Амарант

Размер шрифта: - +

Часть 6

Неожиданное открытие

- Черт побери!
Амарант со всей силы пнул пустую банку из-под пива. Она, весело подпрыгивая, укатилась в кусты.
Чертов Алоиз! Он мог бы помочь ему, но не стал этого делать! И что теперь? Ждать, когда его схватят?
- Ну уж нет, – прошипел Амарант. – Этому не бывать.
Он будет скрываться столько, сколько потребуется, но не даст себя поймать. Демон до сих пор не знал, что с ним сделают, но утолять любопытство по-прежнему не было ни малейшего желания.
В кармане затрезвонил мобильник.
- Да! – рявкнул он.
- Это Розалина. Что это с вами?
- Ничего, – Амарант приказал себе успокоиться. – Что у тебя?
- Ко мне приезжал Гонсалес.
- И что?
- Он всерьез намерен найти вас. Не знаю, с какой целью, этого мне выяснить не удалось.
- Что ты ему сказала?
- Посоветовала держаться от вас подальше. Что же еще?
- Могла попробовать соблазнить его.
- Пыталась. Но, похоже, вы привлекаете его больше, чем я, – она рассмеялась.
- Мне не до смеха, – поморщился Амарант. – Единственный, кто мог мне помочь, отказался.
- Вам больше не к кому обратиться?
- Нет. Держи этого маньяка от меня подальше. Я не уверен, что он вообще человек, – Амарант содрогнулся, вспомнив обжигающую хватку на своем запястье.
- Мне он не показался каким-то особенным. Обычный парень, решивший поиграть в детектива. На вид ему не больше двадцати пяти. Вот только его взгляд…
- Что с его взглядом?
- Тяжесть. Она просто давит, сбивает с ног. Если бы я была простой секретаршей, то упала бы в обморок, когда он взглянул на меня, – в ее голосе не промелькнуло и тени сарказма.
- Меня не так-то просто поразить, Розалина. Но на всякий случай не давай ему приближаться ко мне.
- Хорошо, я постараюсь.
Амарант сунул телефон в карман. Таинственный преследователь волновал его сейчас гораздо меньше, чем инквизиторы.
Алоиз отказался ему помогать. Он до сих пор не мог в это поверить. Конечно, старый демон не давал никаких обещаний, да и другом, строго говоря, не был, но все же Амарант ожидал от него иного. Хотя бы потому, что он не человек.
Амарант усмехнулся своим мыслям. Неужели после предательства Кабальеро он еще верит во что-то? Можно было сразу предположить, что Алоиз не захочет подставлять себя, чтобы спасти его, Амаранта. Этого алкоголика не интересовало ничего, кроме спиртного. Может, стоило предложить ему бутылку?
Нет, нет, и еще раз нет. Отказ значил отказ. И ничего больше.
Амарант оставил машину у въезда в Трущобы. Нельзя было открывать место своего пребывания, по крайней мере, пока он не найдет убежище получше.
Старый дом встретил его молчаливым спокойствием. Неужели эта развалюха – все, что у него осталось? Вместо шикарного особняка предстоит скрываться здесь.
- Здравствуй.
Амарант резко обернулся.
В дверях стоял Кабальеро.
- Я не здороваюсь с предателями.
- Строго говоря, я никогда не был твоим другом, так что о предательстве здесь речи не идет.
- Хоть в чем-то ты прав. Зачем пришел?
- Хотелось полюбоваться на твое падение. Не каждый день наблюдаешь, как твой враг поверженным падает на землю.
- Я пока что не проиграл.
- Но и не выиграл.
Амарант лихорадочно искал выход из ситуации. Как Кабальеро нашел его? Он не настолько умен, чтобы действовать в одиночку. Значит, продался полудемонам, чтобы увидеть, как Амаранта подвергнут наказанию.
Нужно уходить отсюда как можно скорее, пока не подоспела помощь.
Он отшвырнул Кабальеро в сторону. Но реакция демона оказалась молниеносной – он проскользил подошвами ботинок по полу, взметнув тучу пыли, и, бросившись вперед, схватил Амаранта за горло. Тот размахнулся и отвесил Кабальеро мощный удар по лицу. Нос демона съехал набок, из него хлынула фиолетово-розовая жидкость. Он зарычал и попытался опрокинуть Амаранта на пол.
Амарант ударил Кабальеро в бок. Пальцы разодрали кожу, прошли сквозь плоть и наткнулись на кость. Ухватившись за нее, Амарант дернул на себя. Раздался хруст. Кабальеро завопил и выпустил противника. Безрукавка промокла с левого бока, он прижал руку к ране в попытке остановить кровотечение. В ладони Амаранта было зажато ребро.
- Тебе все равно не скрыться от них, – выдохнул Кабальеро. – Ты же это понимаешь?
- Не твое дело, что я понимаю, а что нет. Утри нос, сопляк.
Кабальеро потянулся к разбитому носу, но, опомнившись, отдернул руку.
- Я пытался тебе помочь.
- Сдав меня им?
- Так будет проще для всех.
- Для кого? – фыркнул Амарант. – Уж тебе-то от этого ни жарко, ни холодно.
- Ты ошибаешься.
- Что они тебе пообещали? Властелина города? Такое звание нужно заработать. А ты, паршивый червяк, при обычных обстоятельствах даже претендовать на него не смог бы.
- Но обстоятельства необычны, – губы Кабальеро изобразили улыбку. Злую, хищную улыбку. – Они изменились в тот самый момент, когда ты решил сойти с пути. Надеюсь, что больше никогда не услышу твое имя.
Он метнулся в сторону и в мгновение ока скрылся в дверном проеме. Амарант даже не услышал топота по ступенькам. Он отшвырнул ребро Кабальеро в сторону и брезгливо вытер ладонь о брюки.
Нужно срочно искать другое убежище. Теперь его здесь обнаружат, это как пить дать. Кабальеро не станет молчать.
Но не успел Амарант додумать эту мысль до конца, как легкое дуновение ветра заставило его вновь повернуться к двери.
Там стоял человек. Обычный человек, в легкой ветровке, джинсах и кроссовках. На вид ему было лет тридцать пять. Темные волосы спускались чуть ниже плеч, голубые глаза ярко сияли на обычном, ничем не примечательном лице.
- Ну здравствуй, Амарант, – его имя странный человек произнес так брезгливо, будто это была грязь. – Долго же нам пришлось тебя искать. Обычно через пару часов после свершения преступления мы находим провинившегося.
- Я рад, что смог доставить вам столько хлопот.
Полудемон улыбнулся, обнажив ровные белые зубы.
- Позволь спросить, почему ты решил помочь смертному?
- Случайность, ничего больше, – Амарант чувствовал, что пытается оправдываться, но не мог заставить себя замолчать.
- Ага, – полудемон насмешливо склонил голову набок. – Как говорится, случайности не случайны.
- Это было лишь роковым совпадением.
- Ты был изначально предрасположен к тому, чтобы жалеть смертных, Амарант. Не спаси ты эту девчонку, подвернулась бы еще одна.
- Это абсурд.
- Нет. Но теперь-то ты никуда не денешься, – и он бросился вперед.
Амарант едва успел отскочить в сторону. Прыти этой твари было не занимать. Из пасти разозленного монстра вырвалось недовольное шипение, когда его пальцы схватили пустоту. 
- Не пытайся скрыться. Тебе все равно не уйти.
- Это мы еще посмотрим, – Амарант бросился к двери, но существо преградило ему дорогу.
Демон изумленно заморгал. Эта чертова тварь имела удивительную реакцию! Стоило ему повернуть в какую-то сторону, как морда полудемона моментально оказывалась перед ним, перекрывая путь к выходу. Амарант оказался в ловушке.
И тут его осенило. Если полудемона нельзя убить, то его можно на какое-то время вывести из строя, как и обычного демона. Именно поэтому Кабальеро предпочел ретироваться – без ребра продолжать драку было бы сложно. Стоит лишь переломать руки и ноги этому попрыгунчику, и минут на пять он вне игры. 
Естественно, сделать это будет не так просто, учитывая скорость этой твари.
Взгляд Амаранта обратился к окну. Третий этаж. Что ж, стоит попробовать, все равно других вариантов у него нет. Мысль о том, что за стенами здания могут ждать дружки этого монстра, Амарант засунул куда подальше. Не это являлось сейчас главной проблемой.
Амарант потанцевал по комнате еще немного, заманивая полудемона в свою ловушку. Наконец он оказался спиной к окну. То, что нужно.
- Ну, иди же, – прошипел он.
Полудемон с радостью подчинился приказу. Амарант приготовился перекинуть его через себя, но…
Чертов охотник оказался необычно тяжелым.
Руки его сомкнулись на шее Амаранта.
«Вот идиот! И этим он надеется меня вырубить?», – успел подумать Амарант и тут же закашлялся. Пальцы полудемона напоминали стальные тиски.
- Тебе повезло, – приговаривал он, продолжая душить Амаранта. – Очень повезло, тебя ждет быстрое наказание.
- Что… – выдавил Амарант. Перед глазами поплыли фиолетовые круги. Такого с ним раньше не бывало. Может, лишь потому, что до этого никто не пытался его задушить?
Из последних сил он схватил полудемона за шкирку и перекинул через себя. Раздался звон разбивающегося стекла и вопль.
Амарант сел, хватая ртом воздух. Странное ощущение, будто горло сжато, никак не проходило. Руки и ноги налились тяжестью, и он не сразу смог встать.
Прочь! Прочь из этого дома! Амарант даже не посмотрел в окно, чтобы удостовериться, что противник выведен из строя. На это ему было наплевать.
Живот свело, и он охнул от неожиданности, схватившись за дверной косяк. Что за чертовщина?
Выбравшись на улицу, Амарант увидел полудемона. Он лежал под окном, раскинув руки и ноги в стороны. Подойдя ближе, демон заметил, что из виска инквизитора сочится кровь. Признаков жизни он не подавал, глаза были широко раскрыты. Внешне он ничем не отличался от трупа.
- Неужели вас можно так просто убить? – потрясенно пробормотал Амарант. Демона такой ерундой, как удар по виску, даже не вырубишь, а этот напоминал самого настоящего мертвеца.
Открытие потрясло Амаранта, и он не сразу сообразил, что неплохо бы убраться отсюда подобру-поздорову, пока не подоспело подкрепление.
Он выбежал на дорогу и поймал такси. Садиться сейчас за руль он был не в состоянии. Еще не хватало аварии.
Сказав адрес, Амарант с изумлением заметил, что его колотит. Попытался унять дрожь и не смог. Встреча с инквизитором напугала его до чертиков, живот по-прежнему сводило. Он был ужасно зол. Зол на охотников, на Данте, на Розалину. Из-за них его нашли. Если бы он не привязался к этой девчонке-убийце… Если бы не попытался поводить за нос неожиданного преследователя…
Если бы он не спас ту бродяжку, ничего бы не было!
Злость на себя едва не перехлестнула через край.
Вслед за этим пришел страх. 
Дикий, животный ужас, поглотивший сознание Амаранта подобно изголодавшейся дворняге. 
Нашли однажды, найдут и дважды. Уж в этом-то умении инквизиторам не откажешь. И Амарант не был уверен, что второй раз ему удастся отбиться. Они наверняка уже поняли, что нападать по одному смысла не имеет.
И тогда ему конец.
От размышлений Амаранта отвлек голос таксиста:
- Приехали.
Амарант наскоро расплатился и выбежал из такси.


Последняя услуга Розалины

Ни Карлоса, ни детей дома не оказалось, что только обрадовало Данте. Он не хотел, чтобы кто-нибудь из них узнал о цели его приезда.
Данте прошел в кабинет Карлоса и открыл ящик стола. Там, под двойным дном хранился пистолет, личное оружие Карлоса. Данте обнаружил этот тайник случайно, когда искал материалы о человеке в черном среди бесчисленных папок, которые Карлос приносил с работы. Он не думал, что оружие когда-нибудь понадобится, но он подбирался все ближе и ближе к разгадке и понимал, что пистолет будет нелишней мерой предосторожности.
Карлос наверняка устроит ему выволочку, когда узнает об этом. Но сейчас Данте не мог думать ни о чем, кроме как о таинственном призраке, знавшем о смерти родителей куда больше, чем он сам.
После того, что сообщил Кидд, Данте не сомневался, что выйти на Дина можно только через Розалину. Но как заставить ее рассказать все, что она знает о своем боссе? Можно ли напугать ее настолько, что она тут же выложит все, что знает? О да.
Проанализировав полученную от Дружка Кидда информацию, Данте пришел к выводу, что дело об убийстве ее родителей было выгодно закрыть только в двух случаях – если бы она сама была причастна к этому, либо не нашлось никого, кому это преступление можно было приписать. Так как в итоге обвинили какого-то наркомана, вывод напрашивался только один.
Джеймс Дин по неизвестной пока причине спас Розалину от обвинения в убийстве собственной семьи.
У Данте мороз по коже пробежал, когда он пришел к такому заключению. Разумеется, это не значит, что убила она. Но Розалина знает убийцу – это неоспоримый факт.
Возможно, ему удастся склонить ее на свою сторону, угрожая разоблачением. Возможно, она попытается его убить. Именно поэтому ему понадобился пистолет. Он не знал, на что способна эта дьявольски красивая женщина с глазами убийцы, но предпочитал не рисковать. 
Пару раз звонил телефон. И оба раза Данте не отвечал на звонки. Карлосу ни к чему знать, чем он сейчас занят.
Данте сунул пистолет в карман куртки. При надобности он сможет быстро вытащить его.
Второй раз за день он вошел в этот подъезд. Второй раз поднялся на нужный этаж. Второй раз поднял руку к звонку… но не нажал на кнопку.
Дверь в квартиру была приоткрыта на ширину ладони. Стала бы такая женщина, как Розалина, оставлять дверь открытой?
Данте отворил ее ровно настолько, чтобы можно было пройти. Не нравилось ему это. Очень не нравилось, но повернуть назад он уже не мог.
Внутри царил полумрак. Окна были завешены темными шторами. Свечи мерцали в глубине квартиры, и Данте двинулся на свет.
Лучше бы он этого не делал.
Инстинкт бешено вопил, призывая развернуться и броситься прочь отсюда, но Данте не прислушался к нему.
Перед ним открылась спальня Розалины.
Широкая кровать была накрыта светлым покрывалом с красными узорами. Почти догоревшие свечи стояли на туалетном столике, таком широком, что на нем можно было спать. Под подставками натекли лужицы воска. Пламя отражалось в зеркале, создавая иллюзию большего пространства. Темно-красные шторы спускались до пола, заканчиваясь золотой бахромой. Бордовый ковер под ногами чавкнул, когда Данте ступил на него.
Данте опустил глаза. К кровати вела неровная дорожка более насыщенного цвета. К тяжелому запаху ароматических свечей примешивался еще один, едва уловимый.
Красные разводы на кровати оказались не элементом декора.
Между туалетным столиком и кроватью лежала Розалина. Она выгнулась в позе, которую можно было бы назвать соблазнительной, если бы не рваная рана на горле. Карие глаза уставились на край покрывала, свисающий с кровати. Одна ладонь была сжата в кулак, другая покоилась на груди, словно она пыталась остановить кровь, прежде чем умереть. Ее не спасла бы и бригада «скорой помощи» – горло практически отсутствовало.
Кто-то вырвал ей трахею.
Данте бессильно опустился на корточки, упершись руками в пол. Ладони утонули в мягком ковре, кровь мгновенно залила их.
Этого не должно было случиться. Она не должна была умереть вот так. Она вообще не должна была умирать! Но кому она помешала? Неужели ее босс настолько боится разглашения своей тайны, что пошел на убийство?
Ответ мог быть только один.
- Розалина! – раздался за спиной Данте бархатный голос.
Данте резко обернулся, на ходу вытаскивая пистолет. Карлос убьет его, когда узнает, как было использовано его оружие, но сейчас Данте это мало волновало.
Высокий человек с длинными черными волосами стоял в дверном проеме и изумленно смотрел на труп. 
Еще никогда Амарант не чувствовал такого потрясения, и это его изрядно удивило. Никогда он не ощущал потери, когда умирал человек. За этим новым чувством пришло еще одно – до боли знакомая чистая ярость. Только вот раньше он внушал ее людям, ни разу не испытав лично.
Его черные глаза сверкнули, когда он перевел взгляд на Данте.
- Ты убил ее! – рявкнул он, бросаясь вперед.
Данте едва успел среагировать и увернуться. Он выбежал в коридор, но незнакомец схватил его за плечи и втолкнул в просторную гостиную. Данте ударился о барную стойку, чудом не выронив пистолет.
Дин приближался. Глаза его метали громы и молнии. Данте встал на колено и нацелил на него пистолет. Словно испугавшись оружия, Джеймс Дин поднял руки ладонями вперед и попятился к окну.
- Человек в черном, – прошептал Данте. – Наконец-то. Я нашел тебя.
- Ты убил ее, только чтобы найти меня? – задохнулся Амарант. – Только за этим?
- Я не убивал ее.
- Тогда почему у тебя на руках ее кровь?
Данте совершил ошибку. Он отвлекся, чтобы взглянуть на свои ладони. Воспользовавшись его замешательством, Амарант сорвал с окна штору.
Яркий солнечный свет, хлынувший в комнату, ослепил Данте. Луч полоснул по глазам не хуже бритвы, голова взорвалась искрами боли. Он вскрикнул и выронил пистолет.
Амарант приподнял брови. Такой реакции он не ожидал. Он готовился броситься на убийцу, лишь только тот ослепнет, но теперь видел, что это ни к чему. Парень корчился перед ним на полу, сжимая голову с такой силой, будто страдал от жуткого похмелья. Амарант поднял пистолет и направил его на Данте, с трудом сдерживаясь, чтобы не нажать на курок.
- Ты ответишь за ее убийство, – прошипел Амарант, подходя ближе. – И твоя смерть будет далеко не легкой.


Смертельная боль

Вспышка.
Боль. Яркая, ослепляющая боль.
Больше Данте не пытался открыть глаза.
Там, в квартире Розалины, человек в черном ослепил его. Это все, что он помнил.
Боль пульсировала в висках, нарастая с каждой минутой. Совсем скоро она станет невыносимой. Пока этого не произошло, нужно найти воду.
Данте попытался встать и не без удивления понял, что не может этого сделать. Он с трудом открыл глаза, щурясь от яркого света. Руки были связаны за спиной, ноги опутывала тонкая проволока, врезаясь в кожу даже сквозь джинсы. Все попытки ослабить путы ни к чему не привели – чем сильнее он тянул, тем туже затягивались петли. Наконец он сдался.
Солнце било сквозь выбитые окна, сверкало на осколках. Обшарпанные стены выглядели так, словно вот-вот рухнут. Дверной проем зиял пустотой. Хотя Данте и сидел в тени, он не мог не отметить, что жара просто невыносима. Снова выглянуло солнце, и, черт побери, как оно было некстати!
Хуже всего было то, что через пару часов палящие лучи доберутся до него. Нужно убраться отсюда, пока боль не свела его с ума.
Легче было подумать, чем сделать.
Человек в черном хорошо его спеленал. При малейшем движении проволока вгрызалась в ноги, веревка резала запястья. Данте не мог сдвинуться ни на сантиметр, голова принималась вопить от боли. Оставалось только сидеть и ждать, пока кто-нибудь не придет и не освободит его. Слишком поздно до него дошло, что никто не знает, куда он отправился. О Розалине знал только Данте и Джеймс Дин.
Боль все нарастала. Постепенно, накатывая, словно цунами, она захлестывала, накрывала, не давая вынырнуть на поверхность. Виски сжимали стальные тиски, в затылок ввинчивалось раскаленное сверло. Данте зажмурился и опустил голову как можно ниже, чтобы солнечный свет не проникал сквозь веки. Это мало помогало, но теперь по крайней мере Данте мог подумать.
Если бы его хотели убить, он был бы уже мертв. Не может фантазия этого странного человека быть столь изощренной, чтобы оставить его умирать на свету. Да и откуда ему знать, что это способно убить Данте? Скорее всего, человек в черном хочет знать, что произошло с Розалиной. Что ж, тут Данте ему не помощник. Кому могла понадобиться ее смерть? Только ее боссу, но он, судя по всему, ее не убивал. Тогда кто?
Боль становилась сильнее, и думать было все сложнее. В висках стучали маленькие молоточки, глаза едва не вылезали из орбит. Уже очень давно Данте не доводил себя до такого состояния. В последний раз это случилось три года назад, когда ему показалось, что он нашел разгадку. Он не спал сутками, просиживая перед компьютером, бегая по городу, опрашивая людей в поисках очередных зацепок. Головная боль его практически не донимала, возможно, только лишь потому, что в лихорадке поисков он ничего не замечал. Все его внимание поглотил человек, которого он искал так долго и наконец-то напал на его след. Казалось, еще немного – и он поймает свою цель, как терпеливый охотник наконец настигает жертву после многих часов выслеживания.
Но ниточка никуда не привела. Расследование зашло в тупик, такой явный, что, не будь Данте так одержим, он и раньше заметил бы нестыковки в своей версии. Карточный домик догадок и фактов рухнул на глазах.
И вот тогда пришла боль. Она смяла стену эйфории, как бумагу, и воцарилась на троне. Решив взять все, что упустила, она мучила и мучила Данте, каждую минуту, каждую секунду выворачивая его череп наизнанку. Он лежал на кровати в темной комнате и кричал, накрыв голову подушкой, чтобы не напугать братьев и сестру. Таблетки не помогали. Боль не только не стихала, но становилась еще сильнее. Часто Карлос выносил его из кабинета врача на руках, потому что Данте не мог идти сам – от боли он практически терял сознание.
Этот кошмар продолжался два месяца. Карлос уже потерял надежду, что его приемный сын оклемается, и готов был прекратить лечение. Но боль постепенно начала стихать. Конечно, она возвращалась каждую ночь вместе с очередным кошмаром, но после всего перенесенного она уже не казалась такой ужасной. Тем более холодная вода снова начала оказывать свое магическое действие.
Но сейчас, сидя здесь под лучами палящего солнца, связанный по рукам и ногам, Данте чувствовал – на этот раз боль так просто не уйдет. Ему помогла бы холодная вода, но, даже будь здесь кран, Данте не смог бы до него добраться. Оставалось только ждать и уповать на то, что человек в черном поверит в его невиновность.


Доказательство вины

Амарант наблюдал за Данте из темного угла, куда не проникал свет.
Парень очухался довольно быстро. После того, как он потерял сознание от солнечной вспышки, Амарант уже был готов поверить в существование вампиров. Но Данте был обычным человеком, теперь Амарант это знал. И его мало волновало, отчего страдал этот убийца. Он притворялся полицейским, а на деле оказался обычным маньяком, готовым на все, лишь бы добраться до Амаранта.
Поначалу демон хотел подвергнуть его адским пыткам, чтобы тот в полной мере прочувствовал на себе его гнев. Но затем, наблюдая, как Данте корчится на полу, стараясь уползти как можно дальше от солнца, Амарант передумал. Похоже, дополнительных пыток и не требовалось. В скором времени солнечные лучи доберутся до него, и тогда он начнет молить о помощи.
Он заслужил это. Он убил Розалину, но, в отличие от нее, мучиться будет гораздо дольше.
Амарант не понимал, что чувствует. Впервые ему было искренне жаль человека. Розалина была для него не просто слугой, теперь это было очевидно, но разобраться в собственных чувствах оказалось непосильной задачей. С ее смертью он словно лишился части себя.
Она слишком долго была рядом. Демон не должен поддаваться таким порывам и держать возле себя одного человека дольше десяти лет. Но она была единственной, кто знал о нем практически все.
Убедившись, что Данте слишком слаб, чтобы освободиться, Амарант неслышно покинул заброшенный дом. После нападения полудемона Трущобы он не покинул по одной причине – здесь никто не услышит крики этого несчастного.
Амарант завел мотор. Он намеревался отправиться к Алоизу и вытрясти из него все, что тому известно. Все зашло слишком далеко, чтобы он мог закрывать глаза на источник информации, припавший к бутылке.
Вести машину оказалось немного сложнее, чем раньше, но Амарант списал это на напряжение последних часов. Не каждый день сталкиваешься с полудемонами и находишь труп своего приближенного. Если быть точным, еще никогда Амаранту не доводилось вынести столько всего в один день. И это почти за шестьсот лет!
Полудемоны оказались намного сильнее, чем он думал, и едва не поплатился за то, что недооценил их. Но Алоиз должен был его предупредить! Амарант в ярости ударил рукой по рулю. Почему он промолчал? Почему кидал одни намеки? Знай Амарант о реальных масштабах грозящей опасности, он бы…
Он бы – что? Он и так всеми силами старался ускользнуть от инквизиторов. Но главное, что удалось выяснить, как их одолеть. Похоже, от людей они унаследовали лишь один недостаток – смертность. Их можно убить, как и обычного человека. Разумеется, Амарант не был до конца уверен в том, что полудемон не очнулся чуть позже, но у него все равно имелось преимущество. Он по крайней мере не терял сознание от удара по голове.
Амарант с визгом затормозил.
Из мастерской Алоиза снова доносилась музыка. Амарант влетел туда подобно ангелу смерти, разъяренный, как тысяча львов. Посреди помещения стояла заведенная машина, владельца автомастерской не было видно.
- Алоиз! – крикнул Амарант. За ревом мотора он едва себя услышал.
Он рванул водительскую дверцу на себя. Алоиз сидел за рулем и давил на педаль, внимательно вслушиваясь в звук двигателя.
- Алоиз!
- А, Амарант, – демон убрал ногу с педали. – Чего тебе?
- Ты обещал мне помочь, помнишь?
- Угу, – Алоиз выбрался из машины и подошел к столу с инструментами. – А что стряслось?
- Они… они нашли меня, – Амарант опустил голову, как провинившийся школьник. – Один из них накинулся на меня, и едва не задушил! Можешь себе такое представить? Он чертовски силен! Я кое-как сумел выпихнуть его в окно, но это было так…
- Извини, но так быстрее, чем объяснять все на словах, – перебил его Алоиз.
Он поднял со стола нож и молниеносным движением полоснул Амаранта по предплечью.
Резкая, острая вспышка заставила демона вскрикнуть. Еще никогда он не чувствовал боль так явно. Она всегда была лишь отголоском на краю сознания, но сейчас заполнила собой все его существо.
За первым потрясением пришло второе.
Из царапины потекла кровь.
Обычная красная человеческая кровь, которую он не раз наблюдал во время своих развлечений.
Амарант вспомнил неожиданную слабость, охватившую его до того, как он вытолкнул то странное существо из окна. Насколько тяжело было это сделать! Тогда он приписал это невероятной силе полудемона, но теперь понимал, что это не так. Вспомнил лавину противоречивых чувств, захлестнувшую его при виде обезображенного трупа Розалины. Ослепляющую ярость, когда он увидел Данте с пистолетом в руке. Это могло означать только одно.
Его сделали смертным.


Шанс на искупление

Амарант потрясенно рассматривал автомобиль, который ремонтировал Алоиз. Еще несколько дней назад темнота нисколько не помешала бы ему разглядеть каждую вмятину на ее поверхности, но сейчас он различал лишь смутные очертания громоздкого предмета. Алоиз дал ему какую-то тряпку, и теперь Амарант прижимал ее к ране на руке. Царапина горела огнем, не давая забыть, кто он теперь.
- Еще немного, и кровь остановится, – сказал старый демон, щелкая выключателем. Мастерскую залил неяркий свет единственной лампочки. – Только прижми посильнее.
- Как такое могло произойти? – выдохнул Амарант. – Как у него получилось… Он же забрал все мои силы.
- Не только. Еще и бессмертие. Я тебя предупреждал – полудемоны очень опасны. Не стоило с ними связываться.
- Я не по своей воле повстречался с ними.
- А по чьей же? Ты спас человека. Во всем виноват только ты сам, нечего валить вину на других.
Амарант подавленно молчал.
- Ладно, – Алоиз бросил нож на стол с инструментами. – Они не успокоятся, пока не найдут тебя. Они не довели дело до конца, а это непозволительно.
- А что еще они могут сделать? Все, что хотели, они уже получили. 
- Теперь тебя можно убить.
- Остается подождать лет тридцать, и я умру сам, – Амарант в раздражении отшвырнул заляпанную кровью тряпку.
- Инквизиторы не из тех, кто любит ждать. Думаешь, все уже закончилось? О нет, все только начинается!
Амарант опустил голову, изучая царапину. Довольно интересно было наблюдать разошедшиеся края кожи, багровые пятнышки засохшей крови вокруг, розовую плоть, проглядывающую в ране… Но он помнил, что это его рана. И от этого становилось тошно.
- Никогда не думал, что может быть так больно, – наконец пробормотал он.
- Это еще не боль, – усмехнулся Алоиз. – Уж если ты от какой-то царапины так ноешь, боюсь представить, что с тобой будет, если тебе, к примеру, ногу оторвать.
- Прирастет обратно.
- Нет, не прирастет. Ты теперь человек, не забывай, – Алоиз помахал у него перед носом гаечным ключом. – Хорошим ударом такой штуки тебе запросто можно проломить череп. И тогда ты умрешь.
Амарант закрыл лицо руками.
- Запомни, – тон Алоиза стал мягче. – Сейчас все твои ощущения стали сильнее. Ты будешь уставать. Сон станет необходим. Еда тоже. Ты теперь – словно новорожденный, который не умеет ни ходить, ни говорить. Всему придется учиться заново.
- А если я не хочу быть человеком? – из-за ладоней голос Амаранта звучал глухо. – Я не хочу быть скотом, чьими эмоциями питаются демоны! Я хорошо знаю, что это такое! Я хочу обратно свою бессмертную жизнь, черт побери!
- Это будет чрезвычайно сложно, учитывая, что ты человек, – съехидничал Алоиз и тут же осекся, поняв, что сболтнул лишнее.
- Сложно… – повторил Амарант. Внезапная догадка пронзила его, как лезвие ножа. – Сложно? Но возможно, так? – он отнял руки от лица. – Это ведь возможно, да?
Алоиз невозмутимо смотрел на него, сложив руки на груди.
- Я не говорил, что это возможно.
- Ты сам сказал, что сделать меня снова демоном будет чрезвычайно сложно! Я не ослышался?
- Нет, но я же не говорил…
- Как это сделать, Алоиз? – Амарант схватил старого демона за плечи и встряхнул. – Ты ведь знаешь, правда?
Алоиз вздохнул.
- Мне нужно выпить.
- Выпить? – тупо повторил Амарант. – Выпить? Я превратился в человека, а тебе нужно выпить?
- Да! – вдруг рявкнул Алоиз так, что Амарант вздрогнул. – Я принимаю самое важное решение в своей бессмертной жизни, черт возьми, именно поэтому мне нужно выпить! Тебе следовало бы научиться одной человеческой черте, Амарант – терпению!
Он ушел в свою каморку и принялся там чем-то грохотать. Вскоре раздался звон бутылки о стакан.
Амаранта затрясло от ярости. Чертов алкоголик! Даже когда на кону вопрос жизни и смерти, он не забывает промочить горло. Он был готов пойти и расколотить бутылку о голову Алоиза, но заставил себя успокоиться. Этот пьяница сейчас был единственным, кто мог ему помочь. Если он знает способ обратного превращения, следует быть с ним более терпеливым.
- Но не из соски же мне его поить, – прошипел Амарант себе под нос.
Алоиз что-то знает, но по каким-то причинам не хочет говорить. Неужели он и сам когда-то был падшим? Нет, глупости. Он ведь до сих пор жив и ни от кого не скрывается. При желании его легко можно найти.
- Ладно, – провозгласил Алоиз, выплывая из своей каморки. В одной руке он держал наполовину полный стакан, в другой – какой-то сверток. Под мышкой примостилась бутылка. – Так и быть. Я дам тебе сведения, которые могут – заметь, только могут! – быть полезными. Не знаю, найдешь ли ты то, что ищешь, но не смей утверждать, что я тебе не помог. И не вздумай никому рассказывать, каким образом ты вернул силы. Если, конечно, тебе это удастся.
- Все, что угодно. Я согласен на любые условия.
Алоиз криво усмехнулся.
- Уж тебе ли не знать, на что готовы люди, лишь бы избежать уготованной им участи.
Амаранта передернуло.
- Я не человек.
- Человек, кто же еще. Может, ты пока этого не осознаешь, но демонической сущности в тебе совсем не осталось.
- Хватит болтовни! Ты обещал…
- И я держу слово. Лови, – Алоиз кинул ему предмет, завернутый в тряпку.
Амарант поймал его и нетерпеливо размотал ткань. Внутри оказалась книга в красном переплете, слегка потертом на уголках. Ни заглавия, ни имени автора на обложке не было. Только вытисненный золотом символ давал представление о содержании.
Вписанный в круг треугольник. Окружность с точкой в центре.
Символ падшего.


Ты преследуешь меня всю жизнь

- Кто ты?
Данте очнулся от тяжелого, темного сна, в котором человек в черном наконец являл свое лицо. Только вместо него Данте видел череду сменяющихся образов: отец, мать, Розалина, Карлос… На личике Селены сон прервался.
Пленивший его стоял напротив. Он был одет в куртку, черную рубашку и брюки, длинные волосы спадали на плечи. Агатовые глаза не отрывались от лица Данте.
- Я спросил: кто ты? Почему преследуешь меня уже несколько дней?
- Потому что ты преследуешь меня всю жизнь.
Амарант удивленно приподнял брови.
- Я впервые увидел тебя два дня назад.
- Возможно. Но я ищу тебя уже много лет.
- Зачем?
Данте помедлил, пережидая очередной приступ.
- У меня свои причины.
- Не хочешь говорить – не надо. Мне неинтересно. Зачем ты убил Розалину?
- Я не убивал ее.
- Расскажешь ей в аду. Поверь, там очень жарко и нечем заняться. Времени у вас будет предостаточно.
- Как мне доказать, что это был не я?
- Если это был не ты – зачем тебе что-то доказывать?
- Я физически не смог бы вырвать ей горло, как ты этого не поймешь? – крикнул Данте и зажмурился от приступа боли.
- Кроме тебя, никто не знал, где она живет, – прошипел Амарант, наклоняясь к нему. – На кого ты работаешь?
- На себя.
- Лжешь. Думаешь, я поверю в то, что мальчишка сумел в одиночку найти меня?
- У меня была цель.
- Цели есть у всех. Но мало кто добивается их с таким упорством.
Данте зло усмехнулся.
- Тут ты прав. Нужен мощный стимулятор. Например, смерть дорогих тебе людей.
- Что ты имеешь в виду?
- Ты убил моих родителей.
Выражение лица Амаранта даже не поменялось.
- Что-то не припомню.
От потрясения Данте на мгновение забыл о головной боли.
- Как ты можешь этого не помнить? Я видел тебя тогда! Ты стоял у окна и наблюдал!
- Я много раз так делал. Ни одного особенного не запомнилось, хотя все самое интересное начинается после.
Данте в замешательстве уставился в пол. Такого он не ожидал. Человек в черном фактически признался, что он наблюдал и за преступлением тоже. Но тогда это значит, что он – не убийца? Как такое может быть?
Голову вновь накрыла волна боли. На этот раз она была милостива: от ее силы Данте сразу же потерял сознание.

Сколько прошло времени, Данте слабо представлял. Он то терял сознание, то снова окунался в водоворот боли. Он кричал. Боль раскаленным штырем вонзалась в череп, сверлила затылок и виски. Пару раз его даже вырвало, но это не принесло облегчения, наоборот, стало только хуже. Он с нетерпением ждал очередного обморока, чтобы ненадолго прекратить эту невыносимую, обжигающую боль.
В редкие моменты просветления он видел человека в черном. Он сидел на корточках напротив и листал книгу в переплете цвета крови, изредка посматривая на его мучения. Данте просил его о помощи, заклинал дать воды, но в ответ получал все тот же равнодушный взгляд.
Боль разламывала мозг на части, собирала и опять разбивала вдребезги. Еще немного, и Данте начнет умолять человека в черном убить его. В его случае это будет не самый плохой вариант.



Amadeo Solitario

Отредактировано: 13.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: