Амарант

Размер шрифта: - +

Часть 4

Оказаться на месте жертвы

Амарант остановил машину. Ему жуть как надоело нарезать круги по городу, но долго сидеть на одном месте он не мог. Сейчас он притормозил у парка, намереваясь хоть немного размять ноги.
Но не успел он удалиться от машины и на двадцать шагов, как в кармане куртки завибрировал мобильник. Амарант посмотрел на дисплей. Розалина.
- Здравствуйте, босс, – голос ее был, как всегда, бесподобен, но Амаранту почудилось легкое волнение.
- Здравствуй.
- Есть новости.
- Хорошие или плохие?
- Пока неясно. Мне звонил Жан.
- Тот, кого ты отправила следить за автомобилем? – Амарант сошел с асфальтированной дорожки, проигнорировав таблички «По газонам не ходить!». Стук каблуков дорогих туфель мешал ему сосредоточиться.
- Да. Он сообщил, что пять минут назад возле вашей машины крутился какой-то подозрительный тип.
- Он описал его?
- Обычный парень, в черной куртке. Лица он не разглядел – тот зачем-то надел капюшон. И это в такую жару!
- И что же в нем подозрительного? Может, он просто хотел ее угнать.
- Исключено. Угонщики номера не записывают.
Амарант задумался. Паршиво. Значит, его ищут. На след автомобиля уже вышли, следующая ниточка – мертвый бомж. Жаль, он был слишком ошарашен происходящим, чтобы избавиться от той девчонки. Если она проболтается, то на нем можно ставить крест.
Амарант улыбнулся сам себе. Похоже, у него развивается паранойя. Что им может сообщить этот ребенок? Да абсолютно ничего. Газет не читает, телевизора у нее и в помине нет. Наверняка даже описать его по-человечески не сумеет – слишком мала! Да и потом – откуда ей знать, куда он отправился после того, как убил ее истеричного папашу? Кто вообще сказал, что на нее выйдут? Не бегает же она по Трущобам с плакатом «Я видела демона!». Амарант готов был спорить, что она не то что писать – даже читать не умеет.
- Босс? – Розалина уже не первый раз окликнула его. – Вы меня слышите?
- Да. Скажи Жану, чтобы продолжил наблюдение. Парень всего лишь разведчик, или, вполне возможно, он даже не имеет никакого отношения к инквизиции. Он прикасался к машине?
- Разумеется. Его тут же дернуло током. Второй раз он рисковать не стал.
Амарант устало потер переносицу.
- Выясни, кто он такой.
- Я не думаю, что он сможет выйти на нас, – возразила Розалина. В ее голосе прозвенел металл.
- Ты не знаешь, с кем имеешь дело.
- Он меня убьет? – теперь насмешка.
- Не думаю. Я более чем уверен, что у него нет на это причин. Но задавать вопросы он наверняка мастер. Если он все-таки доберется до тебя, внимательно слушай, что он будет говорить, о чем спрашивать. Если что-то покажется тебе подозрительным – тут же мне сообщи. Если же он случайный свидетель – оставь его в покое. Ты поняла?
- Да.
- И никакой самодеятельности. Все действия только после согласования со мной.
- Ясно.
И Розалина отключила телефон.
Амарант сел на скамейку и шумно выдохнул. Эта неопределенность начинала раздражать. Он убегал, но от кого – оставалось загадкой. А это он ненавидел больше всего, так как привык знать все и обо всех. Мало ему инквизиторов – появился какой-то мальчишка, сующий нос не в свое дело. Но не он был сейчас главной проблемой Амаранта.
Он не может вечно кружить по городу, нужно где-то осесть. Там, где его и не подумают искать. Легенда, рассказанная Кабальеро, конечно, продержится какое-то время, но инквизиторы не были бы инквизиторами, если бы каждый раз велись на подобные глупости.
Но, как ни силился, Амарант не мог придумать безопасного места. Он знал этот чертов город вдоль и поперек, но теперь улицы казались ему полными опасностей и скрытых ловушек.
Вот что значит оказаться на месте жертвы.


Он был похож на ангела

- Видишь, – Роберто указал на асфальт. – Даже дождь, и тот не смыл.
Не нужно было напрягать глаза, чтобы разглядеть бурое пятно. Кровь несчастного бомжа въелась в асфальт намертво и не желала его покидать. С какой же силой бил его Фокс, если лужа была размером с озеро?
- Тут все и произошло, – Роберто широким жестом обвел переулок. – Вот этот мусорный бак, в котором рылся Злобный Литто, вот шмотки, укрывшие девочку от ее папаши, вот…
- Минутку, – прервал его Данте. – Ты же собирался отвести меня к девочке. Она что, так тут и живет?
- Ну конечно, – Роберто посмотрел на него, как на первоклассника, задавшего глупый вопрос. – А куда она денется? У нас тут территория распределена, знаешь ли.
- Разве после смерти отца ее не должны были отправить в детский дом?
- А кто вообще фиксировал факт ее рождения? – усмехнулся Роберто. – Это в городе рожают в больницах. У нас для этого приспособлены старые гаражи.
Данте содрогнулся. С такой мыслью он примириться не мог. Ему даже предполагать не пришлось, что мать девочки погибла при родах или от занесенной инфекции. Остался только психически больной папаша, за любую провинность сажающий бедняжку на цепь, как собачонку. 
Боль от затылка распространилась дальше, захватывая виски. Нужно было торопиться.
- Ну и где же она, Роберто?
- Сейчас, – он шагнул за мусорный бак и принялся там копошиться. Что он там делал, Данте не видел, оттуда доносились лишь тихие голоса, однако спустя минуту Роберто вышел, ведя за руку девочку.
При одном ее виде у Данте сжалось сердце. Маленький светловолосый ангелок, худенький, с сияющими голубыми глазами на осунувшемся личике. Выглядела максимум на шесть лет, а не на восемь, которые приписал ей Роберто. Драная одежонка едва прикрывала тело.
Увидев Данте, девочка спряталась за спину Роберто.
- Не бойся, Милли. Он тебя не обидит.
- А почему он весь в черном? – спросила Милли, выглядывая из-за полы куртки. – Как тот дядя.
- Какой дядя? – мягко спросил Роберто, подталкивая девочку к Данте.
- Тот дядя помог мне выбраться, когда я застряла.
- Вот об этом и расскажи, – бродяга подмигнул, мол, продолжай сам.
Данте сел на корточки и снял капюшон, опасаясь, однако, поднимать глаза. Пугать ребенка ему совсем не хотелось.
- Милли, да? Тебя так зовут? – спросил он.
Девочка кивнула. Страха в небесных глазах заметно поубавилось. Она даже сделала попытку улыбнуться.
- А меня Данте. Приятно познакомиться. Не бойся, я всего лишь кое о чем тебя спрошу.
- Я не боюсь, – ответила Милли. – Вы совсем не страшный.
Данте не смог сдержать улыбки.
- Милли, ты сказала, что какой-то человек помог тебе выбраться, когда ты застряла. Ты его знаешь?
Девочка помотала головой.
- А как он помог тебе?
- Я запуталась в постели, – она указала за мусорный бак. – Папа искал меня, а я не могла выбраться. Он разозлился, поэтому я и спряталась поглубже. А когда захотела вылезти, запуталась, – повторила она.
- И тот дядя помог тебе?
- Ну да. Помог мне выбраться. Я его поблагодарила, – Милли испуганно округлила глаза и затараторила, словно опасалась, что ее сейчас будут ругать. – Вы не подумайте, я сказала ему «спасибо», но он почему-то вдруг убежал. Я его чем-то обидела?
- Нет, не думаю, милая, – Данте потер затылок – боль мешала сосредоточиться, но нужно было задать еще один вопрос. – А как он выглядел, ты не помнишь?
- Высокий, с длинными волосами, красивый такой, – протянула девочка, мечтательно воздев глаза к небу. – Как кинозвезда.
- Подожди, так ты видела его лицо? – задохнулся Данте.
- Конечно, видела. Я же говорю – красивый, – повторила Милли, глядя на Данте, как на глупого младшего брата.
Данте словно ударили по голове. Он просто не мог этому поверить. Столько лет бесполезных поисков – и наконец он нашел того, кто видел лицо человека в черном!
- А на кого он похож? – нетерпеливо спросил он. Нужно было держать себя в руках, но дрожь все-таки проступила в голосе.
- На ангела, – просто ответила Милли.
- На ангела? – в замешательстве повторил Данте. 
- Ну да, – девочка пожала худыми плечиками. – Ангелы ведь красивые. Только он немного другой.
- Как это?
- Ангелы белые. А он – весь в черном и с черными волосами. И глаза у него черные. Интересные такие! На блестящие камушки похожи.
- Агатовые, – прошептал Данте.
Милли недоуменно посмотрела на него.
- Так почему он убежал? Обиделся? Я же его поблагодарила.
- Нет, Милли, не думаю, что он обиделся, – вмешался Роберто. Видимо, ступор Данте подсказал ему, что разговор нужно заканчивать. – Может, испугался.
- А что, я такая страшная? – Милли перевела удивленный взгляд на него.
Роберто от души расхохотался. Его смех вывел Данте из столбняка. Он натянуто улыбнулся, поднимаясь.
- Спасибо, Милли. Спасибо тебе большое. Ты мне очень помогла.
Девочка улыбнулась и убежала за мусорный бак.
- Она не знает? – негромко спросил Данте.
- О своем отце? Нет. Слава Богу, она ничего не видела и думает, что он просто сбежал. Как видишь, она от этого нисколько не страдает.
- Держи, – Данте протянул Роберто несколько купюр, нарушая свое собственное правило. – Накорми ее хорошенько, а на сдачу, так и быть, купи себе выпить. Только сначала – ребенок. Ты понял?
- Да-да, – закивал тот, хотя глаза при виде денег так и заблестели. – Ты же меня знаешь.
- Смотри, я проверю, – пригрозил Данте.
- Да не волнуйся ты так! Кстати, я тут кое-что вспомнил… Ну, насчет этого мужика, о котором Милли рассказывала. Я ведь тоже его видел.
- Ты?! – удивлению Данте не было предела. – Когда ты успел?
- Да в ту же ночь и видел, – Роберто достал из-за уха самокрутку и поджег, чиркнув грязной спичкой о ноготь.
- И ничего мне не сказал?! Роберто, черт тебя дери…
- А откуда я знал, что тебя именно он интересует? Ты же не спрашивал. Попросил отвести к девчонке – я отвел. Ко мне какие претензии?
- Ладно, не заводись, – нетерпеливо махнул рукой Данте. – Рассказывай давай.
Роберто глубоко затянулся.
- Время далеко за полночь было. Я сидел у себя и смотрел в окно, выискивая крыс. Это у меня развлечение такое, когда не спится. Так вот, поначалу все было тихо, но потом я услышал шаги. Кто-то бежал, топая, как слон. «Ну, опять кого-то загоняют наши молодчики», – вот все, что я успел подумать. А потом он и появился.
Роберто прервался на очередную затяжку. Данте жутко хотелось вырвать сигарету у него из рук, чтобы не отвлекался по пустякам, но он сдержался.
- Несся, как угорелый. Весь такой брутальный, прямо супермодель. Девки ему в кровать пачками запрыгивают, я тебе скажу. Волосищи до задницы, черная куртка, ботинки – не из дешевых. Тут он запнулся и бух в лужу! Я чуть не захохотал, но меня что-то остановило. Ты же знаешь мой внутренний голос – когда он говорит заткнуться, я так и поступаю.
- Роберто, – простонал Данте. В висках долбил молоток.
- Любой нормальный человек что сделает? Встанет. А он сидел в этой луже где-то минуты две. Потом как закорчится! Схватился за плечо, рубашку порвал – и разглядывает что-то. Не знаю, конечно, но мне показалось, что у него там татуировка. Потом он ушел.
- И все?
- И все. Больше я его не видел. Когда он в луже сидел, крикнул что-то вроде «Я не знал, что это была не собака». А когда Литто нашли, я понял, что он тут приложил руку.
- Почему ты так решил?
- Литто любил малышку на цепь сажать. Только почему тот человек решил, что она – собачонка…
- Как он выглядел? Уж ты-то поподробнее опишешь. То, что он красив, как Луна, я и так уже понял.
- А чего описывать? – Роберто порылся в карманах куртки и достал оттуда старую изодранную газету. – Вот он.


Ты становишься скотом

В парке Амарант пробыл полчаса. За это время он перебрал десятки вариантов, но ни один не пришелся ему по душе. Чтобы строить более-менее приемлемый план, нужно было как можно больше узнать об инквизиторах. Но, черт побери, даже Алоиз ничего не мог о них рассказать! И потом, если он начнет расспрашивать, это вызовет подозрения.
В раздражении Амарант вскочил с лавки и быстрым шагом направился к машине, хотя так и не решил, куда ехать. Весь этот чертов город ополчился против него.
У машины его поджидал неприятный сюрприз – у водительской дверцы стоял Кабальеро, помахивая связкой ключей.
- Ты что здесь делаешь? – удивленно спросил Амарант, резко сбавляя скорость.
- Я кое-что узнал, – Кабальеро небрежно прислонился к автомобилю – теперь Амарант при всем желании не мог сесть за руль. – Ты, оказывается, и не собирался уезжать.
- Извини, но реактивного самолета у меня нет.
- Странно. С твоим фантастическим богатством никакие конкуренты тебе не страшны. Но ты почему-то решил себя обезопасить. В чем причина?
- Тебя не должно это касаться, – Амаранту все меньше нравился этот разговор. 
- Почему ты попросил об этой услуге именно меня? Чего ожидал? Что я побегу сломя голову докладывать, что ты умчался из города? Ведь этого ты хотел?
Амарант молчал.
- Почему, Амарант? Что произошло? Почти тридцать лет ты обо мне и не вспоминал. Видать, сильно тебя прижало.
- Я не понимаю, о чем ты, Кабальеро, – Амарант изо всех сил изображал спокойствие, но это давалось ему нелегко.
- Все ты понимаешь, – Кабальеро раздосадованно махнул рукой. Связка ключей вылетела из ладони и повисла на цепочке. – Почему ты не сказал, что тебя преследуют?
- Преследуют? Я не понимаю, о чем ты, – продолжал гнуть свою линию Амарант.
- Хватит! – рявкнул демон. – Ты в чем-то провинился, и теперь бежишь от наказания!
- И в чем же я провинился, а, Кабальеро? – выдержке Амаранта мог позавидовать кто угодно. – Можешь сказать, а то вдруг я не заметил, как совершил что-то противозаконное?
- Это так, я знаю, – однако уверенности в голосе Кабальеро поубавилось. – Они так сказали.
- Кто – они?
- Те, кто тебя ищут. Они не похожи на демонов. Честно говоря, мне сначала показалось, что это люди, но… я не смог прочесть их мысли, – тихо закончил он.
- И ты поверил им на слово? – насмешливо произнес Амарант, хотя живот свело от страха. – Да тебе ребенок может наплести с три короба, и ты сразу поведешься! Ты демон или дамочка доверчивая?
- Но были же у тебя причины уехать!
- Я сказал – это бизнес. И ничего больше.
- А я тебе не верю!
- И не надо. Просто большего идиота, чем ты, я давно не встречал, – Амарант улыбнулся. – Мы с тобой давно знакомы, Кабальеро. Мне незачем тебе врать.
- Но ты соврал, – губы Кабальеро вдруг разошлись в жуткой усмешке. – Тебя действительно ищут. Я не знаю, кто это, но именно их ты хотел обмануть своим ложным бегством. Конкуренты здесь вовсе ни при чем. Я прав?
Амарант вздохнул. Можно было рассказать ему часть правды, чтобы он отстал, но демон не был уверен, что Кабальеро не передаст эту информацию тем, кто преследовал его.
- Хорошо. Я расскажу тебе об истинной причине, – он тщательно выбирал слова. – Я случайно засветился во время своего последнего развлечения. Есть свидетели, которые видели меня на месте преступления. Я пошел на обман, чтобы обеспечить себе алиби. Доволен?
Кабальеро недоверчиво смотрел на него.
- Тогда кто же те люди, что ищут тебя?
- Я впервые о них слышу. Спасибо, что предупредил.
Лицо Кабальеро скривилось, будто он съел лимон, намазанный горчицей. Амарант едва сдержался, чтобы не расхохотаться. Бедный демон и не ожидал, что своей глупой выходкой поможет ему. Кабальеро действительно был слишком доверчивым, но сейчас это сыграло Амаранту на руку.
- Что еще тебе рассказали мои предполагаемые преследователи?
- Они сказали, что ты совершил нечто противозаконное. Знаешь, теперь в это с трудом верится, – Кабальеро удрученно вздохнул. – И как я мог повестись на их россказни?
- Ты слишком доверчив.
Лицо демона вдруг осветила блистательная усмешка.
- Так же, как и ты.
Амарант пораженно замер. Он недооценил Кабальеро. Этот ублюдок оказался умнее и вышел на контакт с полудемонами. Но как ему удалось? Ни один демон не мог приблизиться к ним, пока не совершит преступление! Кабальеро был в безрукавке, и клейма на его плече не наблюдалось. Это могло значить лишь то, что полудемоны сами нашли Кабальеро. Но как они это сделали? Неужели переворошили все существовавшие связи Амаранта?
Нужно было срочно уходить отсюда, но чертов демон загораживал водительскую дверцу.
Кабальеро торжествующе расхохотался, глядя на замешательство Амаранта.
- Что это ты застыл, как соляной столп, Амарант? Значит, они не врали! Ты действительно носишь клеймо!
Амарант с трудом удержался, чтобы не дотронуться до плеча.
- Черт тебя дери, Кабальеро, – прошипел он.
- Знаешь, я им действительно сначала не поверил. Ты ведь один из самых кровожадных демонов, которых я знаю! Ты просто обожаешь наблюдать, как страдают люди, и тут же спасаешь одного из них. Одну из овец. Зачем?
- Это была случайность, – внутренний голос Амаранта бешено вопил, призывая его бежать, но взгляд Кабальеро словно приморозил его к месту.
- Как же. Ты начал жалеть их, и теперь пути назад уже не будет.
«Беги! Что ты стоишь? Он специально заговаривает тебе зубы, чтобы подоспела кавалерия!».
- Ты становишься скотом, Амарант. Скотом.
Амарант бросился вперед и, схватив Кабальеро за горло, отшвырнул в сторону, как куклу. Демон проехался по асфальтированной дорожке и практически сразу вскочил на ноги. Но Амарант уже был в машине.
«Нужно будет избавиться от нее, – мелькнуло у него в голове. – Они теперь знают, что искать».


Я тоже люблю цветы

Карты мелькали в руках, как у умелого фокусника, но Данте даже не смотрел на них. Все мысли были заняты газетной страницей, которая лежала в кармане куртки. Роберто отдал ее без уговоров, не преминув заметить, что специально не выбросил такую важную улику.
«Общение со мной на пользу явно не идет», – усмехнулся про себя Данте.
На обрывке располагалась часть статьи. В ней говорилось о приеме, устроенном в честь открытия то ли торгового, то ли развлекательного центра. Но не текст интересовал Данте. В неповрежденной части страницы была напечатана фотография, на которой были изображены спонсоры. Дородный дядечка, похожий на Лучано Паваротти, светловолосая женщина в вечернем платье с бокалом шампанского в руке, старичок с улыбкой Хью Хефнера. Молодой мужчина в светлом костюме ослепительно улыбался в объектив, обняв блондинку за талию. Волосы были зачесаны назад так, что судить об их длине было нельзя. Но Роберто указал именно на него.
- Знаю, трудно поверить, что он валялся тут неподалеку в луже, – усмехнулся он, – но можешь мне поверить. У меня глаз-алмаз.
Данте верил. Он не раз на практике убеждался в правоте Роберто, и у него не было причин не доверять ему сейчас.
Но неужели все так просто?
Подпись была наполовину оборвана, и Данте удалось узнать имена только блондинки и «Хью». Но найти такую же газету не составляло проблемы – два года назад библиотека начала перегонять старые подшивки и новые номера в электронный вариант. Именно туда он и отправился из Трущоб.
И спустя полчаса уже мчался на такси к зданию табачной компании «Звездный свет».
Из колоды выпала карта и залетела под сиденье. Данте пришлось изрядно помучиться, чтобы достать ее.
- Ты чего там потерял? – спросил таксист.
- Карта упала, – Данте поднял даму червей и вложил обратно в колоду.
- Игрок, что ли? – неодобрительно покосился на него таксист.
- Нет. Они мне думать помогают.
- А-а-а. А у некоторых, наоборот, мозги отключаются, стоит им в руки колоде попасть. Вот, например, племянник мой…
Данте привычно отключил слух. Таксисты народ говорливый, тут главное изредка кивать и поддакивать.
Итак, человека на фотографии звали Джеймс Дин. Он был главой табачной компании «Звездный свет». Это все, что Данте удалось разузнать – доступа в Интернет в библиотеке не было. Чтобы не терять времени даром, Данте решил наведаться прямиком в офис к Дину и поговорить с ним, прикинувшись детективом. О том, что делать, окажись Дин человеком в черном, Данте старался не задумываться. По правде говоря, он не думал, что застанет главу компании на месте – если его шикарный автомобиль до сих пор перегораживал въезд в Трущобы, вряд ли он спокойно вернулся в свое кресло.
Здание табачной компании «Звездный свет» поражало своими размерами. Небоскреб в сорок три этажа сверкал в лучах солнца натертыми до блеска окнами. Подойдя ближе, Данте заметил, что стекла зеркальные – при всем желании нельзя было заглянуть внутрь, даже если кому-то придет в голову безумная мысль шпионить с вертолета.
Пропускная система на входе напоминала проход в здание секретной службы. Металлоискатели, турникеты, вооруженная охрана. И чего бояться директору табачной компании? Что сотрудники начнут воровать сигареты? Или кто-то решит его заказать? Первое звучало смешно. Второе, в сложившихся обстоятельствах – не очень. Данте мало что понимал в торговле, но о таком явлении как конкуренция слышал. Если человек сделал огромные деньги в какой-то отрасли, очень скоро появятся завистники. Уж не от них ли скрывался Джеймс Дин?
Данте прошел прямиком к стойке охраны. Там сидел широкоплечий мужчина в бежевой форме. На груди красовалась нашивка с фамилией: «Джейкобсон». Кобуры он не скрывал, скорее, наоборот, наглядно демонстрировал. Упрямо выдвинутая вперед челюсть предупреждала – просто так мимо и муха не пролетит.
Данте снял капюшон и уверенно сунул под нос охраннику полицейский значок, который позаимствовал у Карлоса.
- Мне нужно поговорить с вашим боссом.
- По какому поводу?
- Я не собираюсь обсуждать это с вами. Вы к этому делу не имеете никакого отношения.
- Вы как-то молоды для полицейского, – насмешливо повторил Джейкобсон слова Тейлора Фокса.
- Если не верите, позвоните в полицейское управление.
Охранник одарил Данте взглядом, в котором читалось: «А вот и позвоню!». Он поднял трубку стоящего рядом телефона. Данте спокойно смотрел на него, стараясь унять бешено колотящееся сердце.
«Если он выяснит, что детектив Гонсалес – это не я, меня ждут крупные неприятности. И не только от Карлоса».
- Алле, – вальяжно протянул Джейкобсон. – Управление полиции? Скажите, у вас работает детектив Карлос Гонсалес? Хорошо.
Не попрощавшись, он нажал клавишу отбоя и набрал другой номер. Всего четыре цифры.
- Говорит пункт охраны. К мистеру Дину полицейский. Впустить? Да. Слушаюсь, – он положил трубку. – Хорошо, детектив, – это слово он будто выплюнул. – Поднимайтесь на сорок третий этаж. Лифты там, – он махнул рукой вправо.

Сорок третий этаж представлял собой широкий коридор, устланный мягким ковролином бордового цвета. На стенах висели репродукции известных картин, с потолка свисали стилизованные под старину люстры. Все они горели – окон не было и в помине. Два небольших диванчика располагались по обе стороны двери, украшенной богатой резьбой.
Данте сел на один из них. Прямо перед ним оказалась «Звездная ночь» Ван Гога.
Судя по тому, что другой мебели тут не было, это помещение не было предназначено для приема большого количества посетителей. Только избранным был разрешен доступ сюда. Или тем, кого пригласит лично Джеймс Дин.
Кто же он такой? И что делал в Трущобах? Как-то не вязался облик успешного бизнесмена с дергающимся в луже, перепуганным насмерть человеком, каким его описал Роберто. Либо у него есть брат-близнец, либо у Дина были свои причины появиться там. Именно их Данте и хотел выяснить.
Но еще больше ему хотелось посмотреть этому человеку в глаза.
Дверь отворилась, и оттуда вышла молодая женщина. Темно-каштановые волосы были убраны наверх, строгий деловой костюм вишневого цвета сочетался с помадой на полных губах. Глаза, обрамленные пышными ресницами, изучали нежданного гостя.
- Детектив Гонсалес? – пропела она, и Данте на мгновение оцепенел. По коже побежали мурашки. Ее голос был подобен музыке, которую можно слушать вечно.
- Да, это я.
- Проходите, пожалуйста. К сожалению, мистера Дина сейчас нет, но с вами может поговорить его заместитель Антонио Селесте.
Данте едва сдержал вздох разочарования.
- Мне бы хотелось побеседовать непосредственно с мистером Дином. Где я могу его найти?
- Его нет в городе, – красавица внимательно смотрела на него.
Судя по всему, это его секретарша. Данте не видел причин упускать такой шанс. Секретари зачастую знают о своих начальниках больше, чем те думают.
- Вы не будете возражать, если я задам вам несколько вопросов?
- Разумеется, нет, – она улыбнулась и жестом пригласила следовать за ней.
Кабинет, оказавшийся за дверью, поразил Данте не меньше коридора. Слева располагался кожаный диван, напротив него – широкий стол из красного дерева и минибар. Мягкий золотистый ковер под ногами покрывали затейливые узоры. С потолка свисала люстра, на этот раз выключенная. В кабинете и так было достаточно светло – во всю стену располагалось окно. Ни шторы, ни жалюзи не закрывали великолепный вид на город.
- Что будете пить? – секретарша повернулась к нему. В руке она держала бокал, вертя его из стороны в сторону.
- Спасибо, ничего, – отказался Данте.
- Слишком рано? – усмехнулась она.
- Не в этом дело. Я не пью.
Брови ее взлетели вверх.
- Да ну? Так не бывает.
- Бывает. Я же перед вами.
- Совсем не пьете?
- Совсем.
- Позвольте узнать, почему?
Потому что алкоголь вызовет расширение сосудов, в том числе и в мозгу. А расширение сосудов означает боль. Адскую, обжигающую, невыносимую боль. Но ей это знать совсем не обязательно.
- Принципы.
- А я, с вашего позволения, выпью. Вы не против? – она одарила его очаровательной улыбкой.
Данте покачал головой. Она плеснула вина в бокал и уселась за стол, кивком предложив посетителю занять место на диване.
- Как вас зовут? – спросил Данте.
- Розалина. 
- А меня Карлос Гонсалес. Приятно познакомиться.
- Так о чем вы хотели поговорить, Карлос?
- О вашем боссе, Джеймсе Дине. Где он на данный момент?
- Уехал в отпуск.
- Лето закончилось.
- Ему решать, когда отдыхать. Меня он в свои планы не посвящает.
- Он даже не упоминал, куда ему хотелось бы поехать?
Она покачала головой.
- Как давно он уехал?
- Около недели назад.
- Каким транспортным средством пользуется ваш босс?
- Автомобилем, разумеется, – Розалина ослепительно улыбнулась.
- С личным шофером?
- Когда как. Вы же не думаете, что у него всего одна машина.
- А вы можете назвать марки его автомобилей?
- Знаете, я в этом совершенно не разбираюсь. По цветам перечислить? – Розалина наивно распахнула глаза.
Она же просто издевается, вдруг понял Данте. Специально строит из себя дурочку. Врала она безупречно, но именно эта безупречность ее в конце концов и выдала. Данте не мог объяснить, откуда узнал это, но нутром чувствовал – красавица не так проста, как кажется на первый взгляд. Она буквально бросала это вам в лицо, подчеркивала двумя жирными линиями. И делала это более чем осознанно.
И тут его словно током ударило. Ее глаза. Не пустые, не бессмысленные, как у красоток, которыми окружают себя богатеи. В них светился острый ум, проницательность и… Данте понадобилось некоторое время, чтобы понять.
Безжалостность.
Эта женщина была связана с человеком в черном, как никто другой. Ее взгляд рентгеновскими лучами просвечивал Данте насквозь. Она знала, что он не тот, за кого себя выдает, в этом не было сомнений. И с самого начала вела с ним игру. Жестокую, беспощадную игру.
Она знает, где Дин. Однако эту информацию у нее и под пытками не выведать. И тут в голову Данте пришла совершенно безумная идея.
Эта потрясающе красивая женщина его напугала. Своим взглядом, своей тщательно выверенной ложью… Почему бы не использовать ее же оружие против нее самой?
Данте поднял голову и посмотрел в глаза Розалине.
Надо отдать ей должное – она не бросилась вон из кабинета. И даже не отшатнулась. Просто глаза чуть расширились, соблазнительные губы слегка приоткрылись. Но и этого Данте было достаточно, чтобы понять – теперь Розалина понимает, что перед ней не простой полицейский.
- Мне необходимо поговорить с вашим боссом, – повторил он. – Видите ли, недавно произошло убийство. И у нас есть информация, что он, возможно, был свидетелем.
- Я не знаю, когда он вернется, – Розалина уже совладала с собой и отпила вина из бокала. Великолепная выдержка – у нее даже руки не дрожали. Еще одно подтверждение того, что она не простая секретарша. Иная в обморок бы хлопнулась от того кошмара, что ей открылся. – Но вы можете в любое время со мной связаться, – она взяла со стола визитку, что-то написала на ней и подала Данте. – Здесь не только рабочий, но и мой личный номер. Я отвечу на любые ваши вопросы.
- Спасибо, – Данте встал и направился к двери, но задержался перед изящной вазой. Букет, стоящий в ней, был собран с особой тщательностью, цветочек к цветочку, стебелек к стебельку. – Вы любите цветы? – вдруг вырвалось у него.
Розалина улыбнулась.
- Как и все женщины. А что?
- Я тоже люблю, – Данте искоса взглянул на нее. – Амаранты.


Имя

Амарант бросил автомобиль у ближайшего супермаркета и поймал такси, попросив водителя отвезти его в «Цветок лилии». Появляться в районе Трущоб было опасно, но у медали всегда есть другая сторона: там его уже искали. Теперь поиски должны были уйти в другую сторону, и шанс, что его заметят в баре, был практически нулевым.
Кабальеро предал его, как того и следовало ожидать, но Амарант допустил ошибку, значительно недооценив противника. За прошедшие годы он изрядно поумнел. Но кто рассказал ему о клейме? Кто, кроме инквизиторов, знал о нем? Никто. В таком случае, как они вышли на Кабальеро? Если за ним следили, то давно уже поймали бы и Амаранта.
Чертовы вопросы.
Сев за столик, он заказал кофе. Когда официантка отошла, Амарант набрал номер Розалины.
- Это я. Мне нужна новая машина.
- Будет выполнено.
- Оставь ее у бара «Цветок лилии». Опознавательный знак…
- Я помню.
- Будь осторожна. Скоро все будут в курсе, почему меня преследуют.
- Утечка информации?
- Еще какая.
Он нажал кнопку отбоя. Однако телефон тут же затрезвонил.
- Да! – рявкнул он.
- У нас проблема, – сказала Розалина.
- Какая еще? – Амарант устало откинулся на спинку стула. Официантка принесла кофе, и он с наслаждением сделал глоток.
- Ко мне приходил детектив.
- Какого черта ему нужно?
- Искал вас. Говорит, что вы – свидетель какого-то преступления, – она хихикнула, как показалось Амаранту, немного нервно.
- Ты выяснила его личность?
- Он представился Карлосом Гонсалесом. Я проверила – он действительно работает в полиции, но ему за сорок. А этому юнцу – около двадцати. Скорее всего, он просто стащил значок.
- Это неважно, – Амарант устало потер лоб. – О чем он спрашивал?
- Куда уехали, когда вернетесь. Стандартный набор.
- Но ты бы мне не позвонила, если бы все прошло гладко.
- Во-первых, он был в черной куртке с капюшоном. Судя по описанию Жана, именно он крутился возле вашего автомобиля в Трущобах.
- А во-вторых?
Розалина молчала.
- Что во-вторых, Розалина?
- Он упомянул название цветка. Сами знаете, какого.
Амарант застыл, не донеся кружку до рта. Трубка мобильника чуть не выпала из руки. Слова Розалины произвели эффект разорвавшейся бомбы – страшнее того, что произошло, Амарант ничего не мог вообразить.
Весь мир исчез, остался только он и голос его помощницы. Все окружающие звуки растворились, превратившись в тихий, едва различимый гул. Демон словно оказался под водой, не в состоянии ни пошевелиться, ни вздохнуть. 
- Босс? Босс! – кричала в трубке Розалина. – Вы слышите меня?
- Да, – ответил он. Голос вдруг стал хриплым – в горле пересохло. – Я тебя слышу.
- Что делать? Проследить за ним?
- Да. Выясни, где он живет. Мы не знаем, как много ему известно. Думаю, мне нужно лично с ним поговорить.
- Вы с ума сошли! А если он имеет отношение к…
- Не бегать же мне вечно, – на автомате ответил Амарант, хотя думал совсем о другом. – Сообщишь мне его адрес.
- Поняла.
Амарант сунул телефон в карман и допил кофе, который уже порядком остыл. Все это он проделал чисто механически. Его мысли были заняты только одним.
Этот человек знал его имя.


Актер, погибший в катастрофе

Данте вернулся домой под вечер, уставший, но весьма довольный результатами. Ему удалось напугать Розалину. Теперь оставалось только ждать, пока она позвонит своему боссу. В том, что она это сделает, Данте не сомневался.
Он знал, что за ним следили, когда он ехал домой. Так просто его теперь не отпустят, но если бы сочли опасным, убили бы тут же, без разговоров. Наверняка поступил приказ просто наблюдать.
Значит, в ближайшее время его не тронут, если, конечно, он не зайдет достаточно далеко. Своими намеками Данте и так дал понять, что ему известно слишком много. Он затеял опасную игру, поставив на кон свою жизнь, но его это не волновало.
Лишь бы собрать головоломку. Разгадать загадку. Найти ответ.
Остаток вечера он просидел у компьютера, пытаясь найти хоть какую-то информацию о Джеймсе Дине. Но на имя в поисковике выплывали тысячи фотографий известного актера, погибшего в автокатастрофе в зените славы. Запрос по «Звездному свету» тоже ничего не дал. Совместив ключевые слова, Данте принялся просматривать страницу за страницей, ожидая, когда среди всевозможных логотипов и персонажей актера проскользнет нужное лицо.
После четырех часов безуспешных поисков ему все же удалось раздобыть две фотографии. Первая, маленького размера и кошмарно нечеткая, изображала главу компании «Звездный свет» на каком-то приеме. Фото было очень похоже на то, что напечатали в газете. На второй фотографии такого же качества Джеймс Дин сидел в кресле, положив ногу на ногу. Черный костюм, темно-синий галстук. Сигара в руке. Образ преуспевающего бизнесмена.
Разочарованно вздохнув, Данте вытащил из кармана джинсов колоду и начал тасовать.


Ночной кошмар

Розалина позвонила через час, когда он уже сидел за рулем нового автомобиля, и продиктовала адрес. Амарант дождался ночи, продолжая кружить по улицам города. Среди дня было слишком опасно заявляться в гости. Будь его воля, Амарант ни за что не сунулся бы в пасть льву, но, судя по словам Розалины, опасности этот тип не представлял. Кроме того, что ему было известно имя.
К имени демоны относятся очень трепетно, оберегая его, как ребенка. То, что Амарант сказал его Розалине, было грубым нарушением правил. Смертные не должны вмешиваться в дела демонов, а знание имени давало определенное преимущество. Оно позволяло научиться управлять носителем.
Розалина не знала об этом. Да, он открыл ей свое имя, но обо всем остальном предпочел умолчать. Даже самые преданные люди могут оказаться волками в овечьих шкурах, и Амарант не хотел рисковать. А если принять во внимание то, как смертные любили пороть горячку, легко вообразить, что они могут натворить, имея такую послушную игрушку, как демон. Именно поэтому он и запаниковал, когда Розалина упомянула цветок.
Дом, где жил этот человек, представлял собой кирпичную пятиэтажку. Окна были темны, лишь на пятом этаже горел свет. Именно в том окне, на которое указала ему очаровательная помощница.
Амарант поднялся по пожарной лестнице, время от времени оглядываясь. Сейчас была ночь, но всегда находился какой-нибудь старичок, страдающий бессонницей, которого он мог не заметить.
Добравшись до нужного окна, Амарант осторожно заглянул внутрь.
Комната была небольшой, из всей мебели тут была только кровать и компьютерный стол. Тот, кто знал самое сокровенное, спал, положив голову на скрещенные руки.
Амарант в удивлении смотрел на него. Розалина частично описала его, но все равно демон ожидал что-то более впечатляющее. Парню на вид было около двадцати лет, но разглядеть его лучше демон не мог: темные волосы падали на лицо. Похоже, он жутко мучился от бессонницы, и сейчас наслаждался кратким мигом благословенного сна.
Проникнуть в квартиру не составило для Амаранта никакого труда – этот человек оставил окно открытым. Демон был уверен, что он не проснется, однако на всякий случай немного укрепил его сон. Раньше демон частенько занимался этим, потом приоритеты поменялись. Но навык остался.
Амарант с любопытством рассматривал квартиру. Люди часто окружали себя всякими ненужными вещами, безделушками, вычурными картинами, но этот человек вел аскетичный образ жизни. Никаких личных вещей, кроме колоды карт, рассыпанной на столе, и черной куртки, валяющейся на кровати. На экране компьютера мерцала заставка, рядом мигал зеленый огонек принтера. Свет шел от лампы, стоящей на полу у стены.
Повернувшись к ней, Амарант тихо присвистнул. Вся стена была заклеена газетными вырезками. И в самом центре розовела распечатка.
Цветок амаранта.
Страх снова полез в нутро демона, сжимая стальными кольцами. Этот человек целенаправленно искал его, он знал о нем все. Еще никогда за всю свою долгую жизнь Амаранту не приходилось иметь дело с одержимым.
- Кто ты? – прошептал он, поворачиваясь к мирно спящему врагу. – Зачем ты меня ищешь?
Чтобы найти ответ на этот вопрос, Амаранту следовало бы изучить стену, но чего у него не было, так это времени.
Он решил прочесть мысли спящего. Проникнуть в его сон. Наслать ему такой ужас, чтобы пропало все желание продолжать поиски.
- Ты забудешь даже собственную мать, – прошипел он.
Видение возникло перед его мысленным взором. Два человека, мужчина и женщина лежали, обнявшись, на песке. Кровь накатывала им на ноги вместо прибоя. Волосы спутались, слиплись. Глаза были открыты. Люди влюбленно смотрели друг на друга, хотя давно были мертвы.
Амарант в замешательстве замер. Ему даже не требовалось насылать кошмар – этот психопат и так в полной мере ими страдал! Разве нормальному человеку будет сниться такое?
Он тряхнул головой. Не время расслабляться.
Он заставил трупы сесть и протянуть руки к тому, кому они снились.
«Иди сюда! – звали они. – Иди к нам, милый!».
Человек дернулся, но не проснулся. Задышал часто-часто, легкий стон вырвался из его груди. Ладони сжались в кулаки.
«Иди же! Мы ждем тебя!».
- Амарант, – прошептал он. – Я… я найду тебя.
Демон замер. Произнесение собственного имени подействовало на него, как ушат холодной воды. Образ сна погас, будто кто-то щелкнул выключателем. Амарант попытался вновь проникнуть в голову спящему, но у него ничего не вышло. Тот лишь зашевелился, готовый вот-вот проснуться.
Мысленно выругавшись, Амарант бросился к окну.


Боль воспоминаний

Данте проснулся среди ночи. Сердце колотилось, как птица в клетке, тяжелое дыхание с хрипом вырывалось из горла. Проклятая голова визжала от боли, в ней набатом стучало единственное слово.
«Амарант, амарант, амарант».
Чертов цветок, когда же он перестанет ему сниться! Неужели за столько времени память о нем нисколько не поблекла? Говорят, что время лечит. Абсолютная ложь. Раны затягиваются лишь на поверхности, но продолжают кровоточить глубоко внутри.
Уловив боковым зрением какое-то движение, Данте повернул голову.
Занавески мирно колыхались на сквозняке из приоткрытого окна. Никого, кроме него, в комнате не было.
- Проклятье, – пробормотал он, обхватив голову руками. Боль не уменьшалась, наоборот, прикосновение только усугубляло ее.
«Амарант, амарант».
Он слишком часто думал о нем. Слишком часто цветок являлся ему в кошмарах. Но за все это время – никогда с такой ясностью. После отвратительных трупов, протягивающих руки, он на мгновение увидел его – каждый цветочек в соцветии, каждый лепесток этого проклятого растения. Видел, как колышутся на ветру листья. Он ненавидел его. Ненавидел всей душой, всем сердцем. Но не мог забыть.
«Амарант, амарант, амарант», – издевательски продолжалась в голове однообразная песнь.
Данте поднялся и, пошатываясь, побрел в ванную. Выкрутив вентиль до упора, Данте наблюдал, как холодная вода хлынула тугой струей, разлетаясь на брызги о дно ванны. Затем он опустился на колени и подставил голову под воду.
Виски тут же заломило от холода, но Данте постарался не обращать на это внимания. В конце концов, сколько раз он уже проделывал это, пора бы и привыкнуть. Вода ударялась о его затылок, разбивалась на тысячи осколков, стекала по волосам и убегала в сток, закручиваясь против часовой стрелки. Холодное прикосновение ласкало его пылающие виски, даря долгожданное облегчение, прогоняя сводящую с ума боль. Медленно, нехотя она уступала холоду, уползая в свою нору, чтобы там подготовить очередную атаку. Вскоре от нее остался лишь тихий отголосок, настолько слабый, что можно было о нем просто забыть. Данте закрыл воду и потянулся за полотенцем.
В висках стучало, но это была ерунда по сравнению с болью, мучившей его минуту назад. Промокнув волосы, чтобы с них не капала вода, Данте вернулся в комнату.
Окно было открыто, как и всегда. Тут было слишком душно, слишком много воспоминаний толпилось по углам, дожидаясь удобного момента, чтобы выскочить и схватить за горло. Но сейчас он не может позволить себе предаться им. Иначе вернется боль. Только теперь она просто так не отпустит. Боль воспоминаний – самая жестокая. Сколько ни выбрасывай их, они все равно возвращаются, как кошка, которая может гулять сама по себе, но всегда приходит в дом, где ее ждет еда и приласкает хозяин.
«Амарант, амарант, амарант, амарант».
- Да оставишь ты меня в покое или нет? – спросил Данте, в раздражении бросая полотенце на кровать.
Уснуть сегодня уже не удастся, но его это уже давным-давно перестало удивлять. Он уже привык к такому режиму, и не хотел его менять. Потому что тогда вернутся сны. Одного раза за ночь более чем достаточно. Данте не хотел возвращать этот кошмар, не хотел вспоминать то, что случилось девять лет назад, но это может оказаться обязательным условием, если он хочет наконец разгадать эту загадку.
Данте сел перед монитором и собрал рассыпанные карты.


Теперь мы на равных правах

Амарант в ярости бегал туда-сюда по крыше. Теперь все сомнения полностью развеялись – этот смертный знал его имя! Откуда? Он никому не говорил его, кроме Розалины, а она не могла его предать. Да кто он вообще такой? На кого он работает?
Узнать это демон мог проще простого. Он уселся прямо на мокрую крышу и закрыл глаза. Тут же шквал неясных образов обрушился на него подобно цунами. Там, внизу, люди спали и видели сны. Разобраться в них было не проще, чем в мертвом языке, поэтому Амарант сразу отмел их. Он знал, что снилось тому, кто произнес имя.
Но Амаранту никак не удавалось найти тот образ. Это означало куда более выгодную позицию – тот человек не спал.
- Так даже проще, – прошептал демон, улыбаясь.
Вот оно! Перед мысленным взором возникла четкая картинка: включенный компьютер, открытый сайт. По садоводству?
- Ты читаешь о значении моего имени? – ужаснулся Амарант. – Да как ты смеешь!
Такого он не ожидал. Выходит, этот смертный знает о нем куда больше, чем предполагал Амарант. Конечно, людям управление адскими существами давалось тяжело, но чем больше им было известно, тем легче человеку было подчинить себе демона. Этот же целенаправленно читал о значении имени. Значит, он в курсе, что это укрепит их связь, но не позволит ему командовать демоном. Пока не позволит.
- Я тебя уничтожу, – прошипел Амарант. – Вот только узнаю, кто ты и почему разыскиваешь меня.
Экран компьютера вдруг подернулся дымкой. Изображение расплылось, а затем и вовсе исчезло.
- Что за черт? – Амарант открыл глаза и растерянно заморгал. Он промок до нитки, но сейчас это заботило его меньше всего.
Проникнуть в мысли этого человека оказалось не так-то просто. Словно он почувствовал что-то и закрыл доступ. Но Амарант знал, что это невозможно. Раньше он беспрепятственно читал в чужих головах, как в открытых книгах, но тут почему-то это оказалось чрезвычайно сложно. Всего раз с ним произошло подобное, когда он попытался прочесть мысли Розалины. Его будто выкинула из ее мыслей неведомая сила. Позже Амарант разобрался, почему так произошло. Розалина была явным интровертом, не подпускающим к себе людей ни на шаг, и проникновение в свою голову восприняла как попытку вторжения.
Существовала еще одна причина, почему он не смог прочитать мысли этого смертного, но Амаранту не хотелось думать, что это действительно так. Человек знал имя демона, а это давало ему преимущество. Амарант уже не мог воздействовать на него своими силами. Он не мог им управлять, не мог прочесть его мысли. Чудом ему удалось наслать сон, но теперь демон был уверен, что второй раз этот фокус не получится.
И хуже всего было то, что теперь он не мог его убить. По крайней мере, собственноручно.
В любом случае, стоило попытаться влезть ему в голову еще раз, но осторожно, чтобы этот человек ничего не почувствовал.
Демон снова закрыл глаза.
Через какое-то время он решительно поднялся. Информации оказалось мало, очень мало, но кое-что Амаранту удалось выяснить.
- Теперь мы на равных правах, – улыбнулся он дождю. – Данте.



Amadeo Solitario

Отредактировано: 13.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: