Алый лазурит

Глава 15. Ненависть семьи

15 день месяца опадающих листьев

Звонкий цокот каблуков о мрамор разносился по всему коридору, заставляя доспехи, использующиеся как украшения, тихо позвякивать в унисон. От напряжения стиснув губы в тонкую полоску, Редмонд быстро шагал по дворцу в направлении королевских покоев. С тех пор, как король слег с болезнью, не часто он вызывал к себе старшего сына, предпочитая общество младшего принца и единственной дочери. Хоть Редмонд и считался престолонаследником, но отношение семьи к нему было чрезвычайно холодным. Даже враждебным. Что же послужило поворотным моментом, ведь раньше все было совсем по-другому?

С тех пор, как отец стал насмехаться, выказывая недовольство Редмондом на глазах у семьи, принц закрылся. Стал хмурым, суровым с подчиненными и слугами, неискренне улыбался. Ему даже начало казаться, что он всегда был таким, а родительская любовь — всего лишь сладкий сон.

Поднявшись по широкой лестнице с резными витиеватыми перилами, Редмонд остановился у первой же двери. Две массивные створки доходили практически до потолка, а искусно вырезанные на деревянной поверхности сцены из легенд, гуляющих по миру с незапамятных времен, приковывали к себе внимание.

Тихонько приоткрыв одну створку, Редмонд просунул голову внутрь и оглядел комнату: плотно задернутые шторы оставляли только малюсенькие щелочки по бокам, множество горящих свечей, от которых шел черный едкий дым, стояли даже на полу, а на большой кровати, занимавшей почти половину комнаты, под ворохом теплых одеял лежал король.

Росиус. В один прекрасный момент превратившийся в жестокого отца.

Принц прошел в комнату и встал рядом с ложем. Отец выглядел неважно: дряхлая, словно кора старого дерева, кожа, дрожащие руки, давно потерявшие свой истинный цвет волосы, и хриплый, еле слышный голос.

— Как ваше самочувствие? — для приличия спросил Редмонд, беглым взглядом окидывая Его Величество.

Росиус повернул голову на звук и уставился пустыми невидящими глазами куда-то в пространство.

— Все… — не успел он ответить, как грудь стал раздирать громкий мучительный кашель, становившийся с каждой секундой все сильнее. Росиус сел на кровати и согнулся пополам, зажимая рот ладонями.

Принц автоматически протянул руку, но вовремя опомнившись, резко спрятал ее за спину. А вот кое-кто на полпути не остановился.

— Отец! — испуганно воскликнула девочка, все это время прятавшаяся за пологом кровати. Она запрыгнула на постель и крепко обняла плечи задыхающегося мужчины.

Росиус скривился от отвращения и, с силой оттолкнув девочку, окинул ее яростным взглядом сощуренных глаз.

— Мне не нужна жалость! — даже не прокричал, а скорее прохрипел Росиус.

— Н-ни в ко…

— Отец, Эсфиль лишь хотела помочь облегчить вам боль, — перебивая сестру, пояснил Редмонд.

Принцесса скрипнула зубами, будто ее принялся защищать не старший брат, а отвратительный преступник. Послав ему ненавидящий взгляд, вызывавший хищную улыбку на лице принца, она так ничего и не сказала. Да и разве был смысл перечить наследнику, который почти без пяти минут король? Будь на ее месте другая девочка, она сделала бы все, чтобы угодить брату и ни в коем случае не ссориться с ним. А что ждало Эсфиль, когда Редмонд вступит на трон? На фантазию принц никогда не жаловался, поэтому девочка даже думать боялась о мести. Но тогда почему поступала так? Она много раз задумывалась над этим: почему собственными руками роет себе могилу? Но так и не могла найти ответ. Стоило ей помыслить, что Редмонд совсем не плохой, как в душе непонятно откуда поднималась жгучая волна ненависти, затапливая рождающие теплые чувства. И Эсфиль снова делала все, чтобы разозлить брата еще больше… И еще больше…

Принцесса знала: мирной казни ей не видать.

Она с поникшим видом отошла от постели короля. Как бы она не старалась сдерживать чувства, губы все равно задрожали.

— Сам справлюсь, — откашлявшись, бросил король и откинулся на подушки. — Зачем пожаловал? Полюбоваться на мой жалкий вид? Так убирайся! — закричал он, бросая яростные взгляды на наследного принца и принцессу. — Мне одной сиделки хватает!

Услышав ранящие душу слова, без сомнения, адресованные ей, Эсфиль прикусила губу. Боли она не почувствовала, но наполнивший рот железистый вкус крови сказал, что прикусила она достаточно сильно. Стиснув ладони в кулаки, она часто заморгала, пытаясь прогнать подступившие слезы.

— Вы ведь сами позвали меня, — равнодушно уточнил Редмонд.

— Правда? — переспросил Росиус. Принц кивнул. — Тогда расскажи мне новости.

— В Ю-Отус все мирно. Министр…

Принц говорил долго: подробно расписывал все решения министров и советников, и какие изменения произошли в их семьях. И не забыл добавить, что нового случилось в мире.

— А что насчет тебя? — тихо спросил король.

— Что насчет меня? — непонимающе уточнил Редмонд.

— Несмотря на то, что ты мне не особо нравишься, правитель из тебя выйдет хороший. В отличие от Араса. Он вообще бесполезный. Как только у меня мог родиться такой сын?! Невозможно!.. И тем не менее…

Росиус хрипло, печально рассмеялся, но смех потонул в очередном приступе ужасного удушливого кашля. Смачно сплюнув на белоснежное одеяло, изуродованное ярко-красными кляксами, мужчина облегченно выдохнул.



Анастасия Рогова

Отредактировано: 10.11.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться