Алурри.

Размер шрифта: - +

глава 2

 - Не волнуйтесь! Ее состояние больше не внушает опасений. Теперь только вопрос времени, когда она придет в себя, - откуда-то издалека доносился незнакомый голос. А потом  я услышала маму, она явно была расстроена и в ее голосе проскальзывали истеричные нотки.
- Если все хорошо, тогда почему она не приходит в сознание?  Скажите правду, я вас умоляю, я уже готова ко всему!
 По всей видимости, я в больнице. Узнаю свою маму- если ей нужно, везде пробьется. Когда пару лет назад отцу пришлось лечь на операцию, она так  волновалась, что добилась разрешения жить с ним в палате. Я так понимаю, сейчас то же самое. Бедные врачи….

  Чувствую себя как то странно… вроде живая. Я осторожно попыталась пошевелить пальцами рук и ног. Вроде все в порядке. Может, все произошедшее всего лишь бред? Я прикоснулась к шее – вся в бинтах, похоже, порезы на месте, значит, все было на самом деле. Открыв глаза, села на кровати. Голова довольно сильно кружиться, но, если то, что я помню, действительно произошло, это неудивительно. Мама охнула и заплакала, мужчина в белом халате, вероятно, дежурный врач, тут же принялся задавать вопросы о моем самочувствии. Честно ответила про головокружение, потом спросила:
- Со мной все в порядке?
- Опасности для жизни нет, если вы об этом.
- А домой когда можно будет?
Мама вопросительно посмотрела на врача. Мужчина покачал головой:
- Вы что, смеетесь? Мы понаблюдаем за вашим состоянием несколько дней, а уж потом подумаем насчет выписки! И никаких разговоров! И так радоваться должны, что жива осталась с такой-то потерей крови, - доктор вышел из палаты. Мы с мамой остались вдвоем.
- Доченька, мы так испугались! Отец недавно только уехал, до этого тоже тут был, еле выгнала поспать.
- Как я оказалась в больнице?
- Сказали, тебя привез какой-то молодой человек. Ты с друзьями попала в аварию. Ты, наверно, не пристегнулась, и поэтому тебя выкинуло из машины, правда при этом сильно порезало, а остальные… - мама замолчала.
- Остальные сгорели, да?
Она кивнула, потом продолжила:
- Этот мужчина проезжал мимо и подобрал тебя. Только благодаря ему ты осталась жива. Он первым стал твоим   донором, пока искали нужную кровь. Сама знаешь, четвертая отрицательная довольно редкая, ты бы просто не дождалась…. 
- Мам…
-Ты не волнуйся, врачи говорят, что со временем шрамы будет совсем не видно. Сейчас такие мази и кремы есть- все убирают практически без следа…
- Сильно изрезало?
- Не знаю, все под бинтами, мне на перевязках не разрешают присутствовать, но ведь родственникам не стали бы врать, милая, значит не так страшно, все в порядке будет…
Я поняла, что она успокаивает не меня, а саму себя, поэтому поспешила согласно кивнуть и перевести тему.
-Конечно, все со мной хорошо, я сама так чувствую, даже не больно почти. Скажи, а мужчина, который меня привез, как он выглядел, не сказали?
- Родная, мне было не до его внешности, если честно. Но он оставил тебе записку, был уверен, что ты выкарабкаешься! – мама достала из сумочки белый запечатанный конверт и протянула мне. 
Я достала сложенный вдвое тетрадный листок. «У тебя есть время до первого полнолуния. Потом я вернусь за тобой. Ты уже умерла как человек, помни об этом.»  Подписи не было, но я и так знала, что эти несколько строк написал темный бог.
- Мама, а когда полнолуние?
Она пожала плечами, потом все-таки достала свой сотовый и посмотрела.
- Послезавтра. А тебе зачем? – она с любопытством подняла письмо, которое я выронила при этих словах, - Это на каком языке? Буквы какие-то странные!
- Это мертвый язык, - рассеяно ответила я, потом, спохватившись, добавила, - он просто пожелал мне скорее поправиться! Этот мужчина тоже… археолог. Мама, ты иди домой, отдохни. И папу успокой. Со мной все хорошо, - я беззаботно, насколько могла, улыбнулась и она ушла.
Моя ложь прокатила. Значит, времени, чтобы проститься, у меня уже не осталось. Родителей жалко, они только уверились, что я скоро приеду домой, а теперь, наверное, даже тела для похорон не будет. Никаких мыслей на тему, что я могу отказаться или остаться в своем мире даже не возникло. Конечно, грустно вновь расставаться с родными, но ведь я буду с ним. Его ведь никто не заставлял возвращать меня к жизни, но он это сделал и даже позволил увидеться с семьей. Значит ли это, что я для чего-то ему нужна, или он просто сжалился надо мною? И что означает фраза «умерла как человек»?  Я ведь жива, и врачи за столько дней уже обнаружили бы отклонения, если они есть, так ведь? Кто же я теперь, если он написал правду? Да и так ли это важно, ведь в любом случае темный бог вернется за мной!
 Чем можно убить три дня, если ты на больничной койке? Раньше я бы просто хорошенько выспалась, но сейчас спать не хотелось совершенно. Днем приходили родители, заглядывали врачи, бегали медсестры, а ночами я страдала. Кроме сна напрочь отсутствовал аппетит, зато все время хотелось пить. Горло постоянно горело, как при изжоге, и я никак не могла от этого избавиться. К исходу третьего дня я уже сходила с ума от этого. А ночью появился он.
- Как ты себя чувствуешь?
- Все горит, - казалось, даже связки пересохли, таким чужим и хриплым был мой голос.
- Все в порядке, так и должно быть, - его слова внушали уверенность, - скоро это пройдет. Закрой глаза.
 Я послушно исполнила приказание. Обычно я не такая послушная, но сейчас спорить просто не было ни сил, ни желания.
- Пей!
Мои губы смочила теплая жидкость. Я приоткрыла рот и тут же сделала первый глоток.  Пожар внутри тут же погас. Я сделала еще два глотка. Вкус и запах были такими знакомыми и в то же время абсолютно новыми. Я открыла глаза, и мне чуть не стало плохо: я пила кровь! Темный бог напоил меня своей кровью! Его запястье с перерезанными венами почти касалось моих губ. Я отпрянула назад. Рана на его руке тут же затянулась без следа.
- Наша кровь слишком драгоценна, чтобы лить ее впустую, - пояснил мужчина.
-Это было обязательно делать? - дрожащим голосом спросила я. Он кивнул.
- Ты ведь не хочешь быть обычным вампиром?! – не то спросил, не то констатировал факт темный бог, - да я и не могу тебе этого позволить. Все-таки в нас течет одна кровь.  Можешь считать, что я просто вернул тебе небольшую ее часть. Теперь мы почти равны по силе. Нам пора в наш мир. Прости, но среди людей этого мира ты не сможешь нормально жить.
-Подожди… Меня потеряют, начнут искать… И родные, мама с папой… они же волноваться будут. У отца сердце, ему нельзя, и так уже перенервничал… Можно задержаться, подготовить их?
- Задержаться нельзя, если не хочешь однажды очнуться, допивая своих родителей… Я ведь не шучу…. Но не волнуйся, мир сам позаботится об этом, тебя скоро забудут, как и всех подобных тебе ранее.
 И в следующий миг мы оказались в той самой комнате с колоннами. Она почти не изменилась, только не полу больше не было никаких символов.
- Потом все узнаешь, я все тебе расскажу, - в ответ на мой вопрошающий взгляд ответил мужчина, - пойдем, наш народ ждет нас.
- Я ничего не понимаю.  Разве эти люди не принесли меня тебе в жертву? Скорее, это твой народ, чем наш.
- Просто поверь мне на слово. Я все объясню чуть позже, если тебе все еще будет интересно это услышать. А сейчас нам нужно идти.
Потом было несколько часов утомительного общения с народом, во время которых мне было уже не до вопросов. Общался в основном мужчина, я скромно стояла рядом, но иногда, когда в храм набивалось особенно много народу, пряталась за его спиной и старалась не отсвечивать. Местные как-то не впечатлили – обычные люди, похожи на китайцев. Мне хватило нескольких минут, чтобы от обилия каких-то одинаковых лиц и нарядов зарябило в глазах. Поэтому все оставшееся время я украдкой, а порой и не совсем, ладно, практически в открытую рассматривала своего… Кого?... Спутника? Напарника?... Бога?... Нет, это уж совсем по дурацки как-то звучит. Но, как его не назови, факт остается фактом- я откровенно пялилась на мужчину, изучая его внешность. А поизучать было что. Фигурой явно не Аполлон, в том смысле, что Аполлону до данного экземпляра, как мне теперь до Москвы. Длинные ресницы, яркие синие глаза, прямой нос, четко очерченная линия рта, слегка полные губы… На губах я немного задержалась, впрочем, до этого я также зависала на глазах, на длинных, изящных пальцах, на белых волосах, которые после перехода почему-то отросли и спускались ниже талии. На том, до куда дорастали волосы я тоже подзависла, после чего почувствовала себя если не маньячкой, то уж точно озабоченной. По улыбке, время от времени появляющейся на лице мужчины, я поняла, что мое внимание было замечено. Сначала краснела, смущаясь, а потом махнула рукой- не убудет же с него, в самом деле. Когда наконец поток страждущих на нас поглазеть иссяк, я со стоном села прямо на пол – ноги уже не держали, так устала. Но, несмотря на усталость, все-таки потребовала обещанных объяснений.
- Хорошо, спрашивай, что тебя интересует.
- Ну, во-первых, скажи мне, наконец, твое имя! Я не могу все время обращаться к тебе как к темному богу!
- Ты можешь обращаться ко мне как остальные – Повелитель, - увидев выражение моего лица, мужчина рассмеялся, - я шучу! Мое настоящее имя запрещено произносить, но ты можешь звать меня Самаир.
- Самаир?! Это тоже твое имя?
- Да, почти. У меня много имен, в разных мирах в иное время меня каждый раз называли по-новому. Это подходит к нашей ситуации больше остальных.
- Хорошо, мне оно нравиться. Меня зовут Алена, хотя ты уже наверняка это знаешь.
Он кивнул.
- Мне известно твое настоящее имя, но другие не должны его знать. Ты ведь больше не человек, поэтому вынуждена подчиняться некоторым правилам, существующим в этих мирах. Тот, кому станет известно твое настоящее имя, сможет с помощью некоторых обрядов подчинить тебя, и ты будешь вынуждена выполнять все его приказы. Поэтому теперь тебя будут называть Алурри.
- Что оно означает? 
- Это значит - «Спутница смерти».
- Значит, ты – смерть?
Мужчина рассмеялся:
- Для кого-то – несомненно! Все-таки я – темный бог, и у меня есть определенные обязанности. Я расскажу тебе все! Когда-то в глубокой древности произошло расслоение реальности и образовалось несколько миров. Они занимают один и тот же объем, но как бы в разных плоскостях.  Некоторые миры соприкасаются друг с другом. При этом они постоянно движутся. Когда несколько миров находят одну общую точку соприкосновения, в этом месте открывается проход, через который можно перейти из мира в мир. Некоторые существа этим пользуются. Проблема в том, что после этого они могут существовать только за счет жизней коренных обитателей своего нового дома. Миры плохо принимают чуждые им души и тела. Но даже если они потом возвращаются назад, все равно вынуждены убивать, родной им мир после перехода тоже воспринимает их, как чужаков. На земле таких  называют демонами. Но существует несколько очистительных ритуалов. Если существо проходит их и выживает, то становится похожим на нас с тобой. Тогда у него появляются свои обязанности по охране миров. Они, как бы точнее выразиться, пограничники. Наша задача – защищать жизнь, даже если ценой этого будет смерть. Но иногда, правда очень редко, случается так, что существо изначально не нуждается в очищении. Оно при переходе не становиться убийцей, но вернуться назад в родной мир все равно не может. Тогда проводиться другой ритуал – «День черного солнца». Его исход полностью непредсказуем, но его цель – выбрать существу наставника из числа темных богов. Удачный исход бывает крайне редко, где-то раз в пару сотен лет. Твоя кровь призвала меня. Твои же спутники не смогли пройти даже первую ступень очищения. Фактически, все повреждения они нанесли себе сами. Жрецы ведь водили тебя вниз? Такое место есть в каждом мире. Мне жаль этих двоих, но выбора не было. Если демон не сможет поглощать чужие жизни, он начнет пожирать собственное тело. И никто, кроме самого существа, не сможет остановить это.
- Нас прошло сюда четверо! Илья исчез вскоре после нашего перехода!
- Этот мальчишка?! Он не человек, а такой, как мы. Правда, намного слабее. С ним все в порядке. Это его задача – находить Алурри. На этот раз он действительно не ошибся! Так что мне даже повезло – на сегодняшний день ты – единственная! 
- Так Алурри – это не имя?
- Разве я говорил, что это имя? Это, скорее, титул или должность.  И дам тебе совет- постарайся забыть свое прошлое, так тебе будет проще проходить обучение.
- А долго будет идти эта моя учеба?
- Все зависит от тебя. Некоторые проводят со своим наставником всю жизнь, но так и не переходят на следующую ступень. Но было несколько случаев, когда это занимало всего несколько месяцев. Как бы то ни было, ближайшее время мы будем практически неразлучны. 
- Я правильно понимаю, что мы тут оказались из-за того, что я Алурри?
- Нет, одного этого было бы недостаточно, а вот нахождение инициатора,- заметив мой недоумевающий взгляд, Самаир пояснил,- «ладонь бога» - это инициатор связи и ритуала. Так вот, когда он оказался рядом с тобой, то настроился на тебя, пошел резонанс. А потом тот, кого ты называешь «Илья» открыл проход чуть раньше, чем миры соприкоснулись, а затем схлопнул переход. Если бы ни это, буквально через несколько дней все, кто были с тобой на раскопках, оказались тут и натворили бы дел…
Я задумалась. Значит, тех двоих никто не мучил, наоборот, их пытались спасти. Получается, все, что я себе представляла об этом мире, оказалось неверным. Меня никто не приносил в жертву, темный бог вовсе не убийца, а Илья – самая большая сволочь, какую я только знала. При мысли о том, что я как идиотка слепо следовала за ним, стало, мягко сказать, неприятно. В душе все кипело. Ну, подожди, мы с тобой еще встретимся! Отольются кошке мышкины слезки! И ребята погибли так страшно из-за того, что просто последовали за нами. Этого я ему не прощу! Он ведь мог предотвратить их переход! Если так нужна им эта Алурри, мог просто забрать одну меня! Но не сделал этого!
- Твои мысли написаны у тебя на лице! Научись скрывать свои эмоции от окружающих, иначе ты долго не протянешь! И не злись на проводника. Он не мог изменить события, даже если кто-то из-за этого может умереть. Только темным богам дана сила самостоятельно решать, как поступить в той или иной ситуации, а мальчик по силам далеко не бог. Такие, как он, могут делать только то, что входит в их задачи. Это как компьютерная программа – только то, что вписано в условия имеет значение, все остальное просто не принимается во внимание.  Потом ты сама поймешь причины этого. А сейчас советую тебе отдохнуть – через несколько часов мы отправляемся в путь. 
- Еще вопрос можно?
-Последний, потом отдыхать,- предупредили меня. Я закивала, соглашаясь.
-Там, на Земле, что мы такое раскопали? 
- Неужели сама еще не догадалась? Последствия такого же ритуала, что был у нас, только неудачного. Не хватило сил у потенциальной Алурри, умерла в процессе, и бог ее погиб следом. От выброса силы смерти жрецы тоже ушли за грань. Кочевники все хорошо землей засыпали, чтоб эманации смерти вглубь ушли, но жить там нельзя стало, да и вокруг на много километров, пришлось уйти. О Великом переселении народов слышала? Вот из-за этого ритуала и началось.
- А скелет ее куда из института пропал?
- А это уже следующий вопрос. Но так и быть отвечу, а то ведь не успокоишься. Ладонь на новую Алурри настроилась, поэтому та исчезла из мира, физически перешла за грань.
Пока мы говорили, пришли в тот самый зал, где меня готовили к ритуалу «Черного солнца». Самаир начал раздеваться, я в шоке отвернулась:
- Ты что, не мог подождать, пока я выйду?
Мужчина удивленно посмотрел на меня и рассмеялся:
- Алурри, ты что, не слушала меня? Я ведь тебе сказал – мы будем неразлучны! Особенно первые пару недель. Предлагаю тебе последовать моему примеру и вымыться сейчас, потому что я в любом случае буду при этом присутствовать. Хотя ты, конечно, можешь ходить грязной – выбор за тобой! Но предупреждаю сразу – в местах, куда мы направимся, принять ванну тебе удастся не скоро! 
Я покраснела.
- Тогда ты хотя бы отвернись!
 Убедившись, что мой спутник смотрит в другую сторону, я последовала его совету и, быстро раздевшись, скользнула в воду. Причем раздеться быстро у меня получилось по одной лишь причине- так как меня забрали прямо из палаты, то и одета я была в больничное- сорочку, халат с запахом и сланцы. Не удивлюсь, если через несколько дней полгородка будет одеваться похожим образом. Вода было слегка горячей, и уставшее тело просто млело от удовольствия, расслабившись. Я же твердо настроилась не вылезать из воды, пока она совсем не остынет. Ведь до сих пор у меня не было причин не верить словам Самаира, а раз он говорит, что в следующий раз помыться придется нескоро, значит, так оно и есть.
- Самаир, - окликнула я его спустя несколько минут, - а у тебя были ученики до меня?
- Нет, у наставника не может быть более одного Алурри.
- Почему?
- Подумай сама, ты ведь уже знаешь ответ, - мужчина повернулся и внимательно посмотрел мне в глаза, - можешь сказать причину?
 Я задумалась, потом до меня дошло:
- Это из-за крови, да?! Потому, что у нас общая кровь?!
- Верно, - Самаир кивнул, - именно поэтому. И из-за этого мы должны быть всегда вместе. Если мы надолго расстанемся, или окажемся очень далеко друг от друга, один из нас исчезнет, ведь мы одно целое. А до тех пор нам ничего не страшно. Пока мы рядом друг с другом и бьется сердце хоть у одного – мы оба будем жить. Запомни это крепко накрепко, поняла!
 



Елена Кристель

Отредактировано: 24.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться