Алла в стране Чб

Глава 1

Глава 1

С которой начинается эта история, когда в городок, где живет Алла, приходит страшная беда, и привычный мир, как говорят взрослые, «катится в тартарары»...

 

 

Эта история случилась, когда в маленький городок, где Алла жила-была, вторглась беда, именуемая коротким и страшным словом — ПОЖАР.

Никто не знал, откуда он пришел. Он будто ворвался с разных сторон и был подхвачен переменчивым весенним ветром, таким сильным, каких давно не случалось. Как два жестоких злодея, пожар и буйный ветер начали кружить по городу, в котором дома были преимущественно деревянными, стягивая его в узел огня, и безжалостно расправляясь со всем, что попадалось на пути.

В то утро Алла была в школе на линейке перед началом летних каникул. Когда в школу ворвалось известие о пожаре, Алла хотела бежать за Борькой в детский сад, но строгие учителя не позволяли никому покинуть здание. Она несколько раз пыталась позвонить отцу, но его мобильник не отвечал, а потом и вовсе пропала связь.

К школе толпами тянулись спасавшиеся от огня жители близлежащих улиц. Чтобы разместить больше людей, младших учеников, а с ними и Аллу, отвели в небольшое строение по соседству. Она, несомненно, сбежала бы оттуда на поиски брата, но оказалось, что в это же здание эвакуировали детский сад, и среди других малышей Алла с радостью увидела Борьку. Теперь она беспокоилась только за отца.

Вскоре сюда стали приходить мамы, ищущие своих детей. Аллу и Борьку, как сирот, определили под надзор женщин, в которых девочка узнала своих соседок. Они и рассказали Алле и Борьке, что их дома больше нет. Впрочем, в тот момент девочка больше беспокоилась о папе, и сердце ее немного отлегло, когда ей рассказали, что отец вместе с другими мужчинами помогает бороться с пожаром.

Строение, в котором разместили погорельцев, когда-то очень давно служило какой-то конторой, а теперь стояло заброшенное. Зато вместе со школой оно было единственным кирпичным во всей округе и могло не бояться огня. 

Заброшенным оно простояло несколько лет и видно было, что сильно подверглось власти запустения. Окна маленькие, мутные, прокоптившиеся. Их давно никто не мыл, ни снаружи, ни изнутри. В некоторых окнах стекла были разбиты и заколочены фанерой или железом.

Семей, лишенных крова, здесь оказалось много. На первом этаже и в подвале для них были расставлены кровати и раскладушки. Создавалось впечатление, что они стояли здесь всегда, как будто нарочно ждали нужного момента, и были точно такими же грязными и прокоптившимися, как само здание и его окна.

Для Аллы и ее брата Борьки нашлось место в самом дальнем и темном углу подвала возле стены под крохотным и совсем уж мутным окошком, сквозь которое ничего нельзя было разглядеть. Окошко не открывалось, а если бы и удалось это сделать, то оно, наверное, развалилось бы от старости.

Это окошко было настолько маленьким, что в его створку могла бы пролезть разве что кошка.

Пожалуй, это могла бы сделать вязаная кошечка — любимая игрушка Аллы, сделанная когда-то мамиными руками, и с которой девочка всегда ложилась спать. Если конечно, отбросить тот факт, что ее кошка была связана крючком. Вот если бы она была живой!..

 

«Моя маленькая кошка

Прыгнет вдруг в окошко...»

 

Сам собой родившийся стишок вновь подстегнул воображение Аллы. Оно разыгралось, и девочка даже представила, как ее любимая игрушка снова при ней. Да еще всамделишная, живая!

А, может быть, и мама жива?! — вспомнила Алла о том, как она часто воображала это. И вдруг испугалась самой себя, когда в полумраке подвала ей почудилось, что она увидела такой знакомый до боли мамин силуэт возле Борькиной раскладушки.

Но стоило той женщине, которую она приняла за маму, громко всхлипнуть чужим голосом, как девочка тут же вернулась к реальности. Она испугалась еще больше, когда вдруг поняла, что снова включилась в опасную игру.

Нужно быть осторожной — опять все будут говорить, что она выдумщица, лгунья или чокнутая...

Но Алле так не хотелось, чтобы мама и кошечка навсегда исчезли в прошлом — там, где осталась память о любимом доме. Которого она еще не видела сгоревшим. И могла только верить чужим словам.  А так не хотелось верить, что нет больше их дома!

 

«Моя маленькая кошка

никогда не прыгнет в окошко...»

 

Этот переделанный грустный стишок Алла повторяла про себя со слезами. Плакала не только она — все женщины рядом, старые ли, молодые. Каждая о своих утратах и каждая — обнимая своих детей. И только Аллу с Борькой некому было обнять.

Девочка смотрела на мутное крошечное подвальное оконце, под которым стояла ее новая кровать (на самом деле старая, чужая и неудобная, с провалившейся сеткой) — и ей подумалось, что там — за этим мутным окошком — прячется незнакомый мир.

Мир, в котором нет места горю и печалям.

 

Положив голову на подушку, и продолжая смотреть на окошко, она попыталась вообразить себе этот мир... и  не заметила, как заснула.

А когда проснулась, было непросто понять, день сейчас или уже вечер, поскольку в подвале было довольно мрачно, а в их углу особенно.

Борька спал — тихонько посапывал на соседней раскладушке. Алла продолжала лежать, глядя на странное окошко и думая, сама не понимая, о чем.

 

А мутное окошко, действительно, выглядело весьма и весьма странным.

Кроме Аллы, первым на это по-настоящему обратил внимание — но не придал значения — отец, когда пришел навестить дочь и сына, чтобы снова уйти на борьбу с огнем, все еще бушующим в разных частях города.

Он спустился в подвал с группой других мужчин, искавших своих родных. К тому времени Алла  несколько раз погружалась в объятия тяжелого сна. Но, едва только завидев папу, девочка кинулась к нему со всех ног. Если заспанного брата Борьку испугали его прокопченное лицо, опаленные брови и запах гари от одежды, то Алла готова была тискать отца хоть сутки напролет, и не отпускать вовсе, не переставая целовать и тереться о его колючие щеки.



Кирилл Юрченко

Отредактировано: 01.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться