Алый лазурит

Глава 27. Помолвка

18 день месяца отдыха богов

Путь до Ю-Отус был неблизкий: восемнадцать дней в море сквозь шторма и безумную погоду, меняющуюся быстрее, чем дует ветер. В такие моменты Леона не раз посещали мысли, что он не успеет, не доплывет до королевства вовремя, даже несмотря на то, что Сихрен и Ю-Отус находились в одном море. И только капитан начал придумывать отговорки, почему не выполнил работу, как на горизонте забрезжили берега, покрытые бурной хвойной растительностью. Особенно великолепно смотрелись кривые ветвистые сосны на редких близлежащих скалах.

Смотря в подзорную трубу, Леон невольно присвистнул. В Ю-Отус его еще не заносило. И, кажется, зря. Здешними пейзажами стоило любоваться.

Причалив в порту, капитан оставил команду и направился за пределы города. Его цель — столица и сегодняшний королевский бал. Задерживаться на осмотр достопримечательностей некогда.

Отойдя от города на достаточное расстояние и скрывшись в придорожных колючих зарослях, Леон для верности огляделся. Вдалеке на утреннем зимнем солнце блестели крыши домов, на холодном ветру шелестели не до конца облетевшие деревья, а в высоком небе, полускрытом слоисто-дождевыми облаками, мелькали редкие темные силуэты птиц. По земле стелился белесый туман, иногда под ногами хлюпали лужи. И ни одного человека.

Леону, привыкшему к вечному лету Туманного континента и в основном теплой погоде на море, было тяжело оказаться посреди промозглой зимы в относительно легкой одежде. В городе резкой смены температуры он не особо заметил, а вот стоило выйти на природу, как все прелести самого холодного времени года обрушились на него, точно ушат ледяной воды поутру.

Но дрожать и корить себя за недальновидность времени не было. Зайдя еще немного вглубь леса, Леон глубоко вдохнул. Горло тут же обжег свежий морозный воздух, и мужчина с непривычки кашлянул. Переведя дыхание, он раскинул руки в стороны и запрокинул голову. Тело тут же охватили нежные и теплые, но мощные потоки ветра, прогоняя зимний холод. Они были настолько близко, что казались второй кожей. А когда с неожиданно громким хлопком рассеялись, редкие лучи солнца, пробирающиеся сквозь полуголые деревья, потонули в клубах голубоватого тумана, сквозь которые проглядывала тонкая, словно бумажный лист, серебристо-синяя броня с редким узором из облаков.

Леон сжал и разжал кулаки, покрутил рукой. Доспехи сидели как влитые. Но чувства скованности и дискомфорта никуда не делись. А туман, исходивший от брони, еще и мешал обзору. Мужчина тяжко вздохнул: отвык. В детстве он отказывался ее снимать, а теперь уже и не вспомнит, когда в последний раз надевал. Не участвовал в боях, требующих третьей стадии материализации Меча небесного владыки, да даже до второй в последний раз доходило… а когда? Капитан предпочитал не докладывать всему миру о своем оружии, в том числе и команде, и теперь пожинает последствия.

Леон бы и дальше предпочел не светиться, но обстоятельства складывались не в его пользу. Добраться до столицы на своих двоих за день — невозможно. Как и в карете. На это путешествие уйдут недели, которых у него нет. Остается еще раз вознести хвалу Норнам, потому что Меч небесного владыки один из нескольких, обладающих способностью летать.

Стоило Леону пожелать, и за спиной расправились огромные соколиные крылья. От мощных взмахов с деревьев сорвалось несколько засохших листьев, запутавшихся в растрепанных из-за поднятого ветра темных волосах. Капитан смахнул их и, оттолкнувшись от земли, взмыл в небо.

Легкие опалило ледяным воздухом, доспехи покрылись тонкой инеевой коркой, но все это Леона совершенно не волновало. Неописуемое чувство восторга охватило его, заставляя тело дрожать от возбуждения. Как же давно он этого не чувствовал! Свобода! Свобода от забот и обязанностей, от проблем и ненависти!

Волосы во все стороны нещадно дергал ветер, но Леон не чувствовал холода — его сила не ради красоты носила название повелителя небес! Чтобы ощутить комфортное тепло, достаточно было окутать себя волшебным ветерком. А чтобы насладиться каждым мгновением полета, который он давно променял на корабль, не стал надевать шлем в виде головы сокола.

Он летел высоко: на далекой земле едва различались точки деревень, готовые к зимовке темно-серые поля и бескрайнее море лесов. Иногда все хвойное великолепие закрывали редкие, мерно плывущие по небу облака (дождевые тучи остались в портовом городе, и теперь небо радовало яркой голубизной). И каждый раз Леон, по-детски весело улыбаясь, нырял в них, как в волны. Но вместо привычной толщи воды его встречали невесомые клубы водяного пара, оставлявшие множество кристально-чистых капель. За несколько таких ныряний волосы стали влажными, и мужчина несколько раз чихнул. Все же веселиться вот так стоит только в жаркую летнюю погоду, а никак не зимой.

Снизившись на достаточное расстояние, чтобы люди не заподозрили ничего необычного (все же человек с крыльями так же редок, как и легендарный Цветок солнца и луны, воскрешающий из мертвых и распускающийся раз в тысячелетие), Леон надел шлем и принялся всматриваться в горизонт, ожидая с минуты на минуту увидеть сверкающие на солнце шпили королевского дворца. И они не заставили себя долго ждать. Благодаря невероятной скорости крыльев, цель приближалась очень быстро.

Приземлился на землю Леон в близлежащем лесочке и, вернув себе обычный облик, пошел к городу.

Столица встретила его шумом и гамом: несмотря на начало зимы, видимо, дождь людям уже надоел, и, стоило выдаться солнечному деньку, как они все свободные минутки проводили на улице. Капитан брел по улочкам города и с интересом рассматривал витрины магазинов, дома и прохожих. Пусть «лицом» они ничем не отличались, но традиции в одежде и поведении накладывали отпечаток. К тому же, Леона в Ю-Отус уже давно приглашал друг из МАМН... Капитан с радостью увиделся бы с ним на королевском балу, но призрачная магия отведёт чужие взгляды, не позволит узнать его, сделает незаметным.



Анастасия Рогова

Отредактировано: 10.11.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться