Амарант

Размер шрифта: - +

Часть 10

Без исключений

Данте снова целился в Амаранта из пистолета.
- Это уже давно пройденный этап, – сказал Амарант, поднимая руки в примирительном жесте. – Ты одержим демоном.
- Единственный раз ты сказал правду, – ответил Данте. – Я одержим. Тобой.
Амарант непонимающе сдвинул брови. Пистолет в руке Данте трясся, грозя вот-вот разродиться пулей.
- Сколько лет я искал тебя, Амарант. Убийцу. Хладнокровного убийцу. Ты сделал это, – произнес Данте. На этот раз он, похоже, говорил на полном серьезе – губы дрожали, рука, сжимавшая пушку, тряслась. Дуло ходило ходуном.
«Так ты в меня не попадешь», – хотел сказать Амарант, но не успел. Громыхнуло, и грудь пронзила ужасающая боль. Демон упал на колени. Опустив глаза, он увидел кровь, неудержимым потоком хлещущую из раны.
- Ты соврал мне! – заорал Данте, стреляя снова и снова. Пули одна за другой входили в тело Амаранта, кожу жгло там, куда они попадали. – Ты убил их! Ты!
Слезы катились по щекам, лицо исказила гримаса ярости. Патроны давным-давно кончились, однако он продолжал, как сумасшедший, жать на спусковой крючок. Амарант пытался остановить кровь, но ее было слишком много. Особенно сильно она текла из левого плеча. Как ни зажимал он рану ладонью, фонтанировало только сильнее.
А Данте все клацал и клацал уже бесполезным пистолетом. Громкие, как выстрелы, щелчки отпечатывались в сознании Амаранта, оставляя повреждения более серьезные, чем пулевые ранения. Он закричал, закрывая уши окровавленными ладонями, только бы больше не слышать этих обвиняющих щелчков!
И когда его голова готова была взорваться, наступила благословенная тишина. В ней громом прозвучал шепот Данте.
- Ты умрешь, Амарант. Спасения нет.
Спасения нет.
- Спасения нет, – пробормотал демон, выплывая из серой дымки.
Сон растаял, но боль никуда не делась. Она накатывала волнами, грозя захлестнуть разум и заставляя челюсти разжиматься в предвестии крика. Амарант крепко сжал зубы, чтобы этого не произошло.
Он открыл глаза. Взгляд уперся в потолок, по которому змеились безобразные трещины. Это явно не квартира Данте. Где он?
Амарант повернул голову, мимоходом заметив, что рана умело перебинтована. Взгляд уперся в стену с обрывками когда-то голубых обоев. Демон поморщился и посмотрел в другую сторону. 
Данте спал, положив одну руку под голову, а вторую свесив вниз. Пальцы едва касались пола. Волосы закрывали лицо от палящих солнечных лучей, проникавших сквозь выбитые окна.
Демон задумчиво смотрел на него. Похоже, впервые за долгое время Данте не снились кошмары. Странно, но Амарант этому только порадовался. Он помнил, как Данте стрелял в него, но то, что он здесь, и рана перевязана, может свидетельствовать только об одном: парень все еще не знает правды.
Иначе Амарант был бы уже мертв.
В том, что Данте убьет его, если правда выплывет наружу, Амарант не сомневался. Он сам бы так поступил, окажись единственный, кому он доверяет, предателем! Даже если бы это была Розалина.
Стоило Амаранту попытаться встать, как левую часть грудной клетки пронзила боль. Он упал обратно и на этот раз не удержался от крика.
Данте вздрогнул. Откинув волосы с лица, приподнялся на локте.
- Доброе утро, – он слабо улыбнулся. Вид у него был усталый, кажется, насчет кошмаров Амарант ошибся. – Рад, что ты очнулся.
- Спасибо за заботу, но лучше бы я умер, – прошипел демон. Он хотел сжать рану, но боль не позволила этого сделать. Она была не просто нестерпимой – она была адской. Словно кто-то вонзал раскаленное лезвие, а затем вытаскивал его. И делал это тысячи раз, не собираясь прекращать пытку.
- Ты едва не погиб, – Данте внимательно смотрел на него. – Признаю, это моя вина…
- Ты здесь ни при чем, – Амарант хотел махнуть рукой, но только скривился от боли. – Потом объясню. Как это прекратить?
- Держи, – Данте протянул ему упаковку обезболивающего. – Может, это немного поможет. Извини, ничего другого нет.
- Лучше сразу еще одну пулю, – мрачно пошутил Амарант. – В лоб.
- Не смешно, – Данте помог ему сесть и протянул бутылку воды. – Лучше не одну таблетку. Но не глотай сразу всю упаковку.
Предупреждение оказалось нелишним. Амарант понятия не имел, как пить таблетки. Выщелкнув пару на ладонь, он закинул их в рот и разжевал. Нестерпимая горечь обволокла язык и небо, заставляя губы непроизвольно кривиться в гримасе.
- Запивай, – посоветовал Данте. – Забыл тебя предупредить, что они ужасны на вкус. Ты ведь не можешь этого знать.
Амарант торопливо сделал несколько глотков. 
- Как вы едите эту дрянь?
- Это называется лекарства, – ответил Данте. – Когда-то давно я их тоже использовал – но потом они перестали помогать, – он потер виски.
- Опять голова?
- Разумеется. Взгляни, какое солнце!
Амарант снова лег. Левая часть груди нестерпимо болела, и сидеть было тяжело.
- Где мы?
- В Трущобах.
- Ты привез?
Данте кивнул.
- Водишь ты ужасно, – усмехнулся Амарант, припоминая кое-что перед тем, как потерял сознание.
- Первый и последний раз сидел за рулем в одиннадцать.
- А где сейчас машина?
- Избавился. Ни к чему привлекать внимание.
Демон одобрительно кивнул. Боль начала стихать. Она никуда не делась, зато уже не занимала все мысли.
- В твою квартиру возвращаться опасно, – сказал он. – Нас выследили.
- Что там произошло? – задал Данте мучивший его вопрос. – Как так вышло, что я выстрелил в тебя?
- Демоны могут воздействовать на человеческое сознание, заставляя совершать странные поступки. Думаю, Кабальеро затаился на крыше соседнего дома и с удовольствием наблюдал за спектаклем.
- Так это он внушил мне мысль, будто ты убил моих родителей?
Амарант кивнул. 
- Именно. Ты ведь не помнишь, почему так решил?
Данте покачал головой.
- Я пытался найти логическое объяснение этому, но не смог. Мысль просто… пришла.
- Так всегда бывает. Он заставил тебя выстрелить в меня. Если бы у тебя внезапно не разболелась голова…
- …сейчас мы бы с тобой не разговаривали, – закончил Данте.
- Готов спорить, для Кабальеро это было большой неожиданностью, – усмехнулся Амарант. По крайней мере, он наделся, что этот сукин сын испытал большое потрясение, когда его выкинуло из головы парня, как пробку из бутылки шампанского.
- Но я все же попал в тебя. Не дернись я от боли, ты был бы уже мертвецом. Роберто сказал, что тебе очень повезло.
- Роберто? Кто такой Роберто?
- Твой хирург. Он спас тебе жизнь, – Данте потер затылок. – Извини, мне нужно найти воду. Голова просто ужасно болит.
Он поднялся.
- Подожди, – остановил его Амарант. – Откуда вдруг такая боль? Только из-за солнца? 
- Нет. Сны.
- Тебе же сегодня не снились кошмары. По-моему, ты вполне мирно спал...
- Если я не вскрикиваю, это не значит, что кошмаров нет, – снисходительно объяснил Данте. – Они снятся мне каждую ночь. Без исключений.
- Понятно, – Амарант задумчиво смотрел вслед Данте. Потом закрыл глаза и попытался не думать о боли.


Мотивы добра

Данте вернулся довольно быстро. С волос капала вода, футболку украшали следы от брызг. Везет же ему, завистливо подумал Амарант. Струя холодной воды излечивает мгновенно! Но боль в плече все же поутихла, и Амарант смог сесть, не морщась.
- Как себя чувствуешь? – спросил Данте.
- Прелестно, – отшутился Амарант.
Данте подошел к окну.
- Тучи собираются. Скоро опять пойдет дождь.
- Ненавижу осень.
Данте лишь усмехнулся.
В кармане джинсов затрезвонил мобильник. Взглянув на дисплей, Данте поморщился.
- Кто это? – спросил Амарант.
- Карлос. 
- Обязательно отвечать?
- Он звонит уже восьмой раз. Видимо, обнаружил пропажу оружия, – он нажал на кнопку. – Алло.
- Привет, Данте, – в голосе Карлоса не было и следа его обычной жизнерадостности, что только утвердило Данте во мнении, что полицейский звонит не просто так.
- Привет.
- Как дела?
- Нормально. Пока не умер.
- Плохие у тебя шутки. Знаешь, я вчера вечером был на вызове, – с места в карьер начал Карлос. – Соседи вызвали полицию, потому что этажом выше, как им показалось, кто-то стрелял.
Внутри у Данте все похолодело.
- Тебе требуется моя помощь в расследовании? – нарочито безразличным тоном спросил он.
Карлос вопрос проигнорировал.
- Приехав на место, я обнаружил открытую квартиру. Внутри не было ни души, только разбитое окно и гигантская аппликация во всю стену. С цветком амаранта в центре!! – вдруг заорал он так, что Данте вздрогнул. – Амаранта! Черт побери, я понятия не имел, где ты снимаешь квартиру, но на сто процентов уверен, что теперь знаю! Данте, черти тебя возьми, что за ерунда происходит?
- Все в порядке, Карлос.
- Все в порядке? Да я думал, что тебя убили, идиот ты этакий! Едва не вызвал следственную группу! Хорошо, что решил сначала все перепроверить. Опросил соседей и выяснил, что тебя видели вполне здоровым, волочащим на своей спине какого-то мужика! И знаешь, что я еще обнаружил? Пропажу пистолета! Зачем, черт тебя дери, ты его взял?
- Для защиты.
- Защиты? – задохнулся Карлос. – Это ты называешь защитой? Ты вообще знаешь, где я провел эту ночь?
- На дежурстве? – предположил Данте. Язык плохо слушался, все тело онемело.
- Отмывал твою чертову квартиру от следов крови! Кого ты там пристрелил? Отвечай!
- Никого.
- Тогда чья эта кровь? Пробегавшей мимо собаки?
- Нет. Я никого не убил. Это была случайность.
- Всадить две пули в человека – случайность?
- Одну.
- Ты… Ты… – Карлос даже начал заикаться от возмущения. – Ты хоть представляешь себе, что наделал? Это уголовное дело! Знаешь, чем это чревато?
- Меня посадят в тюрьму.
- Да не в тюрьму! В психушку! Ты же абсолютно неуравновешен!
- Я псих, ты это хотел сказать? – Данте начал злиться. – Я прекрасно это знаю! Всю свою жизнь слышу за спиной эти слова!
- В кого ты стрелял, Данте? Отвечай!
- В человека в черном. Я нашел его.
- Данте… – голос Карлоса дрогнул. – Сколько раз мы с тобой обсуждали, что самосуд…
- Это был не самосуд. Это была случайность, – повторил Данте. – Я не собирался стрелять в него.
- Тогда как это вышло?
- Я не могу тебе сказать.
- Не можешь или не хочешь?
- Ты мне все равно не поверишь, и я не вижу смысла об этом говорить.
- Где ты сейчас?
- Я тебе не скажу.
- Тогда я объявлю тебя в розыск. Прости, но ты меня вынуждаешь.
Данте мысленно чертыхнулся.
- Карлос, пожалуйста, дай мне разобраться с этим делом! Очень скоро все закончится, обещаю. Я почти нашел их…
- Их? Убийц? Их было несколько?
- Возможно, – уклончиво ответил Данте.
- Что значит – возможно? Сколько всего?
- Я не знаю.
- Данте, скажи, где ты. Я тебе помогу…
- Карлос, не лезь в это дело. Подумай о близнецах и Селене! Если с тобой что-то случится, что будет с ними?
- А ты о них думаешь? – неожиданно ядовито отозвался Карлос. – Как отреагирует Селена, когда узнает, что ты стрелял в человека?
- Ты этого не сделаешь, – Данте сжал кулак правой руки так крепко, что костяшки хрустнули.
- Сделаю.
- Я сказал тебе, это была случайность!
- А как ты можешь это доказать?
- Этот человек сейчас рядом. Живой.
- Передай ему трубку, чтобы я мог в этом удостовериться.
- Теперь ты мне не веришь, да? Я хоть раз тебе врал?
- Ты соврал, взяв пистолет. Давай трубку.
Данте, вздохнув, протянул телефон Габриэлю, который с интересом прислушивался к разговору.
- Он хочет, чтобы ты подтвердил…
- Я слышал, – Амарант перехватил трубку. – Здравствуйте, Карлос Гонсалес.
- С кем имею честь разговаривать? – подозрительно отозвался тот.
- Меня зовут Джеймс Дин.
Из трубки раздалось фырканье.
- Как тот актер? Да не выдумывайте.
- Я не выдумываю. Вы легко можете это проверить. Я глава компании «Звездный свет».
- Что за чушь? Как такой человек, как вы, оказался в обществе моего сына?
Фраза отдавала двусмысленностью, но Амарант и ухом не повел.
- Ваш сын помогает мне в одном очень непростом деле. Так сказать, взаимовыгодное сотрудничество. Тот выстрел действительно был роковой случайностью, Данте тут ни при чем. Я не собираюсь заявлять на него в полицию, можете об этом не волноваться.
- Как он вам помогает?
- Это наши с ним дела. Простите, – он передал телефон Данте.
- Слышал? Он жив.
- Что это за тип? – мрачно спросил Карлос.
- Он представился.
- Я не о том. Что он забыл у дома твоих родителей?
- Прости, я не могу сказать. Ты мне не поверишь.
- Да что с тобой такое? – взъярился Карлос. – Ты пропадаешь черт знает куда, а потом в твоей квартире я нахожу следы крови и разбитое окно! Ты даже не представляешь, как тебе повезло, что мой напарник заболел! Уж он-то этого так бы не оставил!
- Карлос, спасибо тебе огромное, за то, что прикрыл. Я понимаю, что зря взял твою пушку, но… Она мне нужна.
В трубке воцарилось молчание. Данте уже было подумал, что связь прервалась, когда снова раздался голос Карлоса.
- Ты собираешься убить тех, кто это сделал? – без всякого выражения спросил он.
- Нет, – торопливо ответил Данте. – Конечно, нет. Как только найду доказательства их вины, то без промедления сдам полиции.
- Ну ладно, – кажется, Карлос не до конца ему поверил, но решил уступить. – Только не наделай глупостей. Чуть что, сразу звони мне. Договорились?
- Договорились, – облегченно выдохнул Данте.
- И еще, – Карлос понизил голос. – Не понравился мне этот тип. Он что-то замышляет, поверь мне.
- Я за ним присмотрю, не волнуйся.
Карлос дал отбой. Данте сунул телефон в карман и только тогда позволил себе перевести дыхание.
- Черт, – нервно усмехнулся он. – Это был самый тяжелый разговор в моей жизни.
- Почему? – спросил Амарант. – По-моему, он довольно приятный человек.
- Только не тогда, когда дело касается законности каких-либо действий. То, что он уничтожил все улики… – Данте потер виски. – Это просто невероятно! Скорее пришельцы захватят мир, чем Карлос пойдет на подделку вещественных доказательств!
- Он очень тебя любит, – заметил Амарант. – Только родители сделают такое ради своих детей.
- Я не понимаю, – прошептал Данте, подходя к окну. – Чем я заслужил такое отношение? Он мог отправить меня в детский дом, мог использовать просто как няньку для своих детей, но… Он не сделал этого. Я для него – как родной сын.
- Не спрашивай у меня о мотивах доброты, – Амарант прислонился к стене. – Я демон, мне о них знать неоткуда. О причине любого зла – пожалуйста, всю подноготную. Но добра – нет.
Данте покачал головой и отвернулся к окну, за которым опять начал моросить дождь.


Ангел по имени Габриэль

- Почему ты сказал Карлосу свое имя?
Амарант раздраженно дернул здоровым плечом.
- Не свое.
- Ты понял, что я имел в виду. Он может арестовать тебя по подозрению в убийстве.
- Не может. У него нет доказательств, – Амарант приложил ладонь к ране и поморщился. – Кстати, и ты их до сих пор не обнаружил. Потому что их нет.
Данте вздохнул и отвернулся к окну.
- Все равно, не обязательно было это делать, – он перекидывал карты с одной руки в другую. – У тебя могут быть неприятности.
- Подумаешь, напугал, – улыбнулся демон. – Я всегда могу скрыться, уехать в другой город, где никто меня не знает. Думаешь, мне впервой?
- В скольких городах ты побывал?
- Не помню. Спросил бы еще, в скольких странах. Если возникала опасная ситуация, я, не раздумывая, бросал все, что у меня было, и переезжал.
- И часто такое случалось?
- Нередко. Особенно когда у людей начинали возникать вопросы.
- Какие вопросы?
- Самый популярный – почему я не старею. Согласись, ты тоже задал себе этот вопрос или подобие его одним из первых.
Данте кивнул.
- Я догадывался, что ты оказал какую-то услугу Розалине, но судя по фото, вы с ней были одного возраста. Из-за этого возникла нестыковка, и я не мог продвинуться дальше. Но когда ты рассказал мне о своей природе, все встало на свои места.
- Изредка меня подозревали в убийстве. И тогда мне тоже приходилось бежать.
- Странно, что изредка, – Данте едва заметно улыбнулся.
- Далеко не все верят в демонов. Людям о нас знать нельзя, но я тогда был еще молод и неопытен, чтобы не оставлять следов. Пару раз едва не загремел на виселицу. Хотя веревка не смогла бы причинить мне никакого вреда. Тогда не могла, – он поежился и покосился на клеймо.
Данте покачал головой.
- Нельзя же все время прятаться. Неужели в этом вся твоя жизнь? Бежать, скрываться. Менять имена. Надевать каждый раз новые маски…
- Это было очень увлекательно, – Амарант мечтательно смотрел в окно. – Сколько жизней я прожил! Кем я только не был! А теперь… – он опустил глаза. – Теперь я не знаю, доживу ли до завтра.
Данте, не отрываясь, смотрел на него. Иметь все – и потерять в один миг! Как он понимал демона! Чувство безысходности, не отпускавшее ни на минуту, с того самого момента, как Данте вошел в собственный дом в тот вечер, теперь терзало не только его. Вот только он с этим чувством справлялся. Габриэль же не мог. Человеческие эмоции были для него чужды, и он просто не знал, что делать. Если же все-таки не удастся вернуть силы, в один прекрасный день чувства его попросту убьют.
- Почему Кабальеро заставил меня выстрелить в тебя? – спросил Данте. – Он мог запросто войти, пока мы спали, и перебить во сне. Для него это раз плюнуть! С его-то способностями…
- Кабальеро ужасный трус, – усмехнулся Амарант. – Он до сих пор боится меня, несмотря на то, что я беспомощен, как котенок. Он предпочтет, чтобы я сдох от пули, нежели покажет свое лицо в честном бою.
- В честном ты бы проиграл, – заметил Данте.
- Спасибо, что веришь в мои силы.
- Не обижайся, это действительно так. Стоит ему схватить тебя за больное плечо – и ты будешь готов сделать что угодно, лишь бы он отпустил.
На лестнице раздался топот. Амарант нахмурился, Данте сунул руку в карман, где лежал пистолет. Не хотелось снова стрелять, но если придется…
Звонкий детский смех взлетел к потолку, и Данте расслабился. В комнату вбежала Милли, за ней – Роберто. С обоих ручьями текла вода, длинные светлые волосы девочки спутались, тонкая одежка облепила худенькое тельце, но она не обращала на это внимания, заливисто хохоча. При виде нежданных гостей Милли остановилась. Взгляд скользнул к Данте, и она расплылась в очаровательной детской улыбке.
- Дядя Данте!
- Привет, Милли, – улыбнулся Данте.
- А вы опять ищете того дяденьку… – она осеклась, увидев Амаранта.
Тот широко раскрытыми глазами смотрел на нее. Он и не думал, что когда-нибудь увидит девочку снова. Из-за нее все пошло прахом. Из-за нее он теперь человек. Эти светлые волосы преследовали его, синие глаза выжигали дыры в сознании. Это она. Это все она…
Амарант отогнал навязчивые мысли. В конце концов, это же просто девчонка! Теперь она угрозы не представляет, второй раз он не может потерять силу. Но она также не поможет ему вернуться, так что нет смысла пытаться использовать ее в своих целях. Данте не простит демону, если с Милли что-нибудь случится, а это обернется катастрофой. Амарант навсегда потеряет его доверие.
Милли осторожно выглядывала из-за объемистого пакета, который Роберто держал в руке.
- Не бойся, – сказал Данте. – Он ничего тебе не сделает.
- А я и не боюсь, – басом произнесла девочка, робко выходя из-за Роберто. – Вы помогли мне выбраться, я помню.
- Да, я тоже помню, – вздохнул демон. – Очень хорошо помню.
Данте покосился на него. Он ожидал, что Габриэль разозлится, но этого не произошло. Видимо, он больше не считает, что по вине девочки лишился сил.
Милли подошла к Амаранту и уставилась на него ярко-синими глазами.
- Вы помогли мне выбраться, – с улыбкой сказала она, протягивая крошечную ладошку. – Спасибо.
Демон удивленно смотрел на протянутую ручку. Он не ожидал такого дружелюбия. Ребенок, выросший на улице, должен бояться всех и вся, но Милли… Она смотрела на этот мир широко открытыми глазами. Несмотря на то, что сумасшедший папаша избивал ее с завидной регулярностью, она не озлобилась, не скатилась до наркотиков или чего похуже. Как такое может быть? В этом-то мире?
Данте кашлянул. Амарант вопросительно глянул на него, и парень кивнул. Демон протянул руку и пожал ладошку Милли.
- Не за что, – он улыбнулся в ответ.
Девочка хихикнула.
- А вы ангел?
Амарант удивленно заморгал.
- Кто? Я?
Она кивнула, не переставая улыбаться. Данте прислонился к стене и с интересом наблюдал за происходящим.
- Почему ты решила, что я ангел?
- Вы такой красивый.
Амарант рассмеялся.
- Если ты так считаешь…
- А как ваше имя?
- Габриэль.
- Вот видите! – Милли подпрыгнула и хлопнула в ладоши. – Вас и зовут так же, как ангела!
Амарант не стал ее разубеждать. Странно, но девочка ему понравилась. Ее непосредственность подкупала, огромные глаза завораживали, звонкий смех заставлял улыбаться. В конце концов она же не виновата, что оказалась причиной грехопадения демона.
- Я принес выпить! – радостно провозгласил Роберто, доставая из безразмерного внутреннего кармана бутылку какого-то пойла. – И о закуске не забыл! Поужинаем? – он тряхнул пакетом.
Милли радостно прыгала вокруг него.
- Дождик, дождик, лей сильней! – напевала она. – Да, дядя Робби?
- Дядя Робби? – ухмыльнулся Данте.
- Это она меня так прозвала, – смущенно потупился Роберто. – Не вздумай кликать меня так же! Иначе обижусь.
- Ладно-ладно, дядя Роберто, – Данте поднял руки, не переставая улыбаться.
Он с трудом пододвинул сундук с барахлом к лежанкам. Роберто с ловкостью фокусника расставил на нем пластиковые стаканчики и начал доставать из пакета купленные продукты. В нем оказался кусок ветчины, булка хлеба, сыр, помидоры, копченая курица и пакет сока.
- Вот, все, что смог достать, – с гордостью объявил он.
- Или все, на что хватило денег, – Данте потер виски. – Я же давал тебе достаточно…
- А как же выпить? – Роберто возмущенно водрузил бутылку на импровизированный стол. – Ему вон, я гляжу, расслабиться не мешает, – он мотнул головой в сторону Амаранта. – Плечо-то болит, небось?
- Есть немного, – кивнул тот. Стоило старику упомянуть рану, как она начала ныть.
- Вот и я про то же! – радостно возвестил Роберто, свинчивая пробку. – Тебе налить, Данте?
- Ни в коем случае. Мне нужна трезвая голова.
- Ну как хочешь, – не стал уговаривать Роберто. – Нам больше достанется. Правда, Габриэль?
- Правда, – демон сделал попытку улыбнуться – рана болела все сильнее, видимо, действие таблетки начало проходить.


Потенциальный убийца

Роберто предложил Данте и Габриэлю старые лежаки, сам же улегся на сундук, оттащив его в угол. Милли расположилась на свернутом в несколько раз одеяльце рядом с Данте. Места едва хватило на двоих, но Данте не мог допустить, чтобы девочка спала на полу, а Милли в свою очередь отказывалась спать на лежаке одна.
- Как твоя рана? – спросил Данте, пытаясь разглядеть Габриэля в сгущающихся сумерках.
- Неплохо, – пьяно пробормотал тот – он и Роберто приговорили бутылку в считанные минуты. – И в самом деле неплохая анестезия.
- Слушай его больше, – недовольно проворчал Данте, кивая на Роберто. – Можно подумать, алкоголь – панацея от всех болезней.
- Так и есть! Забываешь обо всем! – раздался из угла радостный вопль. – И никаких тебе проблем!
Данте неодобрительно хмыкнул.
- Если завтра утром будет болеть голова – не жалуйся.
- Какие уж тут жалобы, – вздохнул демон. – Не думаю, что головная боль ужасней боли от огнестрельной раны.
- Ты никогда ее не испытывал, – ответил Данте. – Ты не можешь знать.
- Ну да, ты у нас знаток. Всю жизнь ее терпишь вместо того, чтобы пройти курс лечения! Как это назвать?
Данте промолчал.
- Видишь? Я прав.
- В чем? В том, что я не хочу забыть о прошлом?
- Именно! Ты топчешься на одном месте. Но я дам тебе хорошего пинка! – рассмеялся демон. – Не обижайся, это образное выражение. Хочется, чтобы ты наконец начал радоваться тому, что имеешь, а не хоронил себя заживо вместе со своими родителями.
- Слушай, Габриэль, – Данте приподнялся на локте. – Почему ты так держишься меня? Я теперь твой потенциальный убийца. Если Кабальеро заставил меня выстрелить, он запросто может повторить попытку. Не безопасней ли тебе будет продолжить поиски в одиночку?
- Шутишь? – вытаращился на него Амарант. – После того, как мы наконец нашли общий язык? Если бы не ты, я бы истек кровью! Умер бы, сам того не ведая! И ты помогаешь мне вернуть силы. Ты просто мой спаситель, Данте, иначе тебя не назовешь.
- Заткнись. Пьяные разговоры ни к чему хорошему не приведут.
- Ты так говоришь, будто я сам этого не знаю. Мой приятель Алоиз – алкоголик! И я не раз выведывал информацию, напоив его до полубессознательного состояния!
- Но, похоже, сам никогда не напивался до такой степени, – подытожил Данте, отворачиваясь к стене. – Завтра тебе будет стыдно за то, что ты тут наговорил.
- Я ничего такого не сказал! – возмутился Амарант. – Простая конста.. конс… А, черт, кон-ста-та-ция факта! Язык развязывается у любого. Надо только знать правильный подход.
Данте тяжело вздохнул. Милли уже сопела, и он не хотел повышать голос, чтобы не разбудить девочку.
- Спи, – буркнул он. – Разговоры можно отложить до утра.
- Как можно уснуть, когда чертова царапина ноет, как стая бродячих кошек?
- Хороша царапина. Немного – и на тот свет тебя бы отправила, – раздался из угла ворчливый голос Роберто.
- Может, и так, но сейчас я чувствую себя лучше некуда! Слушай, Данте, может, найдем тех типов и надаем по рогам, а?
Данте сел и откинул одеяло.
- Хватит! Ты можешь закрыть глаза, а заодно и рот? Черт побери, Роберто, еще раз попытаешься его напоить…
- По крайней мере он не ноет от боли, – проворчал старый алкоголик. – Это было бы во сто крат хуже.
Амарант расхохотался. Данте покосился на девочку, опасаясь, что смех ее разбудил, но нет – она спала, как ангел.
- Идиот, – проворчал он, отворачиваясь к стене. – Живет столько лет, а ума – как у двенадцатилетнего.
- Не так уж редкое явление, я тебе скажу, – хмыкнул Роберто.
Данте практически сразу провалился в сон. Амарант еще некоторое время ворочался с боку на бок, пытаясь найти удобное положение, чтобы не тревожить рану, и вскоре тоже уснул. Роберто храпел, как раненый медведь, но никого это не беспокоило. Все спали.

Данте едва не закричал от страшного видения: мать держала в руках цветок амаранта, стебель которого был покрыт шипами. Они протыкали ее ладонь насквозь, кровь текла по рукам, крупными каплями падала на землю. Голодная иссушенная почва с готовностью впитывала в себя живительную влагу.
И из нее вырастали новые цветы. Только лепестки их были не розовыми.
Они сияли алым.
Кармен упала на колени, и цветы скрыли ее. Данте бросился к ней, выдирая амаранты с корнем, но когда добрался до места, где она стояла, там уже никого не было. Только цветы насмешливо качались на ветру.
- Амарант, – прошептал чей-то голос.
Данте подскочил на лежаке, обливаясь холодным потом.
За окном только начало светать. Габриэль спал, закинув здоровую руку за голову. Роберто сопел в углу, съежившись на сундуке. Милли спала на боку, положив обе ручки под щеку. Данте не хотелось будить девочку, в кои-то веки нашедшей себе более-менее приличный ночлег, поэтому он вздохнул и снова улегся. Локон светлых волос упал ей на лицо, и Данте осторожно убрал его. Она что-то пробормотала и прижалась к Данте, уткнувшись лицом ему в грудь.
Габриэль преспокойно храпел, похоже, кошмары его не донимали. Кто-нибудь мог подкрасться прямо сейчас, но он бы этого не заметил. Особенно если это был бы кто-то из своих.
Данте содрогнулся, вспомнив выражение неподдельного удивления, когда пуля ударила Габриэля. Он не ожидал, что Данте выстрелит, думал, удастся разрушить влияние Кабальеро. Но он переоценил свои силы. Забыл, что больше не демон.
Сейчас единственным выходом для Габриэля будет избавиться от неожиданных попутчиков. Все они, а в особенности Данте, представляют реальную угрозу. По какой-то причине Кабальеро проник именно в его мозг. Возможно, то, что Габриэль когда-то был демоном, сыграло свою роль и не позволило манипулировать им. Так или иначе, призрачные полудемоны сейчас представляли меньшую опасность, чем Данте. Габриэль будет круглым дураком, если решит продолжить поиски вместе. Самый разумный вариант – где-то затаиться, но он все равно лезет на рожон. Почему? Так ли уж ценны эти силы, что ради них стоит рискнуть жизнью? Или он просто не хочет оставаться один?
Впервые Данте начал подозревать неладное. Конечно, он и раньше предполагал, что Габриэль рассказал далеко не все, но что именно он скрыл? Истинную причину, по которой хочет найти полудемонов? Или что-то еще?
Габриэль назвал его спасителем, но только ли потому, что Данте не дал ему истечь кровью? Перед этим он едва не убил демона! Сложно превозносить человека, едва не отправившего тебя на тот свет. Габриэль должен был как минимум злиться на Данте за такую выходку, даже понимая, что это не его вина! Так среагировал бы любой нормальный человек…
А может, он просто напился. Но это опять возвращало Данте к старой пословице: «Что у трезвого на уме, то у пьяного на языке».
В затылке проснулась боль, словно предупреждая Данте. Он прикрыл глаза ладонью от первых лучей солнца, несмело крадущихся сквозь окно.
- Доброе утро, – услышал он хриплый голос.
Габриэль со слабой улыбкой смотрел на него.
- Доброе, – отозвался Данте. – Как самочувствие?
- Паршиво. Не зря ты предупреждал меня вчера о похмелье.
Данте едва сдержал улыбку.
- Я не о том спросил. Как рана?
- Рана? – Габриэль покосился на повязку. – Болит меньше, но это, наверное, из-за того, что гудит голова. И пить хочется.
- Рядом с тобой на полу бутылка воды.
Амарант свесил левую руку с кровати, но тут же охнул от выстрелившей боли.
Данте осторожно, чтобы не разбудить Милли, поднялся и подал ему бутылку. Демон поблагодарил и с жадностью сделал несколько больших глотков.
- Постарайся не нагружать левую руку, – посоветовал Данте. – Иначе рана может открыться.
- Это плохо?
- Истечешь кровью, если рядом не окажется врача. Или Роберто.
Демон кивнул.
- Нам нужно найти библиотекаря.
- В таком состоянии это будет трудно, – Данте критично оглядел его с ног до головы. – Да и потом, он наверняка не сидит и не ждет тебя.
- Ты прав, – вздохнул Амарант. – Тогда остается только ждать.
- Для тебя это не самый плохой вариант. Не думаю, что ты сможешь вернуть силы, пока тебя шатает из стороны в сторону, как пьяного студента.
Амарант мысленно чертыхнулся. Он хотел силы обратно! И как можно скорее, пока чертова рана его не убила! Хотя Данте и Роберто в один голос утверждали, что теперь все в порядке, он им не верил. Слишком сильна была боль.
- Думаю, для тебя безопасней было бы продолжать одному, – сказал Данте, внимательно глядя на демона.
- Почему?
- Я теперь могу в любой момент тебя убить. Тебя это не смущает?
Амарант усмехнулся.
- Меня может убить любой прохожий, на которого падет выбор Кабальеро. Так что же, бежать от всех? При всем желании я не смогу. Это невозможно. Ты мне нужен, чтобы найти полудемона, отнявшего у меня силы. Я получу их обратно, а ты отыщешь убийцу. Разве этого мало?
Данте задумчиво смотрел на него. Похоже, демон говорил искренне, но что-то все равно не давало Данте покоя.
- Как ты собираешься его убить? – спросил он. – Ты даже с оружием обращаться не умеешь.
- Дядя Данте, – раздался сонный голосок.
- Что, Милли?
- А мне снился сон, – девочка сидела на лежаке и терла глаза кулачками. – Дядя Габриэль летал, как ангел, а вы стояли внизу и смотрели на него. Правда, здорово?
- Да, милая, здорово, – Данте глянул на Габриэля. Тот был сама невозмутимость. Мысль о том, что он нужен демону не просто так, не оставляла Данте. Не будь это так, Габриэль с радостью ухватился бы за возможность избавиться от попутчика, едва не убившего его.
А может, он просто устал от одиночества. Прожить несколько веков, не имея возможности никому рассказать о своей природе – как это, должно быть, тяжело! Наверное, паранойя Данте за девять лет достигла таких высот, что он просто боится поверить демону. 
Выбрать между двумя вариантами не получалось, поэтому Данте решил пока допустить оба. Время покажет истину, а сейчас перед ним стояла совершенно другая задача: поставить Габриэля на ноги как можно быстрее.


Труп

Остаток дня прошел в напряженной тишине. Данте стоял у окна и смотрел на грязные улицы, думая о чем-то своем. Роберто перевязал рану Амаранта. Выглядела она, по мнению демона, просто ужасно, но Роберто не выказал беспокойства, лишь пробормотал, что все в порядке, и инфекции удалось избежать.
Легкий ветерок задувал в разбитые окна, и Амарант ежился. Роберто порылся в своем сундуке и после десяти минут поисков извлек оттуда старую линялую футболку с эмблемой «AC/DC».
- Вот, держи, – он протянул ее демону. – Твоя рубашка, хоть и дорогущая, совсем никуда не годится.
В самом деле, куча безобразного окровавленного тряпья в углу совсем не походила на стильную черную рубашку Амаранта. Он поблагодарил Роберто и, морщась от боли, натянул футболку.
- Ты смотри, прямо как влитая, – обрадованно воскликнул Роберто. – И повязки не видать.
- Это хорошо, – подал голос Данте, не поворачиваясь. – Лишнее внимание нам ни к чему.
- Так от кого вы бежите, парни? – спросил Роберто. Милли ушла гулять, так что они могли говорить свободно.
- Меня преследуют, – сказал Амарант. – Данте помогает мне скрыться.
- Так просто? Ну тогда лучшего места, чем Трущобы, не придумать, – расплылся в улыбке Роберто. – Данте ведь искал тебя, верно? Зачем?
- Спроси у него.
Роберто покосился на Данте, все так же стоявшего к ним спиной.
- Не думаю, что он скажет, – заговорщически подмигнул он Амаранту. – Столько лет с ним знаком, а так до сих пор и не знаю, что он за тип. Ты его глаза видел?
Амарант кивнул.
- Жуть какая, – Роберто достал из кармана самокрутку и спички. Похоже, его не смущало, что Данте все слышит. – Он что, в прошлом маньяком-убийцей был?
- Понятия не имею, – ответил Амарант. – Почему бы тебе самому у него не спросить?
Роберто хмыкнул и закурил.
- Потому что я не отвечу, – сказал Данте. – И он это прекрасно знает.
Под вечер начался дождь. Милли вернулась, таща охапку палочек и прутиков. Она уселась на пол и принялась складывать из них слова и простые картинки. Амарант с интересом наблюдал за ней. Ее беззаботность заставляла завидовать. Амарант не мог вспомнить, когда в последний раз ни о чем не беспокоился. Даже в бессмертной жизни были свои заботы, а с лишением сил все превратилось в одну сплошную проблему.
Демон посмотрел на Данте. Тот даже не повернулся, когда пришла Милли. Он о чем-то глубоко задумался, неотрывно глядя в окно. Карты в руках мелькали, но он даже не смотрел на них. Маленькие картонные кусочки жили собственной жизнью, показывая черные и красные пятнышки на белом фоне. Это зрелище гипнотизировало, и Амарант с трудом отвел взгляд.
Данте что-то беспокоило. Странное чувство, поселившись внутри, уже не отпускало. Габриэль предпочел остаться здесь, вместо того, чтобы бежать без оглядки. Данте мог списать это на то, что демон не знал этого мира, но в то же время Габриэль сам говорил, что любил наблюдать за людьми, будучи демоном, и неплохо изучил их привычки. При желании он мог бы адаптироваться, но предпочитал подвергать себя опасности, находясь рядом с Данте.
Еще одну мысль Данте гнал от себя как можно дальше. Габриэль становился все ближе. Даже слишком близко. Достаточно для того, чтобы Данте мог назвать его…
- А я видела мертвого дяденьку, – вдруг заявила Милли.
Данте, Амарант и Роберто синхронно повернулись к ней. Она невозмутимо продолжала складывать прутики, которые насобирала на улице.
- Где ты его видела? – спросил Данте, отходя от окна и присаживаясь рядом с ней.
Милли сосредоточенно взяла прутик и положила его поверх другого, крест-накрест. 
- У смешного дома с красивой картинкой.
Данте поднял вопросительный взгляд на Роберто.
- Есть такой, – ответил он. – В двух кварталах отсюда, недалеко от «дома» Милли. Какие-то мальчишки изрисовали его вдоль и поперек своим граффити. Вы его не пропустите.
Амарант потрясенно смотрел на Милли. Девочка и Роберто описали дом, из окна которого он выкинул полудемона. Если Данте начнет копать, то рано или поздно поймет, что теория Алоиза шита белыми нитками.
- А ты не выдумываешь? – вырвалось у него.
Девочка помотала головой.
- Милли говорит правду, – кивнул Роберто. – Я слышал об этом случае. Труп нашли два дня назад. Похоже, кто-то выбросил его из окна. Поди так там и лежит – до Трущоб полиция нескоро добирается.
Ну да, конечно, одновременно подумали Данте и Амарант. Несчастного парня, убившего бомжа, нашли в считанные минуты.
- Ты лично видел труп? Можешь его описать? – попросил Данте.
Роберто пожал плечами.
- Белый парень, с волосами до плеч. В джинсах. Кроссовки так себе, тем не менее, уже сперли. Ветровка дешевая. Обычный рабочий класс.
Данте настороженно смотрел на Габриэля. Конечно, в мертвецах в Трущобах недостатка никогда не было, но Габриэль как-то странно отреагировал на слова Роберто. Он явно что-то знал о погибшем, но пытался это скрыть. Какая-то мысль, не дававшая Данте покоя, крутилась на периферии сознания, но никак не желала трансформироваться в приемлемую форму. Что-то было не так, но что именно – Данте не мог понять. Чувство неправильности не оставляло, зудело, как назойливая муха, но в ее жужжании Данте не мог уловить ни капли смысла.
- Габриэль, можно с тобой поговорить? – Данте кивнул на дверной проем.
Тот лишь пожал плечами.
- Кто он? – спросил Данте, когда они оказались в коридоре.
- Не понял? – удивленно моргнул демон.
- Ты не умеешь скрывать свои чувства. Как только Милли упомянула о нем, ты переменился в лице. А уж когда Роберто начал описывать…
- Ладно, ладно, – Амарант поднял руки. – Сдаюсь. 
Он судорожно обдумывал, что сказать. Данте подошел слишком близко к разгадке. Ни один из придуманных вариантов не подходил. Если он скажет, что силы отнял этот полудемон, у Данте возникнут вопросы.
Что же делать? Если он солжет, Данте сразу это поймет. Оставалось сказать правду… но не всю.
- Думаю, именно этот тип напал на меня. Дом, по крайней мере, точно тот. Граффити на стене я запомню на всю жизнь.
- Он отнял у тебя силы?
- Да.
- Это ты убил его?
- Нет, что ты! Мне с трудом удалось вырваться.
- Тогда… – Данте нахмурился.
- Слушай, думаю, нам стоит сходить туда, – перебил его Амарант, не давая додумать мысль до конца. – Я не совсем уверен, что это был он. Но уж дом-то я узнаю, это как пить дать.
Он увлеченно взмахнул левой рукой и согнулся от боли.
- Как ты себя чувствуешь? – мгновенно отреагировал Данте.
- Вполне сносно, – Амарант попытался улыбнуться, хотя боль колола его, словно штыком.
- Это сейчас. А если начнется погоня? Я не смогу тащить тебя на себе.
- А у нас есть другой выход? Сидеть на месте и ждать, пока они не придут и не схватят нас? Не самый лучший вариант.
Данте разочарованно хмыкнул. Как ни крути, Габриэль был прав.
- Хорошо, но учти: потеряешь сознание – погибнем оба.
Амарант внимательно смотрел на его обеспокоенное лицо. Он нашел еще один способ манипулировать Данте. Чувство вины, за то, что он выстрелил в демона, явно не давало покоя парню. Стоит почаще хвататься за рану, и Данте забудет обо всем.
Как же им легко управлять! Амаранту вдруг стало жаль Данте. Он так и остался маленьким несчастным мальчиком! Изменилась лишь внешность, внутри жил все тот же растерянный подросток. Рядом была приемная семья, которая, однако, не смогла указать ему путь. И он выбрал сам. Взял под руку смерть и боль и пошел вместе с ними по кривой дороге, ведущей к разгадке. Неужели он и в самом деле думает, что у этой дороги есть конец? Когда-нибудь он найдет убийцу, чего, естественно, Амарант, допускать не собирался, но что потом? Цель будет достигнута, не останется ничего. Жизнь кончится, даже если Данте будет ходить, говорить, есть и спать.
«В таком случае ты оказываешь ему услугу, – ехидно произнес чей-то голос. – Убьешь его до того, как он узнает правду, или все-таки скажешь, когда он уже будет на пороге смерти?».
«Заткнись. Ничего я ему говорить не буду».
Но теперь Амарант сомневался в том, правильно ли поступает. Парень помогал ему, думая, что демон прольет свет на тайну, не подозревая, что убийца все это время находился рядом с ним. Данте доверял ему. Начал верить еще больше, когда Амарант спас его сестру.
Какой же он все-таки безжалостный манипулятор.
В прошлой, демонической жизни это определение ему наверняка бы понравилось. Но сейчас оно не вызывало никаких эмоций, кроме горечи.
- Чертовы смертные, – пробормотал Амарант
- Что? – Данте поднял глаза от карт.
- Ничего, – Амарант заглянул обратно в комнату. Там стало значительно темнее, Милли все так же сидела на полу, перебирая палочки, Роберто рылся в сундуке. – Пока окончательно не стемнело, нужно убедиться, что это действительно тот, кто напал на меня. Ночью по Трущобам бродить небезопасно.
- Согласен, – кивнул Данте. – Только предупрежу Роберто.
Одна-единственная мысль не давала ему покоя, но Данте решил подождать, прежде чем задавать вопросы. В конце концов, мертвый мужчина мог оказаться вовсе не тем, кого они ищут.



Amadeo Solitario

Отредактировано: 13.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: