Алый лазурит

Глава 25. Плененный наследный принц

13 день месяца отдыха богов

— Нет! — всхлипнула Юминай. Шмыгнув носом, она привстала с постели и схватила Редмонда за рукав рубашки. Ткань натянулась и тихо затрещала. Испугавшись, что одежда порвется, девушка отпустила ее и покрасневшими глазами умоляюще уставилась на принца.

— Юми… —грустно шепнул он и сжал руку возлюбленной, лежавшую поверх одеяла. — У меня нет выбора.

— Придворный врач самый…

— Не самый! — грубо оборвал Редмонд.

— Я не хочу уезжать! — из глаз Юминай потекли слезы.

— Дома тебе станет лучше. И я попрошу одного человека вылечить тебя.

— А почему он не может осмотреть меня здесь? – продолжила упираться девушка.

— Я отправляю тебя домой, чтобы не ухудшить положение. Юми, я догадываюсь о причине твоей болезни…

— А я как будто нет! — вспылила она.

— Раз сама все понимаешь, уезжай. Я свой приказ не изменю, — отвернувшись, холодно произнес Редмонд. Раздраженно отдернув руку, он встал и вышел, громко хлопнув дверью.

Вслед принцу неслись жалобные, истеричные рыдания. Сейчас Юминай напоминала избалованного ребенка, у которого отобрали игрушку или отказывают в покупке новой.

Редмонд понимал ее чувства, но оставить во дворце не мог. Не уберег, так и дальше не убережет. Как же все не вовремя! Ему ведь стоило догадаться о подобном исходе, предпринять меры безопасности…Но не успел. Все случилось слишком быстро.

Вот в один момент Юминай счастливо улыбается подарку: срывает обертку, крутит черную коробочку, отделанную атласом, восхищенно разглядывает браслет на бархатной подушечке, но не успевает его примерить… Украшение падает из ослабевших пальцев, а следом и сама девушка. Удивленный Редмонд не успевает ее подхватить, и ее голова разбивается о камни садовой дорожки.

Проснулась Юминай уже в своих покоях с болью в затылке и перебинтованной головой. И диагнозом — отравление ядом. Каким — доктор не знает, ни разу в жизни такого не видел. А девушка продолжает уверять, что никоим образом не могла быть отравлена, ведь аспидно-синие пятна, расползшиеся по коже за считанные дни, всего лишь синяки.

- Синяки? – скептически переспрашивает доктор. – Молодая госпожа, где вы видели столько синяков? Или вы своим телом пересчитали все углы дворца?

Юминай от досады закусила губу и опустила взгляд на сложенные замком фиолетовые руки. Ни одного кусочка чистой молочной кожи.

Пока доктор еще раз перебирал названия ядов, пытаясь вспомнить, какой проявляется так отвратительно, у Редмонда в голове возник образ того, кто может вылечить любую болезнь, вывести любой яд. И этот кое-кто сейчас не в столице, а для того, чтобы он успел спасти будущую королеву, ее надо оградить от дальнейшей травли. Если, конечно, она все-таки собирается выйти замуж за принца, а не умереть перед помолвкой.

Редмондубыло тяжело расставаться с Юминай, но и эгоистом в этой ситуации он стать не мог, особенно, если на кону человеческая жизнь.

Не думая, куда идет, принц брел по дворцу, пока не оказался перед дверьми в королевские покои. Тяжело вздохнув, он хотел по-быстрому ретироваться, словно являлся преступником, проникшим во дворец. Встреча с отцом, которому по большей части безразличен, ни к чему хорошему не приведет.

— Брат? — удивленный окрик Эсфиль заставил принца остановиться. Девочка ждала, когда он что-нибудь скажет, но, так и не дождавшись, предложила: — Зайдешь? Отец совсем плох.

— С чего бы такое доброе отношение? Пару месяцев назад ты меня проклинала, — прищурившись, спросил принц.

— Я… я не знаю, — растеряно прошептала принцесса, сжав в руках подол платья. — Я совсем не помню то время… В голове все, как в тумане…

— Что? – уточнил он. Поверить в резкую смену отношения сестры, это как поверить, что воскрешение из мертвых – плевое дело, – то есть невозможно.

— Прости. Я… я не знаю. Зайдешь?

Кинув задумчивый взгляд на дверь, Редмонд кивнул. Эсфиль открыла ее перед ним и пригласила в покои. Из темной комнаты потянуло приторно-сладким запахом разложения. Принц невольно зажал нос и отступил на пару шагов. Затем еще на несколько и, бросив неискренне «прости», ринулся, куда глаза глядят. Удивленный окрик принцессы преследовал его еще долго…

«Почему я колеблюсь?» - невольно задался вопросом Редмонд. Ведь пару месяцев назад он появлялся перед взором отца с совершенно бесстрастным лицом, будто мерзкого запаха не существовало. Или это Юминай так на него повлияла? Нежный аромат весенней зелени, следовавший за ней, словно тень, заставил принца забыть о реальности и разнежиться, как от праздной жизни. Склизкое чувство отвращения к себе поднялось из самых темных глубин души и захлестнуло Редмонда с головой, заставляя бежать по дворцу, будто он пытался скрыться от самого себя.

Остановился принц только перед закрытыми дверьми библиотеки. Отдышавшись, он со всей силы впечатал кулак в стену:

  - Почему?! За что?!

Боль и каменные осколки, просыпавшиеся на пол, немного отрезвили. Впервые за долгое время Редмонду хотелось разрыдаться. Сначала беспочвенная ненависть семьи, потом слегший с неизвестной болезнью отец, теперь отравление Юминай. Что будет дальше? Кто будет следующей жертвой жестокой судьбы? Или это принц чем-то прогневил богов, и так его наказывают? По очереди лишая всех, кого он любит…



Анастасия Рогова

Отредактировано: 10.11.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться