Алый лазурит

Глава 22. Шпион

20 день месяца долгих ночей

Насухо вытерев волосы цвета горького шоколада, Викторика кинула полотенце в корзину для грязного белья и вышла из ванной. Покои, состоящие из двух комнат — гостиной и самой спальни — предоставили ей просто роскошные. Даже мысль о том, чтобы сравнить башенную комнату на пять шагов и королевский дворец, кощунственна!

Со дня приезда прошло уже шесть дней, и за это время не произошло ровным счетом ничего. Другие кандидатки не считали Викторику соперницей, она была гадким утенком среди стаи прекрасных лебедей. И даже когда она проходила мимо них, в спину неслись громкие насмешливые шепотки. Только Алисия Гремори отнеслась к ней с добротой и пониманием, хотя с губ Викторики в ответ не слетело ни слова правды. И она очень стыдилась этого. Врать каждому встречному настолько въелось в ее натуру, что это стало уже невозможно контролировать.

В ночных сумерках, проникающих сквозь окна, Викторика босыми ногами прошлепала по холодному паркету и села на край широкой кровати, нежно проведя пальцами по хлопковой простыне. Ткань явно высшего качества! Такой нежности и мягкости девушка ни разу не ощущала.

Все-таки стоило поддаться настойчивости маркиза Андраса и приехать во дворец! И здесь он ее ни за что не достанет!

Если правильно все разыграть, то можно навсегда избавиться от сумасшедшего старика и обрести свободу. Свобода… Какое сладкое слово! Люди, имеющие ее, этого не ценят. А, между прочим, некоторым приходиться идти на поистине безумные ухищрения, чтобы эту свободу получить.

«Эй, не кисни. Осталось совсем немного», — вклинилась в мысли поддержка Виктории.

— Я не кисну, — отозвалась Викторика. — Просто… ты уверена, что осталось совсем чуть-чуть?

«Мы уже вырвались из-под опеки напыщенного индюка. Сделаем то, что планировали и помашем ему ручкой. Как и принцу».

— Он-то, может, и оставит нас в покое, но ты уверена, что они последуют за ним? — не сдавалась Викторика. Свобода манила и звала, но если они попадутся, то несколько дней в подземелье покажутся самым легким из всех наказаний.

Ответа девушка не услышала. Видимо, другое «Я» задумалось, решая, как закрыть обнаруженную брешь в идеальном плане побега. И пока Виктория, играющая в их тандеме роль стратега, размышляла, в дверь тихонько постучали. Совсем неслышно. Викорика решила, что послышалось, но удары повторились вновь. Накинув на плечи халат, девушка подошла к двери, и уже было собиралась впустить ночного гостя, как резко отдернула руку.

Кто может прийти в такой час?

Горничные входили без стука и на сегодня работу закончили. Другая девушка не может уснуть? Или Викторику решили пригласить на приветственную пижамную вечеринку? Хотя последнее маловероятно. Кому захочется общаться с невзрачной мышкой с бледной, словно у покойника, кожей и жуткими мешками под глазами? Будь она на месте других кандидаток, уже давно списала бы себя со счетов.

Стук повторился вновь.

Викторика глубоко вздохнула и приоткрыла дверь. В щелочку тут же просунулась рука, раскрывая ее сильнее, и в проеме, освещенном светом настенных светильников, появилась фигура, полностью скрытая широким темно-синим плащом. Она прошла в комнату и захлопнула за собой дверь. Девушка, с заставшим в негласном крике ртом, отшатнулась.

— К-кто в-вы? — просипела она. От испуга голос пропал, ноги мелко тряслись, и только прилагая огромные усилия кандидатка продолжала стоять.

— Я посланец Воли, — спустя долгое, тягучее молчание, повисшее в воздухе, словно патока, незнакомец соизволил снизойти до ответа. Молодой, хрипловатый, с властными нотками голос показался смутно знакомым, но Викторика никак не могла вспомнить, где его слышала. Маркиза Андраса посещало много гостей мужского пола, и, возможно, это был кто-то из них.

— У них есть шпионы? Здесь? — ошарашено прошептала девушка. Она никак не могла поверить в услышанное. Во дворец, охраняющийся множеством стражников, вот так просто проник член этой мерзкой организации?

— Да. Есть.

Гость отпихнул Викторику, специально задев ее плечом, и прошел в спальню. Вальяжно усевшись на кровать, словно находится в своих покоях, он откинул полы плаща и закинул ногу на ногу. Блеснувшие в лунном свете сапоги из лакированной кожи выдали в нем аристократа. Хотя, это ни о чем не говорит. Во дворце полно представителей высшего света, а подобные сапоги мог носить кто угодно. Только он пошел против короны Ю-Отус и Мирового правительства. Как и Валтор Андрас, кичащийся своей «голубой» кровью.

— Я здесь, чтобы напомнить тебе о цели. Не думай, что попала во дворец и сразу же ушла из поля зрения. Воля следит за тобой.

Викторика до боли закусила губу и стиснула в кулаках полы халата. В комнате раздался жалобный треск ткани.

— Скажешь что-нибудь? — усмехнулся гость, наблюдая за жалкими попытками сопротивления.

— Я все поняла, — выдавила девушка. — Теперь можете покинуть мои покои?

— У меня еще один вопрос. Ты узнала какие-нибудь стоящие сведения?

Кандидатка задумалась. Прошло всего два дня с момента приезда во дворец, она даже со всеми девушками не успела познакомиться. Что уж говорить о сведениях? Только временная хозяйка комнаты хотела озвучить свои мысли, как вмешалась Виктория:



Анастасия Рогова

Отредактировано: 10.11.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться