Алиби для свидетеля.

Размер шрифта: - +

Глава 10. Перезагрузка

Прошедшие события усвоились Катиным мыслительным механизмом. Ничего нового не придумав, она села в машину и поехала в бар, где обычно встречалась с Семеном Арсеньевичем. Время было около 5 часов утра. Катя ехала по пустым дорогам сонных улиц, мыслями находясь где-то в миллионах световых лет отсюда. А куда еще она могла отправиться мысленно, если на этой земле, решение не находилось? Ей оставалась только другая галактика. Бар был почти пуст, что Катю вполне устраивала, по плану была перезагрузка работы мозга с помощью алкогольного опьянения. Получалось, что новая информация, которую она хотела получить, любые детали или зацепки, только добавляли вопросов, вместо того, чтобы сформировать ответы. Место для перезагрузки Катя выбрала не случайно, по нескольким причинам она могла чувствовать себя относительно спокойно в этом баре. Спустя, примерно часа полтора, алкоголь дал о себе знать, но видимо его было еще не достаточно, чтобы нажать в голове кнопку перезапуск. Рядом с ней присел Семен Арсеньевич и кивнул бармену, чтобы тот налили ему выпить:

- Не знала, что вы так рано встаете! Устало улыбаясь, сказала Катя.

- Бармен сказал, что ты здесь. И с каких пор ты пьешь?

- С тех пор, как мозг заклинило. Чуть пьяным голосом ответила она.

- Алкоголю, не по силам расклинить твой мозг.

- Удариться головой о стену? Катя пыталась говорить серьезно, но сарказм брал верх.

- Может твой мозг расклиниться, если ты перестанешь его нагружать?

- Вы же знаете, Семен Арсеньевич, он на уговоры не поддается. Единственный выход, это когда ему думать уже не о чем.

- Нет непостижимых замыслов. Если один это придумал, значит другой, может это понять. Нужно думать логически.

- Да, не поможет тут уже никакая логика. Меня вот куда эта логика привела. Катя кивнула головой на стакан, который крутила в руке и сделала еще глоток.

- Много она выпила? Обратился Семен к бармену.

Бармен кивнул в ответ.

- Не хочу, подавать тебе идеи, но может ты не ту приманку выбрала? Спросил он, повернувшись к Кати.

- Нет ту. Кто-то должен был отреагировать.

- Ну, кто-то и отреагировал. Посадил принца. Но, личность все равно осталась неизвестной. Философски рассуждал Семен Арсеньевич.

- Ну, начнем с того, что принц сам себя посадил. И еще не много я его посадила. В общем, мы с ним вместе его посадили. Кати становилось все труднее фокусироваться.

- Надо подумать, кто начал действовать. Может кто-то и клюнул, просто ты не заметила. Может кто-то объявился или уехал. Продолжал он рассуждения.

- Я начала действовать. И больше никто, кроме лиц и без того действующих. Катя махнула пальцем, ее лицо выразило, что она да чего-то додумалась:

- Прокурор. Только он не сам объявился, его Градов нашел. И Руслана папа приехал. Катю будто осенило, и она повторила мысль:

- Папа Руслана приехал.

- Ты же не думаешь, что за всем этим папа принца стоит, что же он собственного сына хочет посадить? Зачем?

- А для меня они равны, разницы нету. Прокурор и папа Руслана. К тому же прокурор, о приоре играет роль лишителя свободы. А папа, это папа, на него никто не подумает. А обычно виноват именно тот, на кого не думаешь. Катя была измотана, что способствовало ее почти достигнутой цели. Соображала она уже плохо.

- Пойдем-ка, поспишь. Пока ты меня подозревать не начала. Сказал Семен Арсеньевич, поднимаясь со стула.

- Я не начну, точно.

- Это почему же?

- Я вас знаю.

- Не совсем, но лучше многих.

- Нет. Я точно знаю, на какие преступления вы способны, и при каких обстоятельствах. И это дело не ваше. Катя поднялась со стула, и пошла к выходу. Семен Арсеньевич пошел за Катей, и дошедший в полной мере смысл ее слов, слегка прошиб его страхом. Он никогда не задумывался, даже учитывая криминальный род деятельности в прошлом. Что значит, обычному человеку осознанно жить среди людей, которых он определяет, как «способный на преступления в таких-то пределах». Как именно полагаться на людей, в том числе на близких людей «способных на нечестность, корысть или жестокость в определенных пределах».

Когда Семена Арсеньевича лишили свободы на большой срок, в прошлый раз, Кати было 10. Первое время родители говорили, что Семен уехал на время, и передавали ему Катины письма. Позже Катя подросла, узнала, где Семен Арсеньевич на самом деле. Разумеется, она узнала по какой причине и затребовала с ним личной встречи. Родители эту идею не одобряли, но Катя нашла другой способ повидаться с родней. Семен Арсеньевич был полностью уверен, что Катя не захочет иметь что-либо общее с такой репутацией. Ничего критичного в истории Семена Арсеньевича не было. Обычный составной элемент, организованной преступной группировки. Со временем, конечно из составной части, он стал двигателем. К его большому удивлению, Катя от него не отказалась, по неизвестным для него или для кого-то другого причинам. Так сложилось, что «криминальный элемент» в лице Семена Арсеньевича, стал для Кати, очень надежным человеком, каковых у нее было не много. Он не выяснял причины, по которым Катя закрывала глаза на его деятельность, просто имел благодарность, за то, что кто-то не пользовался его добротой, а ценил и держался за его праведную сторону. На Катино счастье, сейчас Семен Арсеньевич был обычным составным элементом другой группировки - экономической. Или попросту «бизнесмен». Не смотря на смену деятельности личностей, ранее преступных, для Кати «я честный бизнесмен» и « я честный вор» имело одинаковое значение. Семен не собирался предупреждать Градова и Вадима, что Катя у него. Во-первых, зная, что Градов не спускает с Кати глаз, во-вторых он считал, что если Катина родня не знает где она, это их проблема, при условии что он сам знает, где Катя. И в данном случае, так и было.



Богдана Мир

Отредактировано: 09.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться