Алый посланник

Глава третья. Гора Гуишань

Знахарь на следующий день прислал за Зихао носильщиков, передвигаться юноша мог с трудом, пережитая болезнь выпила все силы. Видимо, приказания прорицателя нужно было исполнять немедленно, потому что через несколько часов, как человек в маске уехал, появились люди с инструментами, которые поклонились бедному рыбаку в ноги и испросили разрешения начать подготовку к постройке. Семья рыбака временно перебралась к соседу, но Зихао остался ночевать в сарае, ему нужно было подумать над тем, что делать дальше. В сарае его и застали носильщики, которые помогли забраться на носилки и трусцой побежали к дому старосты.

Знахарь его встретил уже в большом доме бывшего старосты деревни. «Длинный», как его сразу про себя прозвал юноша, сразу же начал свой допрос. Зихао лежал на кровати, а у изголовья сидел местный «доктор» и всё конспектировал. Они практически сразу нашли общий язык, знахарь оказался образованным человеком. Юноша узнал, что в основном они лечат болезни компенсацией энергий «инь» и «янь» в организме, в свою очередь, доктор услышал про антибиотики и противовирусные препараты. Зихао пояснил, в чём их разница, но объяснить внятно доктору, что плесень с фруктов можно использовать в антимикробных целях, не смог. Главное, что тот уловил концепцию, понял важность гигиены и способы профилактики заражения ран. Видимо, они только что открыли местный филиал больницы, первым пациентом оказался сам Зихао.

Вернулся он домой только через несколько часов, измотанный донельзя. Знахарь долго над ним колдовал, лечил своими привычными ещё методами. Жёг ароматные травы, прижигал какие-то точки на теле. На самом деле стало даже немного легче, Зихао даже сделал несколько шагов. Может, эта слабость не из-за болезни? Он учится ходить заново в чужом теле.

Значит, нужно учиться ходить, и самому спуститься к домику рыбака. Солнца уже стояли в зените, и он ковылял, останавливаясь через шаг или два, и отдыхая. Под конец он уже смог сделать десяток шагов сам. Тело отзывалось на движения, руки втыкали палку, которую дал доктор, в землю и опирались на неё, ноги делали ещё один шаг. Топ, топ, топает сорокалетний малыш в теле какого-то задохлика. Выбирать, конечно, не приходится, но всё же. Ещё шажок, ещё один, вон там уже сарай, можно присесть, Лан или Ксиаожи позаботились о нём и оставили грубо сделанный кувшин с водой, закрытый сверху куском плотным ткани.

Он сидел на причале, когда его нашла Лан.

- Привет, - она обняла его сзади и крепко прижалась к Зихао.

- Привет, Лан, - юноша обернулся и погладил девочку по голове. - Строительство идёт полным ходом, я смотрю.

- Да, папа очень волнуется, он хочет ещё отремонтировать причал, пока здесь мастера. В прошлом месяце лодку унесло, часть пристани оторвало во время шторма. Так странно, ты вернулся, и всё вокруг изменилось. Мама плачет, говорит, что от радости, папа теперь староста.

- Не волнуйся, Лан, всё наладится. Всё будет хорошо.

- Я знаю, Зихао, - она залезла в мешочек и достала оттуда леденец, подаренный ей прорицателем. - Хочешь? Я всё ждала, когда ты вернёшься, хотела, чтобы ты попробовал.

- Спасибо, Лан, - юноша не стал отказываться, чтобы не обидеть новообретённую сестру и с хрустом откусил немного. - Послушай, не знаешь, кто бы мог проводить меня к этому отшельнику? Один я, наверное, заблужусь.

- Я могу проводить, мы раньше ходили к заброшенному замку. Ну, пока эта болезнь друзей не убила, - девочка опустила глаза. - Там почти не опасно, мы волков видели, но они нас не тронули, мы хорошо спрятались. Взрослые не пойдут, боятся призраков из замка.

- Там точно не опасно? - Зихао засомневался, стоит ли брать с собой маленькую девочку. - Родители тебя не отпустят.

- Если только ты попросишь, - Лан убежала. - Я соберу в дорогу еду.

Вот хитрая лиса, точно знает, что Ксиаожи его послушает, неизвестно, что там наверху в горах. В Москве всё проще было, залез в машину, доехал до места, да и звери там только в зоопарках. Да и какие там звери, замученные в неволе особи. Девушка, с которой он встречался, говорила, что им там лучше, чем в природе. Браконьеры убивают ради меха и костей, или в отравленную химикатами воду лезут. Ещё, что леса катастрофически вырубаются под корень, и они в города выходят на помойки питаться.

Только здесь, вдыхая запах моря, и слушая знахаря, он понимал, насколько здесь всё другое. Люди — возможно те же, но сама жизнь ближе и гармоничнее к земле. Но это он заметил только в деревне, возможно на материке всё обстоит иначе? Зихао посидел возле воды ещё немного, запуская «блины» по воде. Солнце отражалось от морской глади, сверкая и слепя глаза. Странно, что чаек нет, рыба плещется у самого берега, подходи и руками бери.

- Зихао, ты всё-таки собрался к отшельнику? - Ксиаожи села рядом с ним. - Я бы хотела тебя отговорить от этой дороги.

- Почему, мама?

- Потому что я тебя потеряю окончательно, - женщина приобняла его. - Моё сердце чувствует, эта дорога очень долгая и уведёт тебя с острова.

- Мне нужно закончить то, что я начал, - по-русски ответил юноша, Ксиаожи вопросительно на него посмотрела. - Я бы очень хотел остаться здесь, с вами. Там у меня не было семьи, одна неопределённость и работа. Я очень хотел бы остаться…

Ксиаожи поняла, она прижала голову юноши к плечу и приобняла.

- Ты всегда будешь для меня сыном, Зихао, какой бы мир тебя не взрастил. Я думаю, что ты станешь достойным человеком и найдёшь то, что ищешь. Лан почти собралась в дорогу, думаю, что лучше вам выйти завтра утром, чтобы она успела вернуться в деревню до темноты.

- Может, взять проводника из взрослых? - спросил юноша. - Я сомневаюсь, что стоит девочку тащить в лес.

- Никто не пойдёт, - вздохнула женщина. - Даже если предсказатель прикажет, замок пугает всех до икоты. Лан справится, просто мне было бы спокойнее, чтобы она вернулась до темноты.



Игорь Дикало

Отредактировано: 09.05.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться