Альпийское золото

Размер шрифта: - +

Глава 2

Они просто не услышали, когда я вошла. Или сделали вид, что не услышали. Хотя, скорее всего всё же первое: Кайле так страшно ругался, что я сразу даже испугалась отчего-то решив, что кричит он на меня. Ведь, по идее, больше было не на кого. Не на мумию же он будет орать. Мне понадобилось несколько долгих секунд, чтобы сообразить, что я пока что в безопасности и обращается он к кому-то другому, мне невидимому:

— … не упустят случая тебя убить! Твоё состояние — одна сплошная идеальная возможность! Рейн, сейчас любой человек с улицы может тебя прикончить, даже здесь, в этом отсталом мире, не говоря уже про профессионалов.

— … — Я слышала голос, но не могла разобрать ничего, кроме интонаций. Слишком тихо. Да и они в комнате, а я затаилась мышкой у дверей и даже дверь входную закрыть боюсь, так и торчу с пакетами на пороге, как дура.

— Не думаю, — Кайле вздохнул. — Никто не знает, что в этом мире появился ключник. Китто не болтал, а предыдущий вердикт ты сам помнишь какой.

— Тогда я останусь здесь, — наконец, смогла разобрать я. Голос говорившего был тихий и какой-то уставший, но мне почему-то вдруг показалось, что собеседник Калейки уже всё (чем бы это «всё» ни было) решил, и его уже не переубедить. Легче сдвинуть гору с места.

— Нет. Если о тайне знает больше одного человека — недолго ей быть тайной. Остальным узнать о твоём возвращении — лишь вопрос времени, и тогда за тобой придут. Пожалей хотя бы девчонку, — кажется, девчонка — это я. Мило. — А Совет? Что скажет Совет когда узнает, что я скрывал от них тебя? Твоё пробуждение?

Хм… Кажется, собеседник Кайле — это всё же вчерашняя мумия? Интересно, как она может разговаривать? Она же была вся  (как бы это сказать поприличнее) ссохшаяся.

— Я буду её учить.

— Кого? — Опешил Кайле, видимо, всеми мыслями обратившийся к Совету. — Девчонку?

— Мне понадобятся книги. И инструменты.

— Ты с ума сошёл.

— Другие её заклюют. Я — её единственный шанс стать настоящим ключником.

— Скажи ещё, что будешь её охранять!

Здесь я не выдержала: любопытство перевесило доводы разума, да и подслушивать нехорошо. Я закрыла дверь, и в ответ на щелчок замка в квартире воцарилась тишина. Я деловито зашуршала пакетами разуваясь.

— Привет, — я заглянула в комнату. Калейка стоял ближе к окну в неизменном костюме-тройке, но другом, чем вчера — теперь бежевого цвета. Руки засунуты в карманы брюк, словно он пытается таким образом заставить себя не размахивать ими. Румянец на щеках, глаза блестят. Ого, да он просто в ярости! На диване перед ним сидел парень. Или мужчина? От одного взгляда на него у меня начала болеть голова: всё в его внешности было неправильным. В отличие от Кайле одет незнакомец был очень фривольно: в старые драные Вовкины левисы и футболку с художественными кляксами, болтавшуюся на нём, как мешок. Ключицы выпирали из-под кожи, а локти казались такими острыми, что того и гляди проткнут обивку дивана. Длинные тонкие кисти с длинными тонкими пальцами почему-то вызвали у меня ассоциации с дохлыми чайками, будто бы он держал в руках мёртвых птиц. Да он весь был какой-то неправильно удлинённый. Огромные лихорадочно блестящие изумрудные глаза (не зелёные, а именно изумрудные, никогда не видела раньше таких глаз) в сумме с измождённым лицом долго голодавшего человека и длинной косой удивительного серебристого цвета делали его похожим на эльфа даже больше, чем Вовку. В японских играх эльфы не были такими эльфийскими. Разве что уши у этого на диване не торчали. Было видно, что ему тяжело даже просто сидеть опершись о спинку дивана. Ну, по крайней мере на чёрную иссохшую мумию он теперь похож тоже не был.

Оба они смотрели на меня.

— Доброе утро, — наконец, взял себя в руки Калейка. — Госпожа Филя, знакомьтесь. Это мой брат — Ненаш. Ненаш — это Филя, ключник, который тебя освободил.

Ага. Интересно, почему только перед этим он назвал его Рейном?

— Здравствуйте, — не буду говорить, что мне приятно познакомиться. Вдруг они телепаты и видят ложь насквозь? Я думаю, меня уже сложно будет чем-нибудь удивить. — Только не нужно опять этих историй о ключниках. Ваш брат несколько преувеличивает мою роль в происшедшем.

— Привет, — Ненаш улыбнулся. Устало, но так искренне, будто действительно был рад видеть меня больше всего на свете. — Чем же тебе не нравятся истории о ключниках?

— Потому что всё это выдумки. Преувеличение. Я просто постояла рядом и открыла перед твоим братом пару дверей, — почему-то говорить с ним было легко. Слова сами слетали с языка. И у меня почему-то даже мысли не возникло обратиться к нему на «вы».

— Да, так и есть, — Ненаш кивнул соглашаясь. — Просто считай, что у некоторых нет рук, а у тебя есть. Без тебя, возможно, Калейка и справился бы, но сделать то, что было сделано, ему было бы намного сложнее. Кстати, брат, не поможешь леди с покупками?

Кайле буркнул что-то невнятное в ответ и направился ко мне отбирать пакеты. Причём с таким видом, будто собирается сражаться за них на смерть. И как-то само получилось, что мистер-костюм ушёл на кухню расставлять провиант по шкафчикам, а я осталась нервно переминаться с ноги на ногу с Ненашем в комнате.

— Присаживайся, — рука-птица взметнулась, указывая на кресло. Я послушно села. Мы с любопытством рассматривали друг друга. Я — этого иномирного принца (я не могла не признать, что даже в своём теперешнем состоянии оголодавшего скелета Ненаш чертовски хорош собой), а он — меня. Причём, судя по выражению лица он находил меня не менее неотразимой, чем я — его. На кухне Калейка раздражённо и совсем неаристократично хлопал дверцами шкафчиков.



Мара Полынь

Отредактировано: 05.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться