Алиби для свидетеля.

Размер шрифта: - +

Глава 13. Правдами и неправдами.

Проверка подходила к концу, по Катиным подсчетам оставалось потратить пару дней. Ян молча наблюдал, как она себя изматывает, будучи уверенным, что любые аргументы в пользу отдыха не окажут должного эффекта. Раздался звонок Катиного телефона, на который она ответила. Яна заинтересовало, чей звонок Катя не игнорировала.

- Алло!

- Ты собираешься дома появиться?

«Градов полностью освоил роль отца» подумала Катя.

- Собираюсь.

- Когда? Раз в неделю? Тебя несколько дней не было, ни здесь, ни на квартире, ни у Вадима. Ты в прокуратуре живешь? Засыпал вопросами недовольный Градов.

- Я сегодня заеду.

- Хорошо. Мы ждем.

- Пока!

Катя положила телефон перед собой и безотрывно смотрела на него какое-то время.

- Все нормально?

Катя резко подняла на Яна уставший взгляд.

- Да.

- Катя, я рискну вызвать твой гнев, но все же скажу. Тебе нужно отдохнуть.

- Хорошо.

Катя спокойно встала и начала собирать вещи. Пряди ее волос упали на плечи, переливаясь и блестя на солнце, немного прикрывая совершенно спокойное лицо. Заманчивый блеск затмевал задний фон общей картины и притягивал к себе взгляд Яна. Сложив все в рюкзак, она надела кожаную куртку, поправила шелковистые волосы, снова приковав к себе взгляд Яна, и пошла к двери.

- Может тебя отвезти? Ян был не готов прощаться.

- С чего бы? Тоном, выражая искренние непонимание, спросила Катя.

- Ты хорошо выглядишь, конечно, но это мешает оценить степень твоей усталости.

- Хорошо, но мне надо заехать в одно место. Ответила она, разведя руками, давая понять, что не располагает выбором.

- В какое место?

- По пути расскажу.

Ян взял ключи со стола и выскочил из кабинета. На ходу, догоняя Катю, написал Вадиму, о положении дел. Когда они сели в машину, Яну позвонили, Катя слышала, каждое слово доносящиеся с того конца линии, но голос не узнала.

- Где Молчанова?

- Со мной. А что?

- Сорвались наши псы.

- Понял.

Ян положил трубку. Пробежался глазами по улице. Кати показалось, что у него началась молчаливая паника. Она почти слышала, как он мысленно просчитывает дальнейший шаги в случае таких-то событий. Ян быстро вышел из транса:

- Куда ехать?

Катя назвала адрес. Он завел машину и поехал вперед, а мыслями провалился назад в круговорот предположений и возможных решений. Его голубые глаза и так были выразительны, на фоне темных волос, теперь его выдавало, периодически тяжелое дыхание и провалы в прострацию. Катю восхищало, что при этом наборе состояний, он довольно аккуратно вел машину. Инцидент, ожидающий за поворотом, превзошел любые ожидания их обоих. Моросил дождь, небо затягивало черными тучами. Погодные краски усиливали трагический эффект, атмосферно влияя на состояние зрителей и участников.

Парковка возле бара была занята, и Яну пришлось поставить машину подальше. Выходя из машины, Катя увидела Семена Арсеньевича выходящего из бара. Раздались выстрелы. На Катиных глазах, он упал на колени, а затем на землю. Катя бросилась к нему. С каждой секундой асфальт все больше покрывался багровой водой. Катя сразу попыталась замедлить кровопотерю, закрывая раны. Трусящейся рукой, она схватила рюкзак в поисках телефона, второй давя на рану. Услышав, позади голос Яна, она прислушалась в надежде, что он вызывает скорую помощь, и надежда оправдалась. Дождь по-прежнему моросил. Ян пытался говорить с Катей, а Катя усердно пыталась закрыть все раны рукам. Нормальный человек в шоковом состоянии это одно, а человек со своеобразной психикой, да еще и на грани нервного срыва, это совсем другое. Любые внешние раздражители полностью игнорировались, громкие звуки сирен, мигание ламп и фар, масса глазеющих людей неподалеку. Все сливалось в одно цветное, шумное пятно. Холодный асфальт по неволи приводил Катю в чувство. Возвращаясь к реальности, она стала слышать обрывки разговора Яна о том, что он видел стрелявших и знает кто это. А Катя продолжала держать раны руками, убирая с лица волосы, которые лезли в глаза. Ян напрягся, увидев подъезжающую машину медиков. Он волновался о Катиной реакции. Но когда подошли врачи, она спокойно отошла и позволила его забрать. Ян отодвигал ее назад, держа за плечи. Только сейчас, она увидела, что вся перепачкалась кровью.

- Пойдем, пойдем. Мы поедем за ними.

Катя пошла вперед Яна к машине.

- Нет, Катя. Туда. Нас отвезет Максим. У меня колеса пробиты.

Всю дорогу Катя не сводила глаз с машиной скорой помощи, пока Ян рассказывал Максиму о стрельбе и о сорвавшихся псах. Они постоянно разговаривали друг с другом или по телефону. Их голоса Катя слышала, как через наушники. Максим смотрел на Катю в зеркало заднего вида чаще, чем на дорогу. В больнице врачи оставили Катю в коридоре, пока повезли Семена Арсеньевича на операцию. Какое-то время она смотрела пустым взглядом на свои испачканные кровью руки, после Катя резко встала и пошла в туалет. Она закатила рукава рубашки до локтей, умылась и отмыла руки. В зеркале рассматривая багровые пятна, на своей одежде, вспомнила, что ехала с пиджаком Семена в руках, и пошла, искать его. Белые стены больницы, плыли перед глазами, рассеянным зрением она увидела пиджак, который лежал на том же кресле, где Катя его оставила. Она взяла в руки пиджак, убрала упавшие на лицо волосы и присев в кресло погрузилась в ожидание врачей. Первым приехал Вадим. Он не останавливался, чтобы послушать Яна или Максима, а направился прямо к Кати. Оказаться в трагичной ситуации им обоим было не в первой. Вадим просто сел рядом с Катей прислонился к ней плечом и положил ее руку на свою. Почти следом за ним, приехали Градов с Оксаной. Они волнительно и внимательно выслушали историю Яна.



Богдана Мир

Отредактировано: 09.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться