Алый лазурит

Глава 18. Затворница в башне

23 день месяца опадающих листьев

Яростный соленый ветер влетел в маленькую комнатку сквозь открытое окно и сбросил со стола стопку коряво исписанных листов. Они зашелестели по комнате, но Викторика не обратила на них внимание. Она продолжала пустым взглядом смотреть на спокойное ярко-синее море, по поверхности которого бегали белые барашки. Волны медленно набегали на пустынный песчаный берег, принося из своих глубин водоросли, ракушки и всякий мусор.

— Завидую… — прошептала девушка. — Как я завидую их свободе.

Солнце скрылось за небольшим облачком, и сразу же похолодало. Викторика провела ладонью по шершавому камню подоконника и оперлась на руку, подставляя лицо прохладному осеннему ветерку. Он растрепал короткие вьющиеся волосы цвета горького шоколада и снова поднял в воздух упавшие листы.

— Заморозить себя решила? Здесь словно зима настала, — раздался недовольный голос за спиной.

Викторика с грустью оторвала взгляд от моря и посмотрела на вошедшего. Им оказался маркиз Валтор Андрас — маленький худенький мужчина, скрывающий лысеющую голову под котелком. Он стоял, опираясь на трость с набалдашником в виде головы совы, и сверлил девушку недовольным взглядом. Но, так и не дождавшись ответа, раздраженно скривил рот и с хлопком закрыл окно.

— Ты мне ответишь или нет?! — мужчина встряхнул Викторику за плечи.

— Маркиз, я не услышала, как вы вошли, — прошептала она.

— Сколько раз повторять, называй меня отцом.

— Вы мне не отец.

— Я тебя вырастил! — ударяя себя в грудь, закричал Валтор с такой злобой, что капельки слюны, слетевшие с искаженных губ, заляпали простое зеленое платье Викторики. Девушка незаметно поморщилась. — Я дал тебе все!

«Дал все»… Эти слова, эхом отдававшиеся в голове девушки, обобщали слишком многое. Нормальный родитель, любящий свое дитя, пусть и не родное, не стал бы делать то, что делал маркиз Андрас. Ужасные воспоминания, так и не померкшие со временем, вспыхнули в голове, словно зажженная свеча: холодное подземелье, чугунная решетка, единственное окошко под самым потолком, влажная солома, блохи, черви и крысы. И все эти кошмары перемежались с мягкой кроватью, горячей ванной и вкусной едой. Метод кнута и пряника работал отлично, но маркиз перестарался — Викторика сломалась.

— Или ты так не считаешь?! — продолжал мужчина.

— Вы во всем правы, — покорно произнесла девушка, склонив голову.

Валтор, услышав слова смирения, успокоился и достал из внутреннего кармана огромный красный рубин в витиеватом серебряном обрамлении. Солнечные лучики заиграли на гранях, отбрасывая радужные отблески на стены и пол. Надев драгоценный камень на шею Викторики, он ласково провел по нему пальцем и расплылся в довольной улыбке.

— Все уже готово, — прошептал он. — Скоро ты станешь королевой.

— Как вы планируете это осуществить? — впервые за весь разговор Викторика заинтересованно посмотрела на маркиза.

Мужчина ответил коротко и ясно:

— Принц решил устроить смотрины.

Как будто эти слова все объясняли! Девушка хмыкнула и вернулась к наблюдению за морем.

— Я не могу быть выбрана принцем, — спустя долгое молчание сказала Викторика. — Я затворница без каких-либо интересов, о мире мало что знаю, а магия… — девушка запнулась. Она вскинула испуганный взгляд на Валтора и по его безумному расплывшемуся взгляду и неестественной широкой улыбке поняла все. — Это безумие!

— Ты именно для этого здесь. Я растил тебя для этого момента.

— Моя внешность может не понравиться принцу, — ухватилась за последнюю соломинку Викторика.

— Твоя анкета не участвует в первом этапе. Ее подложат вместо другой. Кому-то явно не повезет, — расхохотался Валтор своей шутке.

Но Викторике было не до смеха. Она и так каждый день проклинала богов за свой дар, за то, что попалась именно маркизу Андрасу, а теперь к этому еще прибавиться и принц со своими глупыми смотринами, дающими такую отличную возможность для захвата власти. Но… Если подумать, то принц вряд ли расхаживает без охраны и защитных артефактов. Викторика успокоилась и спросила об этом вслух. Валтор расплылся в гаденькой ухмылке и вновь ласково провел пальцем по рубину, спрашивая:

— Ты думаешь, это простой камень?

— А разве нет?

— Это, — он наклонился к уху девушки, понижая голос до театрального шепота, — кристаллизованная тэория.

Викторика с расширившимися от ужаса глазами оттолкнула его и закричала:

— Вы с ума сошли?!

— Принц наверняка носит фиррил, а тэория поможет разрушить его магию. Носи кулон постоянно.

Больше ничего не сказав, Валтор поправил камень на груди девушки и вышел, тихо прикрыв за собой дверь. Послышался скрежет запираемого замка.

Викторика сорвала камень и стиснула его во вспотевших ладонях. Влажные пальцы скользили по отшлифованным стенкам, чувствуя слабую вибрацию. Девушка поднесла камень к уху и прислушалась. Поначалу не было ничего, но, спустя немного времени, слух уловил далекий, душераздирающий вой. Глаза Викорики увлажнились и по щекам скатились первые капли.



Анастасия Рогова

Отредактировано: 10.11.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться