Алурри.

Размер шрифта: - +

глава 6

Вот так  наша маленькая компания немного выросла. Я пыталась узнать у подопечного, как он жил раньше, каким образом попал в этот мир, но успехов было мало. Эльф из-за травм и шока забыл практически все, и начал осознавать себя с того момента, как увидел меня на поляне. Единственным положительным моментом в этом я видела только то, что он не помнил и всю ту боль и страх, что пережил. Вскоре Илья начал обучение. У него удивительно хорошо получалась природная растительная магия, наверное, сказывались эльфийские корни. Учить его пришлось мне, так как у Самаира уже была ученица в моем лице. Учила я, как умела. По принципу- захотел, сконцентрировался, сделал. Как ни странно, получалось. Наверное, потому, что Илья, в отличии от меня, не забивал голову разными глупостями и не отвлекался. Эльф действительно был ненамного старше меня (если сравнивать с наставником) – всего лет на десять-пятнадцать, так мы с темным богом приблизительно смогли определить его возраст. По их эльфячим меркам Илья еще неопытный подросток, поэтому со временем, несмотря на мои годы, я начала относиться к нему, как к младшему брату, и довольно сильно привязалась к этому красавчику. Иногда я замечала, как он смотрит на меня- порою тоскующими, а порой каким-то предвкушающе ошалелыми глазами. Долго не могла понять, как же  относиться к таким непонятным мне взглядам, пока учитель не достал с полки толстенный том «Знакомство с распространенными рассами, встречающимися в разных мирах, их обычаями и психологией». Мир, в котором мы сейчас жили, был исключительно человеческий и назывался «Зертан» (как оказалось, таких миров, где живут только люди всего два, и с обоими я знакома), а мой найденыш раньше обитал в мире «Альдрок» (это Самаир узнал у охотников, спросив, откуда был совершен переход), где, кроме эльфов разных видов, были еще люди и гномы. Вот в «Знакомстве» я, найдя нужный мне раздел, и узнала разгадку. Оказывается, новорожденных и потерявших память (судя по книге, у Альдрокских эльфов такое нередко бывает при особо сильных потрясениях) приводят к сильнейшему в клане и тогда совершается ритуал признания, на котором сильнейший, а обычно им бывает глава клана, принимает на себя обязательства оберегать и защищать пока еще беспомощного члена семьи. Взамен же получает такие любовь и верность, что людям и не снились. Бонусом такой связи идет, то что опыт и некоторые знания и способности передаются подопечным автоматически, по ментальным каналам связи. А еще узнала, что эльфы Альдрока еще и эмпаты все поголовно. Вот же бедолага, попал он со мною! У меня последнее время эмоции скачут, из крайности в крайность бросает просто, хотя внешне держусь более или менее ровно. Думаю, нормализуются, как только окончательно перестроюсь и полностью войду в силу. И эльфик, получается, со мною за компанию мается, поэтому и смотрит на меня странно. Только прочитав книгу, я наконец поняла, что произошло, когда я пришла в себя после лечения Ильи на поляне. Он признал во мне главу своего клана! Я же там, получается, после учителя, самая сильная была, вот мальчик и привязался во всех смыслах, усыновился, можно сказать. И наплевать, что я младше него, придется воспитывать. Мдаа, мощный клан- два человека, то есть не человека, а нелюдя, я же тоже уже не человек, а непонятно кто. Жила почти без забот, так нет, добавили ответственности. И опять меня не спросили, надо ли мне это вообще. Хотя, что за глупости, да я сама Илюшу никому не отдам! За время, проведенное с нами, паренек окреп, загорел, и теперь ничего в его облике уже не напоминало о том, в каком состоянии мы его обнаружили. Порой я ловила себя на желании взять и затискать его, как будто он не высокий мускулистый мужчина, а просто ребенок, особенно, когда он смотрел на меня своими огромными наивными глазами и восторженно рассказывал, что смог что-то наколдовать. В такие моменты я задумывалась, что, в сущности, он и есть наивный ребенок в чужом для него мире, и кроме нас с Самаиром у него больше никого нет. Как его, так отличающегося от других, примут здесь?  Зеленоглазый длинноухий блондинчик в моем мире замучился бы отбиваться от поклонниц, а тут мы пока жили втроем, поэтому я никак не могла проверить, как на него будут реагировать местные дамы. Вдруг его на сувениры разорвут, стоит оказаться в толпе? Как тогда в люди выходить будем? Самаир посмеивался над моим интересом и предлагал закинуть нас с эльфиком в ближайший город для проведения эксперимента. Я была «за» руками и ногами, а вот мой подопечный активно сопротивлялся. 
 Время от времени мы, оставив парня в башне, присоединялись к охотникам. Несколько недель у меня каждый раз интересовались, как дела у моего подопечного, но через пару месяцев, поняв, что я действительно оказалась права насчет его трансформации, все успокоились. Ко мне стали относиться с уважением, а после одного случая – даже с некоторой опаской. Меня это немного злило, но случай был действительно идиотский.  Был, хотя почему был, он и сейчас есть, в той пограничной группе, к которой мы всегда присоединялись, один шутник, Мисурр. Вот этот самый Мисурр частенько надо мной подшучивал. К слову сказать, иногда шутки были довольно обидными. То он мою ленту для волос в воду превратит, и я в самый не подходящий момент чувствую, как по спине ледяная вода начинает бежать, то какой-нибудь древний скелет оживит и прикажет весь день за мной таскаться. Ему весело, а мне не очень. Самаир, да и остальные темные боги, не раз его предупреждали, чтобы тот оставил меня в покое, но без толку. Молодой еще, поэтому не знал, что Алурри не зря носят такое имя. Теперь знает и больше ко мне не подходит ближе пяти метров. Просто не может, иначе – незамедлительное возмездие. Напугал он меня сильно одной своей дурацкой шуточкой. Пальцы свои в гадюк превратил и решил меня пощекотать. А я змей боюсь до ужаса, даже больше. И от страха я, даже не успев понять, что делаю, наложила на него заклятье. Не снимаемое.  А вместе с заклятьем одела ему на шею красивое украшение – стальной ошейник. Тоже не снимаемый. Симпатичный такой, вполне к общему антуражу подходящий. Но, если подойти в таком украшении ко мне близко – он, не снимаясь, в строгий превращается. А шипы- насквозь прорастают. Голову, конечно, не отрезает, но ощущения те еще. На охоту так теперь и ходим, на расстоянии- то он от группы отдельно, то я. Теперь надо мной больше не смеются, ну, кроме Самаира.
 Я наконец-то научилась пользоваться атакующей магией, хоть и прибегаю к ее силе крайне редко и всегда с неохотой. Несколько раз я спасала чужие жизни, вытаскивая людей с того света, но, памятуя об ответственности, каждый раз успевала слинять до того момента, когда пациенты приходили в себя. При этом обнаружилась одна интересная особенность – никто из спасенных мною вторженцев не трансформировался после этого в монстра. Однажды пришлось приложить свои силы и к темному богу. Обычно охотникам достаются только царапины, а тут не повезло- два перехода в одном месте случились, да еще с разрывом во времени в два часа. Мы с одним только- только разобрались, ребята как раз последствия прорыва убирали, и тут прямо среди нас новый переход открылся.  В первом много иномирцев было, а вторая волна еще больше, и вооруженные все, ребята потом удивлялись, говорили, такого не было еще ни разу. А у меня сложилось впечатление, что вторыми появились не простые случайные попаданцы, а профессионалы. Да и переходы эти… первые явно случайно попали, а вот вторые… Или догоняли, или искали пропавших. И трансформироваться они начали моментально, как будто озверина накачались. Из своего оружия и успели только раз выстрелить чем то, похожим на лазерный луч, потом уже конечности изменились, больше клыками да когтями рвали. И вот этот выстрел чуть не убил одного пограничника, почти перерезав его от плеча до бедра. Позвоночник, ребра, внутренние органы – все пострадало, повезло, что случилось это рядом со мною. Я сразу, не обращая внимания на бойню вокруг, начала лечить, и только этим смогла спасти раненного. Оказалось, исцелить темного бога намного труднее, чем простого смертного. Чтобы залечить всего одну, хоть и смертельную рану, я истратила почти столько же сил, как когда-то с Ильей, даже немного больше. Когда я закончила, мой пациент выглядел намного лучше, чем я. Тащить меня домой пришлось Самаиру. Я проспала пару суток, а когда пришла в себя, обнаружила, что мужчин в башне теперь трое! Нового жильца звали Каварри. Конечно, это было не его именем, а титулом среди таких как мы, но вполне подходило для общения. Все мои попытки выдворить его из башни не увенчались успехом.
- Спасенная жизнь принадлежит спасшему ее! – с пафосом говорил он каждый раз, когда я отправляла его домой, и добавлял, - Даже если она ему не нужна! Я сам решил посвятить все мое свободное время вам, моя дорогая Алурри! Тем более что не дело молодой девушке жить одной с двумя мужчинами!
- Ага! Пусть лучше с тремя живет! – начинала беситься я от злости и бросала в Каварри тем, что было под рукой. В конце концов, я сдалась. Наш новый друг походил на человека, примерно, как тигр на кошку. Кошкой была я. Каварри был почти в два с половиной метра ростом и обладал весьма развитой мускулатурой, поэтому оказался весьма полезен, когда пришлось провести полную перестановку в башне. Самаир предлагал все сделать при помощи магии, но я решительно этому воспротивилась, сказав, что мужчинам просто необходима физическая нагрузка, иначе они скоро заплывут жиром. После этого я мстительно хихикала, глядя на их старания, пока мне не вручили в руки швабру с тем же веским аргументом. В общем, не рой яму другому…   
- Как говорят на Земле? «Труд сделал из обезьяны человека»? Представь, что же труд может сделать из Алурри! – подкалывал меня учитель, глядя на то, как я со злостью в пятнадцатый раз натираю одно и то же место,- Еще немного, и ты запросто возглавишь пантеон!
- Ну, или хотя бы домоешь пол, - по ехидности Каварри нисколько не уступал Самаиру. 
 Очень скоро выяснилось, что великан просто превосходный повар, и я самоустранилась от кухни, посвятив все освободившееся время обучению и тренировкам. К слову сказать, не то чтобы мне так уж сильно нравилось заниматься, просто в это время все внимание наставника было приковано ко мне, и к нам никто не лез.



Елена Кристель

Отредактировано: 24.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться