее Аля плохо помнила и понимала. Все происходило как в тумане. Ее обнаружила мама в запретном месте в мокрых трусишках. Затем последовало наказание. Мама отлупила дочку по мокрой попе поясом от кожаного плаща, заставила стирать трусики, а напоследок, поставила в угол, в котором Алевтина долго стояла, ковыряя пальцем штукатурку, за что была переведена в дровенник. Пришедший с работы отец ничего не  сказал по поводу красных от слез глаз дочки, а быть может, даже не замечал саму дочь. Порой Але казалось, что папу заколдовала злая ведьма, и он не может видеть маленьких детей.
Алевтине шесть.
    Алевтина смотрела на куклу в русском народном костюме и не могла оторвать глаз.
    -Ты хочешь эту куклу, Алевтина? - спросила мама. Аля молча кивнула. И, о, чудо! Мама купила.
    Всю дорогу из магазина домой Аля держала игрушку в руках и потихоньку говорила с ней. Но детское счастье длилось ровно до того момента, пока они не переступили порог дома. А дома их ждала бабушка. Она сегодня ходила на родительское собрание в детский сад, и Вера Геннадьевна жаловалась на Алю. Что Аля ленится, не хочет заправлять после сончаса постель, что прибирает игрушки лишь после того, как ее дважды попросят. Пока бабушка в красках рассказывала об Алином поведении маме, Аля становилась мрачнее тучи, она понимала, что сейчас ее накажут. И она не ошиблась. Мама дала подзатыльник и забрала куклу Аленку. Целую неделю Аля старалась вести себя хорошо. И вечером в пятницу, когда на мамин вопрос воспитательница ответила, что Аля умница и первая помощница, Аля просияла. Дома ей вернули куклу. Аля смотрела на нее и не понимала. Ведь она ждала этого момента, мечтала, даже во сне видела. Почему же теперь, когда Аленка вот она в руках, Алю не радуют ее белое лицо, коса ниже пояса, перехваченная красной тесьмой, длинный яркий сарафан. Почему? Мама, заметив равнодушие, сказала: «Алька, свинья паршивая! Я столько денег потратила  на эту куклу, а она нос воротит. Дрянь неблагодарная. Ничего больше не получишь». 
- Мама, - пропищала Аля, - мне нравится Аленка, очень. Я ее берегу, чтобы нечаянно не сломать.
Через три дня Аленку разодрала собака Вилька. Аля забыла куклу во дворе на лавочке, и собака, которую на ночь спускали с цепи, воспользовалась случаем и покуражилась над игрушкой. На утро куклу нашел дедушка. Она была без волос, помятая и грязная. Аля, увидев свою куклу, хоть и нелюбимую, заплакала горючими слезами. Она обнимала Аленку своими ручонками и причитала
- Милая моя, прости, что я забыла тебя на лавочке.
- Ты оставила куклу во дворе? – строго спросила мама и наотмашь ударила дочь по лицу.  
- Хоть бы я умерла, - прошептала Аля. Мама услышала и заплакала. Аля подбежала к ней, хотела обнять. Но мама, оттолкнув ребенка от себя, сказала со слезами в голосе.
- Я плохая мать. Поэтому ты хочешь умереть, Алька? Раз я такая плохая, не общайся со мной. Завтра же отведу тебя в детский дом.
 Аля зарыдала, причитая.
- Мамочка, не надо в детский дом. Ты не плохая, ты хорошая. Я не буду умирать.
Бабушка вышла в коридор и, толкнув внучку так, что она чуть не упала, сказала.
- Бессовестная! Опять мать довела. А в девятнадцать лет что, убьешь ее?
Алевтине девятнадцать.
Вот и наступил самый счастливый незабываемый день в жизни Аленьки, день ее свадьбы с самым лучшим парнем в мире, единственным и неповторимым, Павликом Завьяловым. Как он ухаживал! А как он понравился маме! Нет, пожалуй, самый счастливый день, это тот, когда мама сказала в ответ на просьбу Павла отдать ему руку Альки.
- Я согласна! – сказала мама, словно она была не будущей тещей, а самой невестой.
Аля не спала целую неделю, ела кое-как перед визитом Павлика и его родни. И о, чудо, мама разрешила выйти замуж. Она не смогла противостоять семье Павлика. Сватать Алю пришли Ева Арнольдовна – мама Павла, Иван Андреевич – папа, старший брат Володя с супругой Леной и бабушка Аглая. Завьяловы внеслись в Алину двухкомнатную квартирку, как ураган. Они громко и быстро говорили, одновременно выставляя разнообразные деликатесы, одаривая будущую родню подарками. Скорее всего, Нинель Андреевна просто повелась на золотые часы с тремя бриллиантиками и одним изумрудиком на циферблате и прочему искушению. Отцу Завьяловы также подарили часы, очень хорошие, фирменные, но папа подарка не оценил, он вообще был далек от мирской суеты. Папа что-то вечно открывал, писал, защищал диссертации, правда, почти всегда безуспешно, но так или иначе, он весь был в науке. Бабушке новые родственники преподнесли бесподобной красоты и, несомненно, дорогущую брошь. Бабушка тут же нацепила ее на ситцевый фартук и поковыляла к зеркалу любоваться.
 Церемония бракосочетания прошла, как во сне. Аля почти ничего не слышала и не видела, только на автомате делала и говорила то, что положено на таком мероприятии. Мысли девушки были заняты одним: «Поцелует-ли меня мама?», когда женщина с медалью на груди скажет: «А теперь родители можете поздравить молодых». Родители Павлика непременно облобызают и сына, и сноху, а заодно всех гостей по очереди. А вот в Алиной семье не принято целоваться. О, Боже, вот тетка и сказала эти страшные слова: «Родители, поздравьте молодых». Завьяловы бегом подбежали к новобрачным, подарили букет из каллов, сказали хорошие слова и полезли целоваться. Аля, будучи частым гостем в их семье, уже привыкла к бесконечным поцелуям по поводу и без него, и ей даже нравилось, как папа чмокал ее в щечку или в макушку, говоря: «Алюся, ты это, того!». А мама норовила попасть прямо в губы, и никакие увертывания со стороны Али не могли ее сбить с толку. Ева Арнольдовна брала Алину голову крепкими руками и со словами «Алька, не вертись» дарила Але смачный поцелуй. Аля часто фантазировала, как мама подходит к Але, берет голову своими руками и крепко целует. Но это всего лишь фантазии, в реальности обстояло все совсем иначе. Когда Завьяловы, наконец, отцепились от молодых и дали возможность и Алиным родителям поздравить, случилось нечто. Мама подала букет роз, сухо сказала «Поздравляю», пожала руку жениху, хотела то же самое делать и невесте, как Аля приблизилась к маме и попыталась чмокнуть ее в щеку. Мать, не ожидая такого подвоха, отпрянула от невесты, толкнув ее ребром ладони в живот, затем, опомнившись,  что на них смотрит толпа гостей, взяла Алю за руку и, делая вид, что целует ее, прошипела в ухо: «Дрянь! Какая же ты дрянь, Алька! В такой день унизить мать! Сволочь! Никогда тебя не прощу! Последние слова мама говорила со слезами.
- Мамочка, прости, я не хотела, - сказала Аля, но мама уже отошла. Аля зарыдала в голос, размазывая тушь с глаз наманикюренными  пальчиками. Гости приняли Алину истерику за свадебный невроз. Жених, кажется, ничего не понял. И только Ева Арнольдовна сказала Але негромко, чтобы никто не слышал.
- Аленька, добро пожаловать в нашу семью. Ты теперь под моей защитой, дочка!
Аля хотела объяснить, что это она обидела маму, а не наоборот. Но свекровь, по обыкновению расцеловав невестку во все незащищенные одеждой места, не слыша, что лепечет Аля.
Але три недели.
Нинель не спала, казалось, целую вечность. А этот красный орущий сверток продолжал издеваться над ней. Новорожденная Алечка никак не хотела успокаиваться.
- Если она не замолчит через пять минут, я выкину ее в окно, - зло крикнула Нинель вернувшемуся с работы мужу. Но он, словно и не слыша ее ужасного высказывания, произнес.
- Нинель, разбуди меня завтра пораньше. У меня важное собрание на кафедре.
Ворча себе под нос, Нинель стала собирать свои вещи в большой коричневый чемодан. Она решила бросить и мужа, и это орущее чудовище, и дом, в котором так хотела поселиться еще год назад.
- Доченька, - говорила ей мать, - Щербинины – зажиточная семья, и сынок их – будущий светила науки, я слышала, он подает большие надежды. И папенька ему поможет, глядишь, Петька и академиком станет. Будешь, как сыр в масле, кататься. Нинель вняла словам матери и вышла замуж за Петра Щербинина. Тем более, сделать это было легче легкого. Петя жил в каком-то ему одному ведомому миру. Куда его вели, он шел, как агнец на заклание. Только о науке он думал и мечтал.
Нинель с чемоданом в руках зашла в материнский дом со словами.
- Мама, не могу больше. Эта все время орет, а этот, как зомби. Все, не могу, - и Нинель зарыдала навзрыд, вытирая кулаком слезы.
Мать выслушала, пожалела и отправила обратно к мужу, убедив дочь, что терпение и труд все перетрут, что ей надо чуть-чуть подождать, и золото посыплется на голову, деньги некуда будет складывать, лучшие модельеры будут шить ей наряды…
 Но время шло, и вместо балов и курортов Нинель вынуждена была вести домашнее хозяйство, ложиться в постель с ненавистным мужем, воспитывать неблагодарную дочь и, о ужас, работать на швейной фабрике.
Алевтине двадцать три.
Мама вернулась из больницы измученная и физически, и морально. После операции она стала совсем невыносимой. Капризничала, как малое дитя, заставляя дочь по нескольку раз на день менять постельное белье, мотивируя тем, что оно недостаточно чистое. Аля все делала, по мнению мамы, не так, не то, не туда, не во столько. Принесла не то мыло, не ту ночнушку, не те тапки, не так поздоровалась, зачем улыбнулась, что-ли весело? Наблюдавшие за этой картиной соседи по палате жалели Алю.  А однажды, когда Нинель Андреевна пролила судно с мочой, все видели, она сделала это нарочно, но, как всегда, обвинила в случившемся Алю и приказала ей: «Не смей звать санитарку, Алька! Если у тебя руки – крюки, будь любезна все убрать сама». Аля послушно все убрала Соседка по койке Зинаида Петровна, не выдержав, сказала: «Ох и стерва ты, Нинель. За что девчонку ненавидишь?». Нинель залилась горючими слезами. Аля подбежала к матери, стала ее утешать, а, повернувшись к Зинаиде, сказала: «Ну зачем Вы так, тетя Зина? Мама просто очень слаба, и операция ее истощила. Я потерплю. Лишь бы мама поправилась.
- Тьфу, малохольная, - выкрикнула Зинаида, - операция. Подумаешь, чирей удалили на заднице. А ведет себя, как будто сердце пересадили, как минимум. Нинель продолжала рыдать, причитая
- Потерпит она, дрянь какая неблагодарная.
- Мамочка, тебе нельзя волноваться, - суетилась возле матери Аля.
- Правильно тебя Пашка бросил. Будешь теперь одна идиотку свою растить, - и мать засмеялась нехорошим, каким-то злым смехом.
- Ева не идиотка, - тихо, но твердо сказала Аля и, наверное, впервые в жизни почувствовала острый укол в самое сердце.  
- Не позволю обижать мою дочь никогда, - прошептала Аля и вышла из палаты.
По дороге домой Аля задумалась о своей жизни. Ну почему она всю жизнь терпит эти унижения. И сама себе отвечала: « Потому что она моя мама, она дала мне жизнь, я всю жизнь должна быть ей благодарна!».
Алевтине тридцать пять.
- Мамочка, опять бабушка обидела? – Ева обняла Алю и поцеловала вначале в одну щечку, потом в другую, затем по очереди в лоб, нос и губы. Аля все-таки получала желанные дочерние поцелуи и была абсолютно счастлива.
- Ну что ж ты такая терпила, мамуля?
- Евочка, да, у нее сложный характер, но она моя мама, она дала мне жизнь, и я должна быть благодарна.
- Мам, неужели ты не понимаешь, что давно уже пора развернуться, уйти от нее далеко-далеко и не вспоминать. Что поделать, такое бывает, что мать ненавидит свою дочь, редко, но бывает. Мамочка, давай уедем из этого города. Папа давно зовет меня к себе в Москву.
- Доченька, он зовет тебя. А я в какой роли там появлюсь? Мы давно с ним чужие люди. Да и школу не хочется менять, впереди выпускные классы.
- Мам, поверь, школа там тоже есть, - засмеялась Ева и продолжила, - папа знает, как мы живем, и он сам пригласил тебя, обещал помочь с обменом квартиры Тюмень на Москву.
- Я подумаю, - мама расцеловала дочь и задумалась. 
Да, она давно понимала, что нежеланный, а потому нелюбимый ребенок у матери. Понимала, что мать совсем съехала   с катушек в своей ненависти к  дочке. Ее сдерживала только Ева.  У Али нашлись силы противостоять матери в плане Евы, она не позволяла даже взглянуть криво на дочку. А с некоторых пор Ева встала на защиту матери, и Нинель Андреевна при Еве была сравнительно спокойна, но наедине она просто бесновалась. Она  могла плюнуть на дочь, дать ей пощечину, кинуть чем-нибудь в нее. А Аля терпела и снова, и снова шла в материнский дом по первому ее зову. Последней каплей было событие, перевернувшее всю жизнь Алевтины. Аля только вернулась от матери. Нинель оступилась на лестнице в подъезде и кубарем покатилась вниз. В результате  руки и ноги в синяках, лицо в кровоподтеках. Аля каждый вечер приносила в дом матери продукты, лекарства, готовила еду и хлопотала по хозяйству. Мать, по обыкновению, пинала ногой ведро с водой для мытья полов, плевала на дочь и обзывала последними словами. Аля терпела. Она рассуждала так: «Мама недавно потеряла мужа. Папа умер всего полгода назад. Конечно, у кого хочешь крышу сорвет». Все вокруг понимали, что смерть отца, по большому счету, даже и заметна никому не была, равно, как и его « невидимая» жизнь. По возвращении домой Аля приняла душ, из кухни вкусно пахло булочками. «Евочка стряпает» - улыбнулась Аля. «Моя радость, моя отрада» Ева встретила маму поцелуями и краиво сервированным столом. Но не успели они довести ужин до конца, в дверь позвонили. Эта трель была какая-то тревожная, страшная. 
- Не откроем, - предложила Ева. Аля пожала плечами и пошла открывать.
- Капитан Ильин, - представился молодой мужчина в форме и сунул под нос Але красную книжицу. 
В милиции Аля провела восемь долгих дней. Пока разбирались, что к чему, Еве разрешили пожить у соседки. Нинель Андреевна заявила, что ее дочь Алевтина избила ее до полусмерти, хотела убить, чтобы завладеть квартирой, но не вышло.
- Чушь! – в один голос твердили соседи как Али, так и Нинель, все немногочисленные родственники также встали на защиту Али, коллеги по работе написали целую петицию в помощь Але.
- Мама, зачем? Что я тебе плохого сделала? – спросила Аля у мамы. Мама зарыдала фальшивыми слезами и запричитала.
- А кто тогда меня избил? Если не ты?
- Мама, ты что, не помнишь? Ведь ты сама упала с лестницы в подъезде, - Аля подумала, вдруг у матери и впрямь началась деменция. Но эти мысли развеялись после фразы, брошенной матерью.
- Не смей называть меня матерью, дрянь! Всю жизнь мне испортила.
Аля вышла из родительской квартиры, не уронив ни слезинки. Вечером Аля с Евой созвонились с Павлом и стали готовиться к переезду.
Но начать новую жизнь не получилось. Мать стала устраивать концерты со слезами и  вскрытием вен. Просила прощения, обещала быть хорошей матерью и бабушкой. Алевтина с её гипертрофированным чувством долга не смогла бросить мать. Но как только все документы по обмену были отозваны, Нинель начала терроризировать дочь с большим упорством.  
Алевтине пятьдесят.
- Кажется, дождик начинается, - тихо сказала Аля сама себе, а потом, встав со скамеечки, затронула рукой землю на могильном холмике и произнесла.
- Мамочка, я поеду, ладно? Не скучай, я через недельку приеду тебя навестить. Мне плохо без тебя, мама! Скоро десять лет, как тебя нет, а мне кажется, еще вчера мы гуляли с тобой по Красной площади, держась за руки, а потом ехали в зоопарк, смотрели на обезьянок. Помнишь, как нам было весело вдвоем? А теперь я одна. Ева с семьей живут за границей. Приезжают очень редко. Зовут меня к себе, но как я оставлю тебя? Мамочка, прости меня за все!
И Аля горько заплакала, вытирая слезы своей немолодой уже рукой.
 



Натали Хабурова

Отредактировано: 19.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться