Альтераты: миссия для усопших

Размер шрифта: - +

Глава 16.

15 января 2018 года, школа

Капитан Соловей ничего особо не хотел. Надо опросить, значит, опросит. Для него ничего странного это дело не представляло: две малолетки поссорились, подрались. Одна пришибла другую, потом и себя порешила из страха поимки и наказания. Но в прокуратуре же свои соображения, опыт и чутье подкрепить чем-то надо. Вот он и пришел подкреплять.
Родители малолеток не в себе сейчас, оно и понятно. Соседи ничего толкового сказать не могут. А ему дело закрывать надо.
- Присаживайся, - буркнул он, показывая на стул напротив. Ему выделили свободный кабинет. Школьная доска, магнитные карты вызывали у него уныние. Классная 10 «Б» в традиционной кофточке и убранными в пучок волосами его углубляла. Девчонка - тощее создание с копной рыжих волос и светло-серыми распахнутыми от ужаса глазами, села на краешек стула, сложила руки на коленях.
- Меня зовут Антон Степанович Соловей, - представился полицейский. - Необходимо опросить тебя по факту гибели Софьи Афанасьевой и Дарьи Синицыной. В соответствии с требованиями законодательства, при нашем разговоре будет присутствовать твой педагог, Татьяна Ивановна Сущеева. Тебе всё ясно? 
Лерка кивнула.
- В каких отношениях были Синицина и Афанасьева? 
- В нормальных. Мы дружим.
- Между ними часто случались конфликты?
Лерка опешила, к горлу подкатил комок. Кажется, до неё только сейчас, когда следователь заговорил о них в прошедшем времени, стало доходить: ни Соньки, ни Дашки больше нет. Им нельзя будет позвонить в три ночи и рассказать, что не спится. Нельзя вместе смотреть новый фильм 18+. Лопать мороженное из одной тарелки. Дашка при этом никогда не будет таращить глаза и напоминать об ангине. Лерка ссутулилась спрятала лицо на груди. Шмыгнула носом. В горле першило, а из глаз потекли слёзы.
Следователь по-своему расценил молчание, заговорил вкрадчиво:
- Девушка, поймите, не стоит выгораживать подругу. Никому лучше Вы уже не сделаете. Мы ведь и так всё знаем.
- Что? Что вы знаете? - воскликнула Лерка, чувствуя, как слезы сами собой высохли, а тоска и отчаяние сменились злостью. - Что вообще происходит?
- Я не могу разглашать, - начал Соловей, по-воробьиному нахохлившись.
- Я тогда ничего говорить не буду.
- Значит, мне придется выдать вам повестку и оформить принудительный привод, - в его голосе чувствовалась досада. 
Но тут уже встрепенулась Тамара Ивановна:
- Не давите на ребенка! Она вправе знать что произошло. И они не враждовали никогда, Соня с Дашей, - поджала она губы. - Даша вообще тихоня - музыкой занималась, добрая, отзывчивая девочка.
- Добрая и отзывчивая, а башку подруге проломила, - выпалил полицейский и тут же осекся, побледнел. 
Тамара Ивановна подскочила со своего места:
- Да как же можно! Я жаловаться буду!
Лера не следила за их перепалкой. Слова, в сердцах брошенные капитаном, врезались в мозг.
- Как, как «проломила»?
Следователь нахмурился:
- Вчера вечером, между шестью и восемью часами, в результате предполагаемого конфликта между несовершеннолетними Афанасьевой и Синицыной Афанасьева получила черепно-мозговую травму тяжелым тупым предметом в районе правого виска. От полученных травм скончалась на месте. Синицына в состоянии аффекта нанесла себе колото-резаную рану в район гортани. От полученных травм скончалась до приезда «скорой».
- Этого не может быть, - прошептала Лерка.
Соловей сурово посмотрел на неё:
- Может. Еще и не такое может. Это всё на глазах матери Афанасьевой Сони произошло. Так что...
Лерка притихла. Если Сонькина мама видела... 
- Они никогда не ссорились. Мы с первого класса дружим. Соня с Дашкой всю жизнь за одной партой. Все общее, всё делили.
- А конфликты на личной почве?
Лерка не поняла, уставилась на капитана светло серыми глазами.
- Ну, мальчика могли не поделить? - пояснил следователь.
Лерка отрицательно тряхнула головой:
- Нет. Дашка с шестого класса в Истомина Пашу влюблена. Ни на кого больше не смотрела.
- А Соня?
- Соня его терпеть не могла. Он, - она пыталась подобрать слова, - гад и сволочь.
Тамара Ивановна шикнула на неё.
- Поясните, - строго приказал Соловей.
- Понимаете, у него блокнотик есть. В него свои победы записывает: в первом раунде, во втором и в третьем.
- Это как?
- В первом, значит, в кино с ним сходила. Или в кафе. Или на речку купаться. Во втором - если поцеловалась. Ну, с третьим здесь всё и так ясно.
- И что, Даша была в списке его побед? Да нет насколько я знаю, - пожала плечами Лерка.
 - А мог ли конфликт разгореться на почве неприязненных отношений Афанасьевой к Истомину, которому как я понимаю, Синицына испытывала симпатию?
Лерка почувствовала холод и острое желание выйти на свежий воздух. Видимо, она побледнела: следователь предложил ей выпить воды, а Тамара Ивановна потребовала прекратить допрос.
- Это не допрос, это опрос свидетеля в рамках процедуры дознания, - сурово поправил Соловей, но Лерку отпустил. - Послезавтра жду вас в отделении. Протокол подпишите.
Девушка кивнула и торопливо вышла в коридор.



Евгения Кретова

Отредактировано: 02.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться