Алмазная Рукавица

Размер шрифта: - +

Глава вторая

У меня было не так много друзей. Я не слишком доверяла людям, и все свои секреты предпочитала хранить в кругу семьи. С некоторыми девушками из княжеской гвардии у меня сложились неплохие отношения, но не более. Однако когда мне было лет пятнадцать, я была очень дружна с одной милой барышней, которую звали Каролина Грэйвс.

Каролина чем-то напоминала мне сестру. Они обе были утонченными, изящными и мягкими в общении. Меня, с моими порывистыми движениями и неспособностью усидеть на месте, нельзя было назвать грациозной в классическом понимании этого слова, поэтому манеры моей сестры и Каролины очаровывали меня.

Вот только в отличие от Ванессы Каролина частенько витала в романтических мечтах и мечтала найти избранника как можно скорее. Она влюблялась то в одного, то в другого красавца. Ее восторг был так заразителен, что даже я порой поддавалась ее влиянию и мечтала встретить рыцаря, который вскружил бы мне голову. Впрочем, такие мечты оставались мимолетными и не сильно волновали мое сердце.

Пришел день, и Каролина влюбилась «по-настоящему». В рорийца. Это было еще до войны, однако все же шокировало многих знакомых девушки. Статный черноглазый красавчик явился к княжескому двору в свите принца Тэлля. Он в первый же день своего пребывания в Иннэгаре очаровал Каролину. В этот раз роман, который завязала моя подруга, порядком меня смутил. Я даже робко высказала свои сомнения, но Каролина, глаза которой горели страстным огнем, не стала меня слушать. 

Моя тревога не рассеивалась, но я больше не пыталась переубедить мою подругу. Даже ее родители не встали у нее на пути. Я старалась не обращать внимания на ухмылки спутников Тэлля всякий раз, когда Каролина приближалась к своему возлюбленному, и игнорировала слухи и пересуды.

Очень скоро Тэлль и его свита вернулись в Рорию. Через несколько месяцев Иннэгар был атакован. Я помню, как поведение Каролины доводило меня до слез в те дни. Конечно, дело было не только в том, что она говорила, просто ужас внезапно грянувшей войны серьезно расшатал мои нервы. Я не могла поверить в то, что происходило с нашим княжеством. Пролилось столько крови, знакомые мне улицы были в огне, а мародеры без зазрения совести грабили и богатых, и бедных. Прежде я не думала, что кто-то может быть таким подлым, каким оказался Вэлин.

Войну мы проиграли быстро, но неприязнь, которая всегда была как тлеющий костер между народами Рории и Иннэгара, обратилась в ревущий пожар ненависти. Как можно было доверять этим людям? Как можно было любить одного из них? Каролина не слушала никого. Она повторяла как упрямая ослица, что ее возлюбленный все еще остается воплощением благородства. Даже когда он принял участие в городском рейде и разграбил дом ее родителей, она продолжала его защищать.

Любовь превратила ее в безвольную куклу. Я перестала доверять ее суждениям. И я не верила всем рорийцам. Меньше всех тому, кто сейчас со скучающим видом стоял напротив меня, опираясь спиной на стену. Его серые глаза на покрытом загаром лице поблескивали в полумраке. У Кейна были темно-рыжие волосы, которые сверкали, как драгоценный металл, и руки истинного аристократа. Да, он был красив, но не той красотой, которая согревает душу, а той, что заставляет чувствовать собственное ничтожество в сравнении.

— Жаль, что твой характер так испортился.

Голос Кейна был негромким, и я решила, что ослышалась.

— Что, прости?

— Прежде ты мне нравилась больше.

Мне пришлось прикусить язык, чтобы удержаться от грубости, но надолго меня не хватило. 

— Вот оно что. А ты мне никогда не нравился.

— Ты такая злопамятная!

— Давай оставим эту тему? — отрезала я. — Пожалуйста. 

— Да брось, Кэссиди. Нам ведь было весело тогда, разве нет?

Было бы глупо удостоить ответом подобное бредовое предположение. Кейн улыбнулся.

— Признай. Ты скучаешь по этому. Даже больше, чем я.

Дверь в кабинет распахнулась, и князь с его гостем показались на пороге. Напряжение тотчас оставило меня. 

— Угомонились? — сказал князь. Он легко улыбнулся мне. — Пойдемте.

Я последовала за ним, уже не обращая внимания на Тэлля и Кейна.

— Не понимаю, почему вы так лично в этом заинтересованы, — обратился князь к Тэллю, продолжая разговор, начало которого я не услышала.

— Моя мать слишком увлеклась, — сказал Тэлль. — Злоупотреблять этим зельем нельзя, последствия могут быть весьма неприятными. Матушка и Вэлина им пичкала, пыталась сделать его неуязвимым. Вы знаете, что в итоге стало с моим братом. Маниакальные идеи, жестокость. А пантера, которую он дрессировал огнем и железом? Вэлин всерьез полагал, что в этой пантере живет дух нашей матери.

Бр. Ну и семейка. Рядом с Вэлином принц Тэлль казался почти разумным и все же не вызывал у меня теплых чувств. Интересно, о чем они говорили?..

Мы приблизились к главному входу дворца. Когда перед нами распахнули тяжелые двери, я увидела дирижабль в центре парадного двора. Мои руки невольно сжались в кулаки, но я быстро стряхнула оцепенение и собиралась последовать за князем, когда Кейн вдруг преградил мне дорогу.

— Не стоит. Это зрелище не для твоих нежных глаз.

Я послала ему холодный взгляд.

— Знаешь что…

— Он прав, — заметил князь, поворачиваясь. — Лучше останься здесь, Кэссиди.

— Ваша светлость!

— Пусть идет с нами, — вмешался Тэлль. Он явно был не в настроении выслушивать пререкания сегодня. — Она ведь входит в вашу личную охрану, Руэл. Думаю, мы можем положиться на крепкие нервы леди Морриган.

Я наклонила голову, но не стала благодарить рорийского принца. Князь лишь покачал головой. Его внимание уже было приковано к дирижаблю. Надо признать, это был не лучший летучий кораблик, который я видела в флотилии Вэлина. Пассажирская гондола больше напоминала коробку, в которой в беспорядке были сгружены вещи. Место совсем не уютное, впрочем, оно вполне годилось для коротких путешествий. Огромный железный шкаф в самом центре гондолы сразу бросался в глаза.



Фрейлейн Кросс

Отредактировано: 25.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться