Алла в стране Чб

Вступление

Кирилл Юрченко

 

АЛЛА В СТРАНЕ ЧБ

 

Воображивительная история
 

 

 

 

 

Всем, кто верит в сказку,

Маленьким и Взрослым,
с пожеланием, несмотря ни на что,
хранить в себе Доброту и Свет.

И пока дети взрослеют,
пусть не забывают о любви к своим старикам,
особенно, если те вдруг начнут впадать в детство.

 

 

 

 

 

 

 

Жизнь сама по себе является самой прекрасной сказкой

(Ганс Христиан Андерсен)

 

 

 

Если вы можете мечтать об этом, вы можете сделать это

Уолт Дисней

 

 

 

Вранья вообще не бывает. Все, что выдумано, — возможно.

(Братья Стругацкие)

 

 

 

 

Вступление

 

 

С чего обычно начинается сказочная история?

 

Ну, вот хотя бы, вполне себе привычное:

 

В старые, стародавние времена, жила была...

 

Впрочем, стоп!

Времена в нашей воображивительной истории, надо сказать, не такие уж стародавние, а самые что ни на есть современные. Это, во-первых.

Но вот с «во-вторых» не поспоришь.

Действительно — жила-была...

С этого, пожалуй, и начнем.

 

Жила-была девочка Алла.

В тихом и маленьком городке. Название его вряд ли имеет значение, поскольку таких скромных городков много по всей нашей большой стране, да и в целом мире.

А девочка Алла — единственная. А еще — особенная. Сейчас вы поймете, почему.

Так случилось, что за некоторое время до этой истории, Алла и ее младший брат Борька остались без мамы. Девочка не желала мириться со страшной потерей. И поскольку она относилась к тем детям, у которых невероятно развито воображение, Алла не нашла ничего лучше, как посчитать, что мама никуда не делась и по-прежнему рядом.

Странностей в ее поведении вначале никто не замечал. Но тайное, как известно, рано или поздно, становится явным. Дети и взрослые, которые знали Аллу, отнеслись к ее причудам по-разному. Те, кто не воспринимал девочку всерьез, называли ее «просто выдумщицей». Друзья —редкостной фантазеркой. Те, кто по каким-то причинам недолюбливал Аллу или даже не переносил на дух (были и такие), отзывались о ней нелестно: врушка, лгунья или брехунья. Некоторые даже называли ее чокнутой. Последнее было очень обидным. Но Алла ничего не могла поделать с собой. Она и прежде много сочиняла, воображала и фантазировала — про себя и про других. А теперь в особенности — про свою маму.

Мама не просто жила в ее воображении. Девочка с ней советовалась, и вместе они принимали решения. Делилась с ней радостными, или не очень, событиями. Рассказывала о том, как они дружно живут с папой и маленьким братом, хотя и очень скучают. Нередко можно было застать Аллу за разговорами вслух «ни с кем» — сердобольные соседи тут же докладывали об этом ее отцу, который и без того знал, какие странности водятся за его дочерью.

Конечно, Алла понимала, что ее выдумки огорчают папу, что он переживает за ее душевное состояние и уже не знает, каким докторам показывать дочь (а в их маленьком городке докторов можно было пересчитать по пальцам). Тогда  девочка на время переставала воображать (или только делала вид), но при этом замыкалась в себе и, бывало, плакала без всякого повода.

Но постепенно горе угасает, вот уже Алла станет на год старше, ей будет двенадцать, и теперь она все реже прибегает к такому простому, но сомнительному средству, как выдуманные разговоры с мамой.

И все бы ничего, и все бы шло своим чередом — постепенно Алла смирилась бы с утратой. Если бы не эта история, неожиданно заставившая девочку вновь прибегнуть к спасительному, но, в то же время, такому небезопасному воображению.



Кирилл Юрченко

Отредактировано: 01.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться