Алмазная Рукавица

Размер шрифта: - +

Глава третья

Наступившее утро выдалось погожим, и я чувствовала себя вполне бодрой, и это было удивительно, если учесть то, что половину ночи я провела, клацая зубами от страха за собственную жизнь и сжимая рукоять кинжала под подушкой. Когда я проснулась и раздвинула занавески на окнах, веселый солнечный свет унес все мои тревоги и печали. И чего я так переполошилась вчера? Я позорю генерала Даниэль своим поведением! Если этот мерзкий заговорщик строит против меня козни, мне это только на руку. Я давненько искала повод повесить его голову над своим камином и всегда подозревала, что рано или поздно мы схлестнемся не на жизнь, а на смерть. Конечно, лучше не делать этого на вражеской территории. Из дома Марион нужно убираться подобру-поздорову. После утренних водных процедур я вновь развернула сверток с чистой одеждой, быстро натянула узкие серые брюки, белую рубашку и клечатую куртку, и убрала волосы под кепку. Отражение в зеркале меня позабавило. Теперь я мало отличалась от местных горожанок, разъезжающих по улицам на велосипедах, если, конечно, не обращать внимания на хлыст и кинжал на поясе.

В доме было очень тихо, и это внушило мне обманчивую надежду, что все еще спят. К несчастью, когда я направилась вниз, не успела даже дойти до середины лестницы —властный голос Марион остановил меня.

— Куда это вы собрались?

Я медленно повернула голову и взглянула сверху вниз на хмурящуюся хозяйку дома. Марион сегодня была в воздушном бирюзовом пеньюаре, который совсем немного оставлял воображению.

— Доброе утро.

Моя собеседница лишь недовольно поджала губы. 

— Куда вы идете?

— Я хотела прогуляться.

— Не думаю, что это разумно. Вам не стоит выходить без причины.

— Я… — я развела руками, лихорадочно соображая. — Если честно, я хотела купить целебную мазь. Для моих ушибов.

Хозяйка дома милостиво улыбнулась.

— Ах, вот как. Не утруждайтесь. Я пришлю мазь в вашу комнату. 

Она не шевелилась, продолжала буравить меня недоверчивым взглядом. Прорываться с боем показалось мне не самым разумным вариантом. Я улыбнулась и наклонила голову.

— Благодарю. А где же господин Кейн?

— Он скоро придет. Возвращайтесь к себе.

Какая благодушная. Я пожала плечами и поплелась назад в гостевую комнату. Оказавшись внутри, я посетовала на то, что не предприняла побег еще вчера ночью. И все же меня мало тревожила собственная судьба. Я в любом случае найду способ улизнуть от Кейна. Немного хитрости и…

Через несколько минут в дверь постучали, и вошел старый слуга с подносом в руках. Я увидела вареные яйца, кофейник, молочник, старую чашку на блюдце и два золотистых кусочка поджаренного хлеба, на которых таяло масло. В центре же стояла не внушающая аппетита склянка с желтоватой мазью. Слуга громыхнул подносом, когда поставил его на столик, окинул меня ледяным взглядом и удалился.

Завтрак я прикончила в один присест. Потом взяла в руки склянку и принялась ее рассматривать. Когда спустя час Кейн постучал и вошел в комнату, я все еще сжимала склянку в руке, однако из одежды на мне была только шелковая сорочка.

— Ты не готова, Кэссиди?

Я подняла голову и попыталась придать лицу самое растерянное выражение лица, на которое была способна. Возможно, я переборщила, невинный взгляд моих глаз заставил Кейна подозрительно нахмуриться.

— Ты даже не одета еще. Мы выходим через полчаса.

— Да, — пробормотала я. — Сейчас…

— Все в порядке?

Я подняла склянку с мазью.

— Рука болит, не могу дотянуться, — мой голос трогательно дрогнул. — Неловко просить Марион… Может, ты это сделаешь?

Теперь подозрение в его глазах было нескрываемым. Во мне даже шевельнулось возмущение. Я, конечно, не самая женственная особа, которую он встречал, но я все же девушка. Мне позволительны слабости.

— Забудь, — быстро сказала я и поставила склянку на стол.

Кейн все еще недоверчиво разглядывал меня, однако медленно приблизился и взял мазь.

— Повернись, — сказал он.

Я повернулась, вовремя скрыв торжествующую улыбку, и убрала волосы с затылка. Когда Кейн коснулся моего плеча, я вздрогнула.

— Больно?

— Терпимо.

Сильный запах трав разливался в воздухе. Я не шевелилась, пока он мягко втирал мазь в мою кожу, попутно размышляла о том, работают ли примитивные техники соблазнения на всех мужчин без разбора, а еще о том, хорошо ли я поступаю, опускаясь до лжи и уловок.

Пальцы Кейна скользнули под тонкую тесьму шелковой сорочки, и мое сердце забилось быстрее. Потом его ладони легли на мои плечи. Я судорожно выдохнула.

Что же… Кажется, пора закругляться, пока все получается. Я повернулась к Кейну лицом.

— Спасибо, — прошептала я. — Ты спас меня.

— Это пустяки, — ответил он. — Все скоро заживет.

— Нет, я о дирижабле. Ты спас меня. 

Мне пришлось опустить глаза, вынести его взгляд я была не в силах. Я была сердита, я прекрасно знала, что на войне все средства хороши, но по какой-то причине мое сердце ныло от тоски. Сильные пальцы легли на мои ключицы, прикосновение было таким легким, будто он боялся обжечься. С моих губ вновь сорвался прерывистый вздох. Я обвила его талию руками и спрятала лицо на его груди. Голос Кейна донесся до меня как издалека.

— Кэссиди…

— Зови меня Кэсси, — быстро сказала я. — Так меня зовут близкие люди.

— И с каких пор я один из них?

— Ты спас меня, — повторила я. — Шэрван, без тебя я бы умерла…

Я собралась с духом, отстранилась и взглянула в его лицо. И тут же у меня душа ушла в пятки. Я поняла, что в искусстве обольщения я просто бездарность. Непроницаемое выражение на лице Кейна поразило меня. Вот что он чувствует сейчас? Злится? Может, раскаивается в том, что делает? Смеется надо мной?



Фрейлейн Кросс

Отредактировано: 25.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться