Алевтина. Сопротивление бесполезно

Размер шрифта: - +

24

Когда спустя двадцать минут от начала рабочего дня Алевтина Андреевна так и не переступила порог его кабинета, в голову к Ринбергу закралось нехорошее подозрение: либо Островская безбожно опаздывала, что было на неё не слишком похоже, либо кто-то позволил себе проигнорировать его просьбу. По внутренней связи он сначала набрал Крупельницкого, и, когда тот не ответил, перевёл вызов на приемную.

- Аллооу,- наконец-то пропели в трубку грудным голосом после десятого гудка, когда мужчина уже почти отчаялся дождаться ответа.

- Доброе утро, Ольга! Это Ринберг, - представился Иван больше для порядка, чем из вежливости.- Вы пригласили ко мне Островскую?

- Ооо…Островскую? Я? Зачем?.. – растерянно уточнила Ольга.

- Ясно. Найдите мне Алевтину Андреевну!- произнес он медленно и четко, ибо надежда на сообразительность псевдоблондинки в нём уже давно угасла.- Ваш руководитель у себя?

- А мне не надо искать Островскую, я и так знаю, где она сейчас,- радостно сообщила ему девица.- У них с Аркадием Семёновичем производственная летучка.

Оставив последнюю фразу без ответа, Ринберг положил трубку и уставился на телефон.

- Летучка значит… Ещё одна подобная выходка и кто-то быстро вылетит вон со своего тёпленького местечка.

Иван не привык, чтобы его распоряжения игнорировали, и уж точно привыкать не собирался. Однако прямо сейчас обезглавить «Академию риелти» из-за своей ущемлённой гордости, он тоже не мог, но Крупельницкий с идиотской настойчивостью упорно продолжал своими руками рыть себе глубокую яму.

- Ничего личного, это просто бизнес,- усмехнулся Ринберг, вспомнив известную фразу из «Крестного отца». Хотя, пожалуй, что-то личное в его отношении к бывшему владельцу агентства недвижимости всё же было. Он никому не позволит действовать у себя за спиной, тем более мелкой сошке вроде Аркадия Семёновича. Не на того нарвался, он ему не друг, не сват и не брат.

Добраться до кабинета Крупельницкого не составило никакого труда. Как ни странно в приёмной никого не оказалось. То ли шумоизоляция помещения была недостаточно хорошей, то ли разговор проходил на повышенных тонах, но из-за закрытой двери кабинета доносилась возмущенная мужская тирада. К сожалению, разобрать слова было практически невозможно, но всё то, что Иван смог услышать, мало походило на производственную планерку и подозрительно напоминало выяснение личных отношений.

Он быстро постучал и, не дожидаясь ответа, вошёл.

От неожиданности Ринберг чуть не сбил с ног Алевтину Андреевну. Островская стояла слишком близко к двери, как будто хотела убежать отсюда как можно быстрее: ещё шаг, и девушка оказалась бы на пороге. Ивану хватило одного взгляда на её бледное как полотно лицо, чтобы понять, что она абсолютно растеряна и даже, возможно, испугана. Вместо собранного бесполого профессионала, во время рабочей встречи равнодушно взирающего на мужчину, как ему показалось, даже немного свысока, сейчас Ринберг увидел перед собой, прежде всего, маленькую и беззащитную женщину, которую хотелось спрятать у себя за спиной и надежно оградить от всех неприятностей.

Набычившийся Аркадий Семёнович, вольготно развалившийся в кресле, наоборот чувствовал себя прекрасно, но сразу как-то заметно поник, стоило Ивану войти.

- Можно поинтересоваться, что здесь у вас происходит?- спросил Ринберг, глядя прямо на Крупельницкого.- Насколько я знаю, Алевтина Андреевна отвечает всего лишь за отдел продаж, а не за работу ядерного реактора, который вот-вот рванет. Какая такая срочная производственная необходимость позволила Вам игнорировать мою просьбу?

- Да, да, конечно, за отдел продаж. Я как раз ввожу Алевтину Андреевну в курс вашего дела…- быстро нашёлся Аркадий Семёнович.

У Ивана сложилось впечатление, что ещё пара минут подобного инструктажа ввели бы Островскую в обморок, а не в курс дела.

- Я в состоянии самостоятельно предоставить сотруднику всю необходимую информацию. Впредь попрошу не забывать об этом, выполнять только то, что от вас требуется и не переиначивать на свой лад мои распоряжения,- в этот момент от его голоса веяло настоящим арктическим холодом.

Самоубийцей Крупельницкий не был, поэтому благоразумно решил отступить.

- Я только хотел сделать, как лучше…

- Как лучше, здесь определяю я,- резко прервал Ринберг ненужные оправдания и более мягко добавил, уже обращаясь к девушке.- Алевтина Андреевна, пойдёмте! Нехорошо заставлять людей ждать, тем более представителей городской администрации.

Сейчас главное позаботиться об Островской, а с Аркадием Семёновичем он ещё успеет разобраться. Иван осторожно взял Алю за плечи и развернул, подталкивая её к выходу.

- Что?..- очнулась Алевтина, уже перешагивая через порог.



Айрина Голосова

Отредактировано: 13.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться