Алтарь для Света. Том 1

Размер шрифта: - +

Глава 8

Глава 8

Он не шутил насчет боли.

Физически я слабее. Проигрываю по уровню знаний. У меня забрали последние капли магии. Я выжата досуха. Силой мне не выбраться, я проигрываю по всем параметрам. Хитростью? Не с этим людьми, нет. Может что-то предложить взамен? Деньги? Не похоже, что они в них нуждаются, иначе за Леду получили бы неплохой выкуп. Да и не похитители они. Жертвенник, алтарь, жуткие картины, ритуалы, желоба, отходящие в стороны от каменного постамента. Зал не использовался иначе, как для людских жертвоприношений. Чем можно торговаться с такими магами? Сила и информация. Ни того, ни другого я предложить не могу.

Чем больше я осознавала бедственность своего положения, тем сильнее таяла решимость к сопротивлению.

Аристократ, небрежно взяв меня под локоть, повел к жертвеннику — каменному постаменту в центре зала, украшенному цветами. Плоская поверхность — как раз, размером с человека — была исчерчена мелкими символами, в своей совокупности, образовывая пентаграмму.

Мне бы сопротивляться, но внутри что-то перегорело. Безразличие легло на плечи и задавило все остальные эмоции. Исчез страх. Я неуверенно повернулась, чтобы попытаться разглядеть лицо мужчины, все еще спрятанное под капюшоном. Безрезультатно. Я позволила уложить себя на жертвенник. Бровью не шевельнула, когда щелкнули браслеты с цепями, сковывая над головой заведенные назад руки. Не сопротивлялась, когда с помощью оков обездвижили ноги. Отдавшись полностью во власть мужчины, я прижималась к холодному камню, мелко подрагивая и ожидая приговора.

По залу раздалось цоканье каблуков — кто-то пришел. Я завертела головой, но оковы не позволили увидеть вошедшего.

— Что с ее резервами? — определенно женский голос, но чуть приглушенный, словно его звучанию мешает повязка или маска. — Не хочется нарваться на какую-нибудь гадость, просто потому, что кто-то не убедился лично, а решил поверить на слово,

— Несколько искр, и те затухают.

Женщина подошла ближе и встала у изголовья жертвенника так, чтобы у меня не было возможности ее разглядеть. От ее рук шел холод. Она осторожно положила их на мои виски и легонько сжала. Я держала глаза открытыми, не ощущая ровным счетом ничего. Я не сдалась. Я выжидала. Аристократ сказал, что вернет мою память. Ради этого обещания я шла на сотрудничество. Без магии, без сил, закованная в наручники на жертвенном постаменте, и с потенциальным заложником в виде Леды. Что такого ценного я помнила, что давало надежду выбраться живой, если верну свою память? Я должна вспомнить что-то очень-очень важное!

Женщина пробормотала заклинание, и мое тело пронзила острая боль. Я пыталась кричать, но горло сдавило невидимой железной хваткой. Я жадно ловила воздух ртом. Что-то душило изнутри, не позволяя вздохнуть. По грудной клетке медленно расползался жгучий густой жар. По венам вместо крови побежала лава. Я старалась дотянуться до горла, чтобы содрать невидимые путы, что обхватили и сжимали его, но лишь безрезультатно мазнула пальцами по воздуху, под противное звяканье затянувшейся до предела слишком короткой цепи.

Мгновение и удушение прошло. Легкие обожгло ледяным воздухом. По телу рябью пошла дрожь от ног к голове, взрываясь тысячами осколков боли. Спина выгнулась вверх, словно в меня шарахнуло молнией. Я почти слышала хруст в позвонках. Пальцы скрючились в судорогах. Мир становился безумно маленьким. Сузился до одной пульсирующей точки, имя которой — боль.

Зато теперь я могла кричать.

Руки женщины сместились. Маленькие взрывы внутри головы, цепной реакций пробежались от головы до пяток. Вот теперь я взвыла.

Боль пропала резко. Мышцы расслабились, и после небольшой передышки меня заколотил озноб. Через силу я повернула голову на бок и тут же наткнулась на твердый и внимательный взгляд мужчины, виновного в моих мучениях. Его лицо расплывалось, что-то не позволяло зафиксировать его в памяти. Но глаза... Эти глаза я не забуду.

— Я думал, боль у нее будет только в голове, — задумчиво произнес он, изучающе скользя по моему лицу, словно ища признаки фальши. — Почему она реагирует по-другому?

— О, я еще не перешла к чарам восстановления памяти, — как само собой разумеющееся пояснила женщина. — Сначала нужно ослабить тело и волю, сломать сопротивление, тогда гораздо легче проникать в сознание.

Пытки. За всеми этими словами прятался смысл именно этого слова. Она пытала меня, чтобы ей стало проще вторгнуться в мое сознание, которое я и так готова открыть, ради заветных воспоминаний. Теперь цена казалась слишком высокой.

Мужчина пробежал взглядом по моему изможденному лицу, по капелькам пота, застывшим на лбу, и остановился на изучении моих глаз. Выхватив какую-то застывшую в глубине эмоцию, он вновь обратился к женщине:

— И надолго это? Ей лет восемнадцать. Ломать там особо нечего.

— Столько, сколько потребуется, — немного жестко ответила та, и хотя я не могла видеть ее лица, была уверена — она улыбалась.

Меня снова скрутило в узел непрекращающейся боли. Все по новой. Но уже дольше, сильнее. Зал наполнился моими криками.

В какой-то момент я сбилась со счета, сколько раз повторялась эта импровизированная экзекуция. Перестала понимать, где нахожусь, что происходит и почему со мной так поступают. Перерывы между пытками стали короче. Сосредоточится гораздо труднее. Я терялась в пространстве и болезненных ощущениях.



Китра-Л

Отредактировано: 14.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться