Аллергия

Размер шрифта: - +

Глава 2

          У меня очень редкая болезнь, ее название – аквагенная крапивница, или проще говоря, аллергия на воду.

            Мне было около года, когда мама впервые заметила симптомы. Это был обычный вечер, она меня искупала и собиралась укладывать спать, но заметила на коже какие-то волдыри, они распространялись по всему телу. В тот день я была сама не своя: громко плакала, у меня поднялась температура. Меня забрали в больницу, врач начал осматривать меня, по всему телу были волдыри.

             Хорошо, что врач нам попался довольно умный, он сразу предположил, что возможно, это очень редкая болезнь, которой страдают всего лишь около тридцати человек на всей планете, конечно, лекарство от нее нет.

             После нескольких исследований, врач поставил мне редкий диагноз, который теперь является моим клеймом. У меня была аллергия абсолютно на любую жидкость, в которой содержатся хоть немного воды. Как только хоть незначительная капелька попадала ко мне на кожу, то на том же месте через пару минут появлялись волдыри, покраснение и зуд. Например, если вылить на себя кружку чая, то от такого количества жидкости на моей коже я начну задыхаться, мне будет безумно не хватать воздуха.

            С того самого дня моя жизнь кардинально изменилась. Теперь все ванные процедуры я принимала строго по расписанию, все они сопровождались дикими болями. Всю жидкость я старалась пить только через трубочку из плотно закрытой емкости, чтобы случайно не вызвать аллергическую реакцию на коже вокруг губ и не разлить на себя что-нибудь.

             Как бы странно это не звучало, но я научилась не плакать, потому что слезы на щеках оставляли после себя волдыри, которые на нежной коже проходили еще дольше. Мне запрещены какие-либо физические нагрузки, ведь они могут вызвать пот на моем теле, который может меня уничтожить. Поэтому я редко выхожу на улицу, сижу здесь с этими кондиционерами, как какая-то зверюшка.

               Нет, конечно, мне приходится контактировать с водой, потому что в жизни человека это неизбежно. Например, мне все равно приходится мыться, умываться, чистить зубы, мыть руки. После таких процедур я испытываю безумную боль, но честно сказать, я к ней уже привыкла, я не представляю, как это жить иначе, как это быть нормальной…

              В начале моего жизненного пути, мама пыталась делать вид, что моя болезнь не мешает мне жить. Поэтому я даже до третьего класса ходила в обычную школу, пока однажды после урока рисования чуть не умерла. Маме позвонили на работу с больницы и сказали, что я нахожусь в искусственной коме. Оказывается, какие-то девочки из четвертого класса облили меня водой из-под крана, они не отпускали меня, пока я вся не намокла. После этого случая мама точно решила, что в школу я больше ни ногой.

          Теперь я здесь, в этих четырех стенах. Мое развлечение – чтение книг или просмотр сериалов и иногда я переписываюсь с девушкой Бэт. Я почти ничего о ней не знаю, кажется, что ей девятнадцать, она учится в колледже на архитектора и у нее какие-то проблемы с общением. Мы знаем только имена друг друга и на этом все.

          Я сажусь за компьютер и решаю написать Бэт. Открываю почту и начинаю быстро набирать текст: «Привет, Бэт! Мой день начался как обычно, я позанималась с учителем математики, она сказала, что у меня есть кое-какие успехи. Это вселяет мне надежду, что я сдам экзамены. Вчера вечером наконец-то дочитала «Джейн Эйр». Да, мне понравился этот роман, так что я теперь на твоей стороне, порекомендуй еще какие-нибудь интересные книги, желательно про эпоху 18-19 века. Ты знаешь я фанатка пышных платьев и баллов…»

          Больше ничего в моей жизни не произошло, поэтому я решаю отправить то, что написала.

          Иногда я думаю, что вот я сдам экзамены, поступлю в колледж, а дальше что? Как я буду учиться? Дистанционно? Хорошо, я получу какую-нибудь профессию, а смогу ли работать?

         От всех этих мыслей начинает кружиться голова и я решаюсь подойти к окну. Из моего окна на втором этаже прекрасно просматривается весь периметр. Вижу, как у соседнего дома стоит белый фургон, и какие-то парни выгружают оттуда черный кожаный диван.

        Полгода назад в этом доме жила миссис Абрамс. Это была милая старушка лет восьмидесяти, она часто приходило ко мне на чай, но ее забрали дети, потому что она себя начала совсем плохо чувствовать и должным образом не могла за собой ухаживать, а дом выставили на продажу.

         Это ее внуки или у нас будут новые соседи? Вокруг белого фургона бегает белый лабрадор и мешает парням выгружать диван.

         -Отойди, Майлз! – кто-то кричит из парней, но собака не думает уходить.



Виктория Бостон

Отредактировано: 16.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться