Алый лазурит

Глава 5. Племянник господина Сильвера

30 день месяца опадающих листьев

— Учите…

Несмотря на размытые черты и слишком сильную недоработку интерьера (множество белых пятен) кафе было уютным. Окуни примостилась у окошка, выходящего на пустое белое пространство, и давилась каждым кусочком бисквитного пирожного с обилием взбитых сливок и украшением в виде дольки клубнички. Не успела она поднести ко рту очередной кусочек сладости, как раздался до странного испуганный, знакомый голос. Но кому именно принадлежал этот голос, она никак не могла вспомнить. Девушка тряхнула головой, прогоняя наваждение, и с трудом проглотила бисквит, пропитанный жирными сливками. Поднеся ко рту еще один кусочек, она скривилась в отвращении, но, как бы ни кричал разум о том, что нужно остановиться, тело не слушалось.

— Да просыпайтесь же, учитель! — снова непонятно откуда раздался знакомый голос. Он словно поколебал окружающую Окуни обстановку: потолок кафе покрылся трещинами, и на пол полетели куски дерева и штукатурки. Девушка выскочила из-за стола, и, пошатнувшись на дрожащих ногах, резко распахнула глаза и запустила в Кайла подушкой.

— Совсем очумел?! — прохрипела Окуни, прогоняя остатки кошмара. — Рабочий день не начинается до тех пор, пока я не проснусь!

Мальчик поймал подушку у самого лица и с силой прижал к груди. Его сгорбившаяся фигура и напуганный взгляд выдавали полное непонимание происходящего.

— Но, учитель, там… там… — замахал он рукой на дверь в комнату.

— Что там?

— Ну там…

— Ты, что ли, разговаривать за ночь разучился? — широко зевнула Окуни. — Мне вот снилось, как я ем ненавистные сладости. Бр-р-р. Вот где настоящий кошмар, а то, что происходит в реальности — это так… — она помахала рукой, словно отгоняла назойливое насекомое.

Пока Кайл задумчиво крутил головой, девушка оглядела себя и кровать: свернутое мятой колбаской одеяло она обнимала руками и ногами, простыня в нежную розовую клеточку сбилась в центр, а ночная рубашка задралась до талии, открывая пикантный вид на нижнее белье, украшенное кокетливым бантиком.

Покрывшись еле заметным румянцем, Окуни быстро натянула ткань на колени. Кайлу, казалось, было все равно, как выглядит учитель. Он все сильнее стискивал в объятиях подушку и, не мигая, смотрел в одну точку — соседний дом за окном.

— Так что побудило тебя прервать мой сон, пусть и жуткий? — спросила девушка, встав с кровати. Откопав в самом дальнем углу шкафа халат, она накинула его на плечи и завязала пояс на талии. Странное поведение Кайла пробуждало интерес, и начинать день с обычного распорядка (еще немного подремать, потом умыться, одеться и позавтракать) не хотелось.

Купаясь в солнечных лучах, пробравшихся сквозь незашторенное окно, шелковый светло-зеленый халат очаровательно оттенял цвет глаз и взъерошенные после сна волосы. Окуни задумчиво подергала упавшую на лоб прядку и заправила за ухо.

— Учитель, он жутко странный! — вдруг тихо произнес Кайл.

Девушка вздрогнула от испуга и схватилась за дверцу шкафа, больно ударившись рукой о полку.

— К-кто странный? — прошептала она.

Мальчик резко развернулся и, кинув подушку на смятую постель, замахал руками.

— Мой дорогой ученик, — ласково произнесла Окуни, разворачивая Кайла к себе лицом, — тебе к врачу, случаем, не надо? Ну, с мозгами который работает.

— Учитель! — вырвавшись из хватки, осуждающе воскликнул он.

— Это мне здесь стоит возмущаться! С самого моего пробуждения ведешь себя как идиот, и я ни слова не понимаю!

— В общем, там, внизу.

Девушка сложила руки на груди и скептически приподняла брови.

— В офисе, — понуро добавил Кайл.

— Я даже не знаю, что тебе сказать. Это так… — Окуни неопределенно махнула рукой, подбирая верное слово, — необычно шокирующе. Нет, не так. Это… не знаю, какое слово лучше охарактеризует весь этот бред с утра пораньше.

— Между прочим, уже часы гарпии. «Пораньше» давно закончилось, — прошептал мальчик так, чтобы учитель ничего не услышала. Она и не услышала или сделала вид, но ругать ученика, видимо, в ее планы уже не входило.

Окуни спустилась на первый этаж и непринужденно распахнула двери, ведущие в офис «Мастеров на все руки». Взгляд сразу же уперся в высокого мужчину с черными лохматыми волосами, верхняя часть которых была собрана на затылке в маленький хвостик, нижняя же свободно спадала по шее. Незнакомец разглядывал картину, подаренную некогда одним клиентом-художником.

— Давно хочу заменить ее, — прислонившись плечом к косяку и сложив руки на груди, заметила хозяйка. — В интерьер совсем не вписывается.

— А, по-моему, она весьма… экстравагантна. Чувствуются новые веяния моды, — вступился за «шедевр» изобразительного искусства гость.

— Если подобное сейчас в моде, то, может, мне стоит сменить род деятельности? Стану величайшим художником эпохи, — не удержалась от ехидной подколки в адрес вкусов высшего света девушка.

— Не сомневаюсь, — разворачиваясь лицом, вежливо рассмеялся незнакомец.

Окуни заинтересовано оглядела его с головы до пят. Простые черные штаны, белая распахнутая рубашка и выглядывающая из-под нее медицинская рубашка зеленого цвета с V-образным вырезом. «Какой странный выбор одежды», — заметила про себя Окуни и подметила на лице легкую щетину и темно-серые глаза. Возможно, они имели мягкий серебристый оттенок, но в приглушенном свете помещения казались яростными грозовыми тучами, готовыми наказать людей ураганом. Но самыми запоминающимися приметами оказались пять застарелых шрамов, расчерчивающих правую часть лица, словно подранную диким зверем. Некрасивые, криво сросшиеся рубцы сильно выделялись на бледной коже. Окуни пробрал озноб, но она быстро взяла чувства под контроль: как бы ни выглядел гость — хозяйка должна относиться к нему с уважением.



Анастасия Рогова

Отредактировано: 10.11.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться