Алракцитовое сердце. Том 1

Глава вторая. На новый лад

 

I –

 

День выдался непогожий. Всю ночь накануне за окном сверкало и гремело так, что тряслась на полках посуда: то ли из-за грозы, то ли Сердце-гора разбушевалась, – отчего спать было решительно невозможно. К рассвету буря улеглась, но заморосил мелкий холодный дождь, способный довести до белого каления даже человека, пребывающего в самом благостном расположении духа, – а благостью и весельем в Орыжи в последние месяцы и без дождя не пахло. Так что Деян нисколько не удивился, когда в послеполуденный час, выйдя из дому бросить свиньям оставшиеся с обеда объедки, услышал с улицы крики.

– Вы, бестолочи! Гора одна на уме, одни игрушки! Выдумываете еще! Погодите, до двора дойдем, там я вам хорошенько задам!

С высокого крыльца Деян мог видеть, как Солша Свирка – предпочитавшая почему-то, чтоб все, от мала до велика, звали ее по-свойски, тетушкой Со, – тащит по улице сыновей– близнецов восьми лет от роду. Солша, женщина молодая, но дородная, сжимала в каждом руке по сыновьему уху и встряхивала то одного, то другого мальчишку после каждого выкрика. Лицо ее было пунцовым от злости и криков. Мальчишки оправдывались визгливыми голосами, картинно изворачивались, молотя руками по воздуху и всячески затрудняя матери путь до дома.

Деян утер лоб: при упоминании треклятой скалы в груди тревожно кольнуло – уж не случилось ли чего? Но пока больше походило на то, что самой большой неприятностью у мальчишек были распухшие уши.

– Ма, ну мы же чуть-чуть! Матушка, мы сказали, что видели! Ма!..

От каждого их оправдания Солша расходилась все больше и больше:

– Поговорите еще у меня! Бестолочи! Дурачье ленивое!

– Ма, ну мы правда, ма! Ну чего ты так сердишься, ма!

– Что, совсем страху нет, еще на меня пасти разевать вздумали?! Погодите, дойдем до двора, я уж расстараюсь дурь из вас выбить!

– Не на-а-адо!

– А врать матери надо?

– И то, и это не надо, ма, – утер сопли и неожиданно спокойно, по-взрослому, заключил мальчишка. – Но мы ведь и не врали, ма.

– У-ух, получишь, подлец!!!

Деян невольно улыбнулся. Угрозы свои Солша редко претворяла в жизнь, а выглядела вся троица весьма забавно… Но беспокойство, поубавившись, отчего-то не исчезло полностью.

Он оставил ведро с помоями у крыльца и, опираясь на костыль, проковылял к калитке.

– Доброго дня, тетя Со! Что у вас за напасть?

– Ох, Деян! – Солша на миг выпустила одного из мальчишек, чтобы утереть лицо, но вновь ухватила бордовое сыновье ухо прежде, чем тот сообразил отскочить. – Ша, несмышленыш, стоять смирно, пока взрослые разговаривают! Ох, прости, Деян, я не тебе…

Деян молчал и вежливо улыбался, дожидаясь, пока она закончит стыдить сыновей.

– Вы, бестолочи, хоть перед людьми меня не позорьте! Слышите меня, охальники?! Вон, видишь, что делается, сосед, – совсем от рук отбились. – Солша тяжело вздохнула. – Отпросились опять в лес, я пустила, дура, – а они там опять у скалы этой поганой, чтоб ее, игрались; нет чтоб грибов к ужину набрать, хоть матери помочь! Выдохнуть не дают, лентяи, а теперь вон брехать еще удумали, чтоб я им не всыпала!

– Ничего мы не удумали! – выкрикнул мальчишка. – Там были дяденьки, большой и маленький, и маленький отломил большому пальцы... Пусти! Больно, ма! Ухо оторвешь!

– Голову б тебе оторвать, шельмецу, да пришита крепко! – Солша была неумолима.

– Скажи ей хоть ты, дядя Деян!

– Да-да, скажи им, Деян! Меня не слушают, может, хоть тебя послушают, – Солша с надеждой взглянула на него.

Деян смерил укоризненным взглядом сперва одного, затем другого мальчишку:

– Перво-наперво, не стыдно вам на мать кричать?

– Мы не кричали; ну, самую чуточку… Но…

Мальчишка зарделся, замялся, и Деян почувствовал, как комок беспокойства внутри ширится и крепнет, отдается в спине неприятным холодком.

Матери они не боялись, привыкли, что у нее им все сходит с рук; и его не боялись, даже поддразнивали, бывало. Но сейчас они выглядели обиженными и напуганными едва ли не до слез, хотя плакать среди ребятни во все времена считалось зазорным.

«Странное дело… Ох, мрак!»

Деян внимательней пригляделся к мальчишкам и заметил то, что стоило бы заметить раньше. Матери они сказали, что ушли за грибами; значит, у них должны были быть с собой корзины. Однако корзин не было.

– Мы все, как было, говорим! Мы правда видели, там два дядьки было… – заканючил второй мальчишка. – А она нам не верит....

– Дед Беон с вас за брехню три шкуры спустит – до весны сесть не сможете, – сказал Деян, стараясь придать голосу как можно больше спокойствия. – Ему о том, что видели, вы готовы рассказать?



Екатерина Годвер

Отредактировано: 28.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться