Алевтина. Сопротивление бесполезно

Размер шрифта: - +

56

Островская быстро поправила прическу и поспешила вернуться к Ивану, как ни крути, но рядом с Ринбергом она чувствовала себя намного спокойнее. Мужчина удивительно чутко научился улавливать её тревожное состояние и его мастерски сглаживал, не раз ограждая от враждебных проявлений окружающих. Говорят, что к хорошему быстро привыкают, вот и Алевтина сама не заметила, как за месяц постепенно привыкла к ненавязчивому присутствию Ивана в их с Сенькой жизни.

В последнее время Аля очень много думала о прошлом, настоящем, будущем… И, сколько бы она не прокручивала варианты развития событий в своей голове, каждый раз Островская приходила к одной и той же мысли, что долго так продолжаться больше не может. Всё тайное рано или поздно становится явным, а значит пришло время покончить со всеми тайнами мадридского двора и рассказать Ринбергу всю правду, полагаясь на его порядочность. Может, момент и не слишком подходящий, но дальше тянуть время невозможно, будет только хуже, Сенька и так уже привязался к Ивану. А она… как-нибудь выдержит!

Казалось бы, решение принято, и чудовищный груз недосказанности должен стать хоть немного легче, но нехорошее предчувствие по-прежнему не давало Алевтине покоя. Она попыталась отмахнуться от неприятных ощущений и продолжила свой путь на террасу, указанную Ринбергом.

Уже перед самой дверью Аля сбавила шаги, услышав мужские голоса, не узнать которые было невозможно. Похоже, что именно в эту секунду, здесь и сейчас, худший кошмар Островской начинал сбываться наяву, хотя такое не могло присниться ей даже в самом страшном сне - полный и безоговорочный крах всех её надежд. Мужчины, увлеченные разговором, не заметили её появления. Не в силах сдвинуться с места девушка замерла в дверном проёме. Алевтина слушала и будто не слышала - её словно с головой окунули в бочку отборного дерьма, от которого ей точно не отмыться, проживи она хоть сотню лет.

Но самое гадкое, что этот человек всерьёз претендовал на роль Сенькиного отца.

- Ну, ты и сволочь, Шабарин, - не выдержала Аля, недоверчиво покачивая головой из стороны в сторону, словно всё ещё не в силах была поверить в то, что только что услышала.

- Рад стараться, детка. Тинка, для тебя любой каприз. Ты же знаешь,- довольно усмехнулся Юрий, разводя руки по сторонам в жесте, приглашающем к объятьям. Ещё не известно, что больше опьяняло его в этот момент: алкоголь, изрядно забродивший в крови или осознание собственного триумфа, ведь он всё-таки сумел вбить клин между Ринбергом и Алевтиной.

Наглая усмешка Шабрина стала последней каплей, прорвавшей плотину женского терпенья. Островская, поддавшись внезапному импульсу, решительно двинулась ему навстречу и в сердцах залепила наглецу звонкую пощёчину. Руку мгновенно прострелило болью, но оно того стоило. Мужчина видимо не ожидал такой силы удара, он пошатнулся и почти упал, но в последний момент выпрямился и пошел вперёд, глядя на Алевтину совершенно безумным взглядом.

- Ах, ты, дрянь, ты своё получишь. Руки она посмела распустить. Сейчас я тебя проучу.

Но планам Юрия не суждено было осуществиться. Между ним и девушкой решительно встал Иван, загораживая собой Алю и выводя её из-под удара.

- Быстро заткнулся и взял себя в руки, - встряхнул Ринберг Шабарина за грудки.- Я тебя предупреждал?! Предупреждал. Теперь не постесняюсь и другие аргументы добавить, раз ты русских слов не понимаешь.

Островская решила раз и навсегда внести ясность.

- Запомни, я тебе последний раз говорю, чтобы ты оставил нас в покое. К моему сыну ты не имеешь никакого отношения. Никакого.

Но Шабарин настырно трепыхался в руках удерживающего его Ивана и сдаваться никак не хотел.

- А кто тогда имеет? Ринберг что ли? – издевательски прокричал он.- А будешь выделываться, я подам в суд и заберу мальчишку! И никто тебе не поможет, даже твой любовник. Поняла?!

Вопреки ожиданиям Юрия после этих слов на Алевтину словно снизошло спокойствия, она даже смогла улыбнуться.

- Попробуй. Этим ты только выставишь себя на всеобщее посмешище – по суду или без, но Арсений не твой сын.

***

Ринберг из последних сил держал себя в руках, но как бы он не отгораживался от происходящего, слова Шабарина, приправленные изрядной долей яда и прозвучавшие для Ивана как гром среди ясного неба, всё же достигли своей цели, в груди у мужчины что-то болезненно сжалось, и стало трудно дышать.

- Размечтался, дурак, о семье: женщина любящая, сын, даже кот и тот есть… Всё будет, но не у тебя,- с горечью подумал Иван.

Сегодня жизнь жестоко над ним посмеялась, а может, его преследовал настоящий злой рок, за то, что возомнил себя самым умным. Вот и получил сполна. Нужно было всё спокойно выяснить про Островскую, а не бросаться из огня да в полымя, как часто любили говорить бабушка Сима и тетушка Боринштейн. Похоже, что в этот раз принципы сыграли против Ринберга.

Иван сомневался, что в данном случае ему стоит безоговорочно верить Шабарину, особой порядочностью Юрий Аристархович никогда не отличался и мог просто воспользоваться ситуацией в свою пользу. Невооруженным взглядом было видно, что от Алевтины ему что-то нужно…  Но, вопреки заверениям собеседника, Ринберг не заметил у Островской особой радости от присутствия Шабарина рядом, если допустить, что между этими двоими и правда есть чувства, то Иван скорее сказал бы, что они негативные, по крайней мере со стороны девушки.



Айрина Голосова

Отредактировано: 13.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться