Аллюзия для Волкодлака. 2 том

Размер шрифта: - +

Акт 4 - действие 2.ч-2 (17.11)

Акт 4

Действие 2.2

Звук открываемой двери и шуршание юбки заставили дернуться и резко обернуться на шум. Яломиште не отходила от волчицы дальше, чем на метр. За те часы, что прошли с момента ранения Евы, Николас привык к яростному нежеланию лекарицы бросать раненную без присмотра. Милисса разительно менялась, словно перерождалась в новую личность, если дело касалось лечения кого-то. Рыжая бестия заставила себя уважать, ей не перечил не только сам Николас, что объяснимо. Рожденный опасался сорваться, и разнести резиденцию по камешку, поэтому и контролировал каждое свое движение, вздох, взгляд. Не до споров со вздорной девчонкой, когда пытаешься остановить лавину всего двумя руками. Но ее слушались и другие вампиры, не шипели, не пытались поставить на место, когда лисица бранилась, а покорно исполняли все приказы. Да, да, именно, что приказы. Мелкая девчонка приказывала личным гвардейцам Рожденного, о чьих поступках бродят легенды по всей Инедия.

Жанруа разжал свою хватку, убрал руку и отступил на шаг в сторону, но так, чтобы в любой момент прикрыть Рожденного собой. Такая паранойя вызвала бы у Николаса улыбку и пару колкостей, но не сейчас. Внимание было обращено на рыжую. Девица явно вымоталась. Бледная, с синяками под глазами. Ее потряхивало от усталости и недавнего магического перенапряжения. От нее так несло потом и собственным страхом, что аромат крови волчицы почти пропал. Ее трясло мелкой дрожью. Она прятала глаза и нервно мяла грязный подол.

- Говори? – выдавил из горла Рожденный, чувствуя, как внутри все напрягается, будто перед прыжком… или как перед падением… в бездну отчаянья.

Страх взметнулся волной. Да, он слышал стук ее сердца, чувствовал живую кровь бегущую по жилам, а значит и сама девушка жива. Но… после всего, что вампир уже успел увидеть… страх почти не поддавался контролю. Да, Наследнику пока удавалось сдерживать эмоции, но мужчина понимал… Нет, даже четко видел, что случится, если девушка умрет. В первый раз такого чувства не было, но сейчас… Он сорвется, вырвется вторая натура, а значит – здесь будет пепелище.

- Она спит. Я дала ей несколько отваров… Других, и своей силой их усилила немного, чтобы усыпить. Иначе никак, она не должна чувствовать своего тела. Боль сведет зверя с ума. А один ее переворот – и работа насмарку.

- И? – Николас качнулся к девчонке.

Лиса шарахнулась назад, едва не рухнув, наступив на окровавленный подол платья. Рядом оказался один из рыцарей, что стоял у дверей. Придержал лисицу за плечи и помог сохранить равновесие.

Николас удивился тому, что Амлед бросился на помощь без приказа. И еще больше поразился, когда заметил, что оборотница даже не дернулась в страхе или от неожиданности, а только благодарно улыбнулась. Да, устало и вымученно, но улыбнулась же. Поблагодарила.

Если бы хоть кто-то сказал Рожденному еще пару месяцев назад, что его рыцари будут галантны с оборотнями, он бы рассмеялся. А вот поди ж ты, случилось. Всего несколько дней, даже не годы – и вампиры приняли в свое окружение двух оборотней.

Николас видел, как тот же Рамук болтал с Евой. Многие, очень многие обитатели поместья сдружились с волчицей, а уже через нее с лисой, ибо сама рыжая не стремилась к общению. И все же, вампир хорошо ощущал страх и ненависть в первые дни, а сейчас Милисса опасалась только его, Николаса. Поразительно.

- Я…я… усыпила не только ее зверя, но и временно лишила магии, чтобы она не навредила себе. Сейчас зверь и магия рвутся, чтобы спасти ее жизнь, но любой выплеск силы может только добить. Зелья не дадут ей призвать переворот ближайшие пару дней. Моя магия закрыла ее источник силы, чтобы во сне не случилось отторжения моих сил. Вы же понимаете, что моя магия чужда для ее крови.

Николас кивнул.

- А сонник не отпустит еще часов шесть. Ей нужен сон… И чтобы она не двигалась. Совсем.

- То есть, ты парализовала ее полностью? – уточнил Жанруа тихо.

- Да, поэтому нужно следить за ее дыханием, и за сердцем. Больше я ничего не могу! – после последних слов девушка закрыла лицо руками, и забормотала в ладони: – Я бы хотела, но не могу. Яд… Ваил и так была ослаблена, а теперь…

Николас заставил себя успокоиться. Он уже слышал эти слова от нее. И она слышала его слова в ответ. Не стоит снова угрожать. Он не был целителем, мало что понимал в лисьей ворожбе, еще меньше знал о природе регенерации волков, но понимал, что многого ждать от молодой лекарки не стоит. Да, он – наследник трона, но ни один из вампирских целителей не смог бы сейчас помочь. Магия вампиров еще более разрушительна, чем лис. И именно поэтому, хорошо зная, как раненных волков корежит от магии вампиров, он и раньше не подпускал никого к Еве, кроме Милиссы. Как не удивительно, но сейчас она – единственная может помочь.

- Иди. Приведи себя в порядок. Жан, пусть ее накормят и дадут отдохнуть. Ам, никого к ней не подпускать.

Рыцарь кивнул за спиной лисы.

- Вообще никого, - уточнил Рожденный. – Ни слуг, ни кого-то из знати. Только меня.

Оба друга дождались пока лекарица с телохранителем скрылись за поворотом.

- Жан, поднимай всех. Я хочу, чтобы эта часть дворца была полностью закрыта от гостей или слуг. Все вон! Никто не должен узнать подробности произошедшего. Сюда, - вампир указал на двери комнаты волчицы, - пришли сработанную двойку.

- Хорошо, - кивнул Жан, внимательно всматриваясь в лицо друга. – Что с тобой происходит, Николас? Тебе снова плохо? Может, стоит позвать Прозора?

- Уйди! - едва слышно рыкнул Наследник.

Валнир решил не спорить, а просто исчез.

Николас подошел к дверям и замер. Ему нужно было зайти внутрь. Если за волчицей нужен присмотр, то присматривать будет именно он. Почему? Он не подпустит к ней никого, кроме себя. Каждый здесь – опасен. Кто-то отравил ее. Ему бы сейчас пригодился человеческий лекарь, очень. Но, из тех, кто рядом, он никому не верит, не может верить. А искать нового – это потраченное время, которого нет. Вампир был благодарен Рактаму хотя бы за лису, если бы не она…



Машенька Фролова

Отредактировано: 29.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться