Алмазный венец

Размер шрифта: - +

3 глава. Ярина

***

Эдмор, д. Зыбь

 

 

Ярина

 

Машины въехали на территорию деревни после обеда. Огромные чёрные внедорожники с затемнёнными стёклами двигались со стороны Большой развилки, рассекая деревню поперёк, словно разрезая сливочное масло ножом. Я не видела этого, однако с лёгкостью могу представить, что как только автомобили конвоиров (а это были именно они) появились на горизонте, все жители деревни, пугливо побросав свои дела и наспех закрывая окна и запирая двери, тут же скрылись в своих домах. Опасаясь, что люди в чёрных спецовках и скрывающих их лица чёрных масках, вооружённые и опасные, могут постучаться именно в их дверь.

Зря они все волновались. Переживать стоило лишь мне одной. Только мне. И еще Зое.

Однако с самого утра ничего не предвещало беды. Зоя, наскоро перекусив овсяной кашей и запив ту чаем без сахара, поцеловала меня в щёку и убежала в школу, я же, как и планировала, отправилась в Болдино. Пришлось пешком дойти до Большой развилки, где останавливался следовавший по маршруту «Болдино-Зыбь» старенький автобус. Кому-то такой путь мог бы показаться длинным, однако мне, любившей пешие прогулки и привыкшей к ним, удавалось наслаждаться наконец одарившим деревню долгожданным апрельским солнцем, поскуливанием бежавшего рядом со мной Златко, пытавшегося втянуть меня в свою игру, а также ароматами просыпающейся весны – раскинувшегося передо мной луга, оранжевой от суглинка земли и свежести молодой древесной коры.

Цели посещения Болдино у меня было две: именно о них я думала, когда, держась за поручни в дребезжащем и подскакивающем на кочках и ямах автобусе, направлялась в поселенческий центр. Первая – продать северных рябчиков, подстреленных вчера в лесу, вторая – найти одного человека, единственного во всей стране, которому мы с Зоей могли доверять и к которому могли обратиться за помощью. Деда Василия, старого друга отца.

С намеченными целями я покончила к часу дня и даже успела на автобус, чтобы вернуться в деревню как раз к возвращению Зои из школы, - мне хотелось поскорее поделиться с сестрой новостями.

Златко в дом не вошёл, развалившись у порога и греясь на солнышке, а я, на ходу сбрасывая рюкзак, позвала сестру, узнавая, дома ли она. Зоя выскочила мне навстречу из своей комнаты, в глазах её - немой вопрос, который я собиралась тут же удовлетворить. Но не успела рта раскрыть, как услышала раздающийся со двора надрывный лай Златко. Пёс не просто лаял, он отчаянно призывал к чему-то, скребясь в дверь, и свирепел оттого, что не мог предупредить хозяев об опасности иным способом.

- Что это с ним? – пробормотала Зоя и, нахмурившись, направилась к окну. Но я уже всё знала...

«Чужаки!», - мгновенно поняла я. «Уже совсем близко!».

А потом я услышала рёв моторов, стремительно нарастающий и приближающийся к нашему дому.

Я поняла сразу: конвоиры по мою душу явились. Лесной патруль обнаружил следы пересечения границы. А может, тёмные зафиксировали вторжение.

- Кто это? - испуганно пробормотала Зоя, отдёргивая с окна занавески, и пытаясь гнать прочь ужасные мысли. Увидев остановившиеся возле дома автомобили, сестра перевела на меня обеспокоенный взгляд. – Конвоиры... – прошептала она. – Яра, нет! – добавила она уже громче, осознав в этот краткий миг, к чему всё идёт. – Нет!

- Кажется, - горько усмехнувшись (странно, я могу улыбаться в такой ситуации?), проговорила я, - кто-то всё-таки узнал про розы... – Или про границу.

Розы мы уничтожили сразу же, а вот про случайное пересечение границы с Даркфеллом я Зое так ничего не рассказала, боясь, что если сестра узнает, то станет невольной соучастницей в сокрытии преступления от властей. «Потом, когда мы пересечём границу с Локвудом и окажемся в относительной безопасности, можно будет ей признаться», - трезво оценивая ситуацию, думала я. Но теперь, видимо, сестра узнает всё гораздо раньше...

- Яра, - прошептала Зоя и кинулась ко мне с выражением ужаса и бессилия на лице.

Она не могла помочь и страдала от этого. Использовать свою силу – значит, подставить нас обеих, пойти на это она не могла. Не имела права.

- Всё будет хорошо, - успела лишь я сказать ей, улыбнувшись ободряющей улыбкой.

Конвоиры вошли без предупреждающего стука – через мгновение дверь в наш маленький дом распахнулась, едва не слетев с петель, послышался скрип половиц под грубыми и тяжёлыми ботинками людей ворвавшихся в наш с Зоей мир, и вскоре крохотное пространство комнаты заполнили три высоких крепких мужчины в чёрных спецовках. Конвоиры – на всех троих чёрные брюки, высокие ботинки на шнуровке, чёрные, опять же, куртки, а поверх них безрукавки-бронежилеты с выпирающими на груди карманами, из которых торчали края раций. Лиц незваных гостей видно не было – только глаза в прорези маски, закрывавшей всё остальное.

- Ярина Витальевна Смолова! – скомандовал один из пришедших командным голосом и уставился на нас, будто призывая, подобно собачке, кинуться к нему в ноги на отданный громогласный приказ.

Ладони мои вспотели и заметно дрожали, поэтому я сжала их в кулаки. Я надеялась, что на лице не отразилось всего спектра тех эмоций, что бушевали внутри меня: волнение, страх, негодование, потерянность, тревога.



Рина Никулина

Отредактировано: 27.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться