Алиби для свидетеля.

Размер шрифта: - +

Глава 14. Точка невозврата.

9 дней назад.

- А вы высоко прыгаете Екатерина Александровна. Никак не ожидал, что вы будете личной просьбой и рекомендацией Гребнева. Как вам известно, я не имею возможности ему отказать, поэтому, я вас слушаю.

Катя протянула ему папку с бумагами.

- Ознакомьтесь.

Он пролистал несколько верхних страниц:

- Это что это, вы нашли тот, самый проект Звягина?

Катя кивнула. Белов пролистал еще несколько страниц:

- Нашли петлю на наши шеи. Тяжело выдохнув, сказал он, и закрыл папку.

- Не обязательно.

- Будьте добры, сэкономьте мне время. Он бросил папку на стол и склонился к Кати, выражая серьезность разговора сложив руки перед собой.

- Звягин, разорял свою вполне легальную транспортную компанию, и занимал деньги под залог этой самой компании, чтобы якобы поставить ее на ноги. Прекрасно зная, что в случае банкротства, с него не потребуют выплат. Распродадут имущество и все. Собственно, как минимум половина тех, кто гоняется за этим проектом, его кредиторы. Только вот деньги он вкладывал в другую компанию, которая имеет два филиала, один из которых находится за границей. Тот филиал является главным, и он находится в процессе выхода на фондовый рынок. Что касается филиала Российского, то тут и взятки и долги, и почти состоявшиеся нарушения санкций.

- Если положение дел получит огласку, мы проблем не оберемся. Как я и думал. - Тут вы правы, проблемы возникнут только в случае огласки.

- Такое не скроешь. Мы не можем просто закрыть компанию.

- Вы не можете. Она выделила слово, «вы».

- Остается его дочь, которая, судя по документам, не имеет прав на компанию, даже после смерти Звягина. Можно попробовать оспорить это в суде, но…

- Но, если передать дело в суд, оно получить огласку, повлечет судебные тяжбы с кредиторами, которые в свою очередь заморозят действия компании, что не позволит ей, как и вам что-либо предпринять. Катя выдержала драматическую паузу и продолжила: - А вот если бы Звягин продал действующий бизнес незадолго до смерти….

- Но он его не продал.

- Откуда вы знаете? Представьте, что вы не открывали эту папку.

- Я не знаю.

- Как и остальные.

- Кто бы купил полу законный бизнес? Белов нервничал от безысходности пока, не видя, что Катя указывает ему на выход.

- Законность или незаконность этого бизнеса, спорный вопрос.

- К чему вы ведете?

- К тому, что решение проблемы довольно простое. Отдать кредиторам деньги или пакеты акций на сумму долга. Аннулировать сделки, проведенные взятками, с выплатами неустойки, тогда не будет шума. Сделки, нарушающие санкции перевести за границу и закрыть Российский филиал.

- А что с транспортной компанией?

- А что с ней? Там все законно.

- Хорошо. Только вот Звягин уже ничего не подпишет. Как вы предлагаете решить эту проблему? Тут Белов, уже понимал Катины намеки.

- Законно ни как.

- Ну разумеется.

- Разве что этот случай можно отнести к крайней необходимости?!

- Допустим можно.

- Тогда гипотетически, нужно всего пару подписей ныне покойного Звягина.

- Вы хотите подделать договор продажи предприятия?

- Не то, чтобы хочу. Звучно протянула Катя.

- Но можете?

- Опять же гипотетически, могу.

- И кто его купит? Нам нужен тот, кто будет об этом молчать. И тут Белова посетило озарение, он умолк и перевел взгляд на Катю. - А у вас есть деньги? Мы можем добавить, если….

Белов и управленцы его уровня были в высшей степени заинтересованы в закрытие этого вопроса. И для них вытащить деньги из своего и общего кошелька, плюс закрыть глаза на некоторое нарушение закона, складывалось меньшей потерей, чем та которая ожидала в ином случае. А именно в случае огласки приключений Звягина.

- У меня есть деньги.

- И вы готовы их отдать?

- Я не благотворитель. Это здесь я раздам долги и закрою филиал. А за границей, его часть бизнеса станет моей. Так что деньги я себе верну.

Белов задумался.

- А как на счет налоговой? Если кто-то заметит, что даты на договоры на размещение в реестре разные...

- Даты совпадут.

- Да? И как же?

- Это дорого, но возможно. Подробности вам ни к чему.

- Похоже вы все продумали.

- Всего не продумаешь.

- Кстати об этом. Вы понимаете, что фальсификация документов, возможно, окажется наименьшей вашей проблемой? И если вы не успеете, или что-то пойдет не так, петля на вашей шеи затянется?

- Из нашей короткой беседы, вы не поняли, что я способна оценить риски?

- Понял. Чего я не понял, так это зачем вы вообще на эти риски идете.

- Как раз из-за оценки риска. В одном случае ущерб будет нанесен 100% и многим. В другом, 50 на 50 и только мне.

- Ваша самоотверженность впечатляет. - Это не самоотверженность, а чистой воды эгоизм и немного азарта. - Чем я могу помочь? - В случае если раскроется фальсификация.... - Об этом не беспокойтесь. - Тогда всего доброго! - И вам Екатерина Александровна.

 

Один абзац был полуправдой. На самом деле, филиал еще не был переведен за границу. Все было подготовлено и оформлено, но Звягин по известной причине не довел дело до конца. И Российский филиал был лишь наполовину мутным. При помощи Миланы и инвестора, весь чистый бизнес оказался за границей, готовясь выйти на рынок. А мутный, остался в России под закрытие. Касательно своих дальнейших действий, Катя дала Белову полную прозрачность. А вот касательно мотивов, Катина правда была в том, что сворачивать с этого пути было в общем-то поздно и трусливо. Белов считал, что разговор с ним стал для Кати точкой невозврата. Но случилось это ранее, при разговоре с инвестором и Миланой. Именно тогда, она сожгла позади себя мосты. Пути отхода канули вместе с сомнениями. Теперь определенные дороги, были неизбежны, для Кати. В мыслях всплыл отрывок стиха Фроста.



Богдана Мир

Отредактировано: 09.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться