Амарант

Размер шрифта: - +

Часть 11

Мертвая приманка

На улице вовсю поливал дождь. Амарант съежился под порывами ветра и застегнул куртку до самого подбородка. Волосы мгновенно намокли и облепили лицо и плечи, и он с завистью посмотрел на капюшон Данте.
- Что-то мне все меньше нравится эта идея, – пробормотал он. К счастью, за шумом дождя Данте его не услышал.
Он так и не смог придумать новую легенду. Как только Данте поймет, что таинственный труп – это и есть полудемон, лишивший Амаранта сил, он мгновенно что-то заподозрит. Амарант не сомневался, что рано или поздно это произойдет. Разумеется, он постарается убедить Данте в том, что ошибся, и на него напал вовсе не этот тип, но это будет стоить ему немалых усилий.
Черт, черт! Ладно, пусть все идет, как есть. Вполне возможно, что у дома их ждет засада, и первостепенной задачей Амаранта будет вернуть силы до того, как его схватят.
Но здесь многое зависит от Данте.
Демон украдкой глянул на него. Парень шел, опустив капюшон на глаза. Возможно, уровень доверия слегка понизился, но оставался хороший шанс, что в экстремальной ситуации Данте некогда будет обдумывать свои действия.
Главное – не позволить ему задавать вопросы.
Дом вырос из пелены дождя, как молчаливый призрак. Кирпичная кладка местами обвалилась, стекла в большинстве окон были выбиты, проемы зияли раззявленными голодными ртами. Ярко разрисованные баллончиками стены выглядели улыбкой на похоронах.
Тело лежало там же, где было, когда Амарант в панике убегал отсюда. Его слегка прикрыли мусором, пакетами и досками, чтобы не бросалось в глаза, однако нога в сером носке и рука с зажатым в ней лоскутом черной ткани выглядывали из-под импровизированной маскировки. По телу пробежала дрожь, едва Амарант вспомнил, каким необычайно сильным оказался противник. Призрачное ощущение крепких ладоней на горле появилось на мгновение, и тут же исчезло.
Данте присел рядом с телом и внимательно осмотрел руку и кусок материи.
- По-моему, это от твоей рубашки, – наконец сказал он.
Амарант мысленно чертыхнулся.
- Вполне возможно, – произнес он, стараясь, чтобы голос звучал ровно. Это оказалось непросто, учитывая, что зубы стучали от холода.
- Интересно, – задумчиво протянул Данте, вставая. – Почему же тогда…
- Тихо! – вдруг шикнул на него Амарант. – Ты слышишь? Кто-то идет!
Демон действительно услышал что-то, похожее на шаги. Шум дождя мешал определить, откуда именно они доносятся, но в одном Амарант не сомневался: преследователь явился не в одиночку. Он был прав, здесь ждала засада.
Но он был совершенно не готов к бою.
Демон схватил Данте за руку и потянул за угол, к подъезду.
- Нужно спрятаться внутри, – скороговоркой произнес он. – Подняться как можно выше. Тогда у нас будет шанс.
- Шанс? – выдохнул Данте.
- На спасение. Возможно, удастся сбросить их вниз.
- Ты свихнулся? Я не собираюсь никого убивать!
- Тогда убьют тебя. Не беспокойся, возможно, они нас не почуяли.
Изнутри подъезд выглядел еще мрачнее, чем снаружи. Стены были покрыты безобразными потеками, на полу виднелись засохшие бурые пятна. Где-то капала вода, из темных углов раздавался тихий писк. Крысы при виде пришельцев разбегались в разные стороны. Одна, самая смелая, попыталась цапнуть Амаранта за ногу, но, получив хороший пинок, больше не повторяла попыток напасть.
Добравшись до последнего этажа, Амарант осторожно выглянул из разбитого окна.
Отсюда труп полудемона представал во всей красе. Невозможно было не заметить его. Если с улицы он казался просто нагромождением мусора, то с высоты его нельзя было перепутать ни с чем. Мертвые глаза смотрели вверх, руки и ноги были раскинуты, будто труп пытался изобразить звезду.
И его окружали люди. Или существа.
Они равнодушно смотрели друг на друга, не говоря ни слова. Мертвец их мало интересовал. Один был маленьким старичком, лысая макушка которого блестела под дождем. Второй и третий были одеты в светлые куртки и голубые джинсы. Короткие темные волосы прилипли к черепам. 
Четвертым был Кабальеро. Он бурно жестикулировал и орал на всю улицу, однако за шумом дождя слов было не разобрать.
Амарант тихо выругался.
- Значит, эта сволочь заключила с ними контракт, – произнес он. – Я был прав.
- Который из них? – произнес Данте внезапно севшим голосом. – Который из них, Габриэль?
Эта фраза была вовсе не вопросом на реплику демона. Данте уставился на собравшихся внизу, взгляд метался между ними, перескакивая с одного на другого. Кулаки сжимались и разжимались, дыхание стало чаще. В голове билась одна-единственная мысль: один из них. Один их них сделал это.
Демон нахмурился. Он понял, что хочет знать Данте, но понятия не имел, как ответить ему. Если он укажет на кого-то из собравшихся внизу, Данте может совершить глупость, бросившись мстить за родителей. Разумеется, Амарант не считал, что Данте поступит настолько необдуманно, но видел слишком много ситуаций, в которых люди поступали абсолютно нелогично.
- Его здесь нет, – наконец ответил он.
Данте заморгал, словно очнувшись от сна.
- Нет? Как так может быть?
Полудемоны дружно зашагали в сторону переулка. Кабальеро фыркнул и пошел в противоположную сторону.
- Куда это он? – Амарант едва не свернул шею, пытаясь разглядеть путь Кабальеро. – Идем. С крыши наверняка лучше видно. Мне нужно знать, куда эта сволочь направляется и не готовит ли нам ловушку.
Данте вздохнул и последовал за Габриэлем. Мертвец внизу с лоскутом одежды демона наконец-то помог сформулировать вопрос, мучивший Данте уже несколько часов. Только он собирался задать его Габриэлю, как появились инквизиторы. Но сейчас демон не сможет уйти от ответа. Крыша будет идеальным для этого местом.
Однако его планам не суждено было осуществиться. Стоило оказаться на крыше, как Данте забыл обо всем.


Самоубийца

На самом краю стояла девушка. Дождь хлестал ее по лицу, мокрые волосы прилипли к щекам. Она дрожала под пронизывающими порывами ветра, одежда промокла насквозь. Еще немного, и она сделает роковой шаг.
Данте рванулся к ней, но Амарант схватил его за локоть и дернул назад.
- Что ты, черт побери, делаешь?
- Разве ты не видишь? Она сейчас прыгнет!
- Ну и что?
- Нужно ее остановить!
- Зачем?
Эти вопросы совершенно выбили Данте из колеи. Он перестал дергаться и рывком высвободил руку.
- Она не хочет умирать, ясно? Иначе не выбрала бы такой способ! Здесь всего лишь пятый этаж! Максимум, она переломает ноги и останется на всю жизнь прикованной к инвалидному креслу! Большинство самоубийц надеются, что кто-то придет и спасет их в последнюю минуту!
- Почему тебе не все равно? Ты сам потенциальный самоубийца!
- Не приплетай сюда меня, – разозлился Данте. – У меня есть цель…
- Тебя волнует судьба совершенно незнакомого человека! Черт с ней, у нас своих проблем по горло! Полудемоны у нас на хвосте, вполне возможно, что они скоро будут здесь, если мы будем вести себя, как идиоты!
- Да плевать я хотел! – Данте вновь рванулся вперед. Мокрые волосы упали на глаза. И снова Амарант удержал его. – Так нельзя! Любой человек должен иметь выбор!
Амарант оглянулся на девушку. Даже с такого расстояния он заметил, что плечи ее вздрагивают отнюдь не в такт порывам ветра. Она плакала. Решив свести счеты с жизнью, она оплакивала саму себя.
Ему всегда было плевать на смертных. Он сам нередко заставлял их убивать себя, питаясь отчаянием и страхом последних минут жизни. Но сейчас он не чувствовал живительной волны, исходящей от самоубийцы. Он видел лишь насмерть перепуганную девушку, потерявшуюся в этом огромном мире. Часть сознания хотела, чтобы она спрыгнула, оставила кровавый след в истории этого города. Он даже помог бы ей совершить это, если бы имел такую возможность! Другая половина испытывала совершенно противоположные чувства. Хотелось подойти, протянуть руку и отвести ее подальше от края пропасти, сказать, что все будет хорошо…
«Ты же демон, а не размазня! – оборвал он себя. – Какое тебе дело до смертных дураков? Пусть творят, что хотят!».
Рука Данте напряглась. Он собирался вновь рвануть на помощь. Что за неугомонный человек!
- Ладно, – Амарант практически отшвырнул его к двери на чердак. – Стой здесь и следи за лестницей. Как только появятся инквизиторы, дай мне знать.
Он зашагал к одинокой фигуре. Чем ближе она становилась, тем больше Амаранта охватывало чувство беспокойства. Однажды он уже помог человеку, и чем это обернулось? Но теперь-то Амарант не демон. Клеймо не может появиться во второй раз. Большого вреда не будет, если он совершит еще один добрый поступок, лишь бы Данте угомонился.
На почтительном расстоянии от самоубийцы демон остановился. Не стоит подходить слишком близко, это может ее спровоцировать.
- Привет, – сказал он.
Девушка обернулась, едва не потеряв равновесие. Совсем еще молоденькая, лет шестнадцати-семнадцати. Длинные темные волосы мокрыми сосульками свисали ниже лопаток. Голубые джинсы стали синими от дождя, футболка насквозь промокла и липла к телу. Зеленые глаза удивленно распахнулись, рот приоткрылся.
- Вы кто? – спросила она.
- Какая тебе разница? – пожал плечами демон. – Ты все равно собираешься прыгнуть.
В глазах девушки мелькнуло недоумение. Секунду спустя она вновь повернулась к краю.
- Да. Собираюсь.
- А почему?
- А вам какая разница? – огрызнулась она в ответ.
- Просто интересно. Я, знаешь ли, коллекционирую поступки людей. И мне важно знать, почему ты на это идешь. Ведь такое решение совсем непросто принять.
- Не пытайтесь меня остановить! – взвизгнула она.
- Я и не пытаюсь, – Амарант махнул рукой. – Пожалуйста, прыгай. Только сначала назови причину. Мне интересно.
Девушка заколебалась – никак не могла решить, стоит ли открываться незнакомому человеку. Данте был прав: она не хотела этого. Не хотела шагать с края крыши. И ждала того, кто спасет ее.
У Амаранта сжался желудок. Почему именно ему досталась эта миссия? Ему, чьей профессией было убивать людей, не раздумывая над последствиями? Ему, кому доставляло неземное удовольствие наблюдать, как они корчатся в предсмертной агонии?
- Как его зовут? – спросил он.
На лице девушки промелькнул испуг.
- Кого?
- Того красавчика, из-за которого ты совершаешь эту глупость.
- С чего вы взяли, что это из-за несчастной любви? – резко спросила она.
- Вряд ли ты решила спрыгнуть с крыши для того, чтобы научиться летать.
Девушка недоверчиво смотрела на него. Потом всхлипнула.
- Он… Он сказал, что я ему больше не нужна.
- Кто – он? – подробности Амаранта мало интересовали, но важно было заставить ее сказать это вслух.
- Эмиль, – имя вылетело из уст девушки тихим шепотом. За шумом дождя Амарант едва его расслышал. 
- И из-за какого-то идиота с французским именем ты решилась на этот шаг? – он громко рассмеялся. – Ушам своим не верю!
- Что? – ошеломленно переспросила девушка, не ожидавшая такой реакции на ее горе.
- Слушай… Как тебя зовут, кстати?
- Вероника, – на автомате ответила она и удивленно нахмурилась, поняв, что вовсе не хотела представляться.
- А меня Габриэль. Очень приятно. Признаться, ты меня очень насмешила.
- Я сейчас прыгну! – пригрозила она, вновь поворачиваясь к краю, однако уверенности в голосе значительно поубавилось.
- Да прыгай, мне все равно. Просто ситуация до того забавная…
- Пусть он мучается, – прошипела она, сжав кулаки. – Пусть думает, что он виновен в этом.
- Дорогая моя, – демон подошел чуть ближе. Походка была расслабленной, словно он гулял в парке, а не ступал по скользкой крыше. – Он бросил тебя! И останешься ты жива или же умрешь – ему будет все равно. А вот самоутвердиться за счет твоей трагедии он сможет запросто! Какой звездой он начнет себя считать! Ибо ради него девушки готовы расстаться с жизнью!
Губы Вероники задрожали.
- Никакая нормальная девушка не захочет с ним связываться после этого, – прошептала она.
- Наивный взгляд на жизнь. Уж поверь, я прожил достаточно долго и таких типов навидался. Чаще всего они продолжают жить так, словно ничего не произошло. И их нисколько – слышишь, нисколько – не мучает совесть. Они просто не знают такого чувства! Я сам узнал сравнительно недавно.
- Кто же вы? – Вероника испуганно смотрела на него.
- Габриэль. Я уже называл тебе свое имя. Ты назвала мне свое, мы в расчете. Но я хочу сказать тебе еще кое-что. А после этого можешь сделать шаг. Выслушаешь?
Легкое колебание, затем – кивок.
- Здесь пятый этаж. Как думаешь, приземление будет удачным? Ну, с твоей стороны, конечно. Ты умрешь от удара о землю или всего лишь сломаешь спину или обе ноги?
Вероника глянула через край. Видимо, после слов Габриэля расстояние показалось ей действительно небольшим.
- Мне может повезти.
- А может, и нет. Представь: ты останешься калекой на всю оставшуюся жизнь. Твои мучения не оборвутся, и ты продолжишь страдать из-за какого-то кретина, толкнувшего тебя на этот шаг. А он будет жить полной жизнью, веселиться, пить, курить, снимать женщин в барах. А в тебе из всех чувств останется лишь бессильная злость. Ты ничем не сможешь ему помешать.
Вероника некоторое время смотрела на Габриэля во все глаза. Затем закрыла лицо руками и зарыдала в голос. Амарант осторожно подхватил ее на руки, опасаясь, что девушка поскользнется на мокром железе. Вероника не сопротивлялась, и вскоре демон поставил ее на крышу на значительном расстоянии от карниза. Плечо заныло от нагрузки, но он заткнул глотку боли, пока та не набрала силу. Вероника уткнулась ему в грудь и рыдала. Демон не останавливал ее, давая выпустить всю накопившуюся обиду.
Данте не слышал, что говорил Габриэль, но прекрасно видел реакцию девушки на его слова. Его все больше поражало равнодушие, с каким Габриэль махал рукой: мол, прыгай. Однако девушка не сделала этого. Несколько раз она порывалась, но выражение лица демона нисколько не менялось, он лишь произносил несколько слов, и она вновь замирала на краю, оттягивая полет в вечность. Габриэль продолжал говорить, и вскоре девушка не выдержала. На одно страшное мгновение Данте показалось, что она все-таки сделает шаг, однако та всего лишь разрыдалась. Он с облегчением выдохнул. Второй раз она точно не решится на такое.
Габриэль подхватил ее на руки и унес подальше от края. Она плакала и плакала, изливая всю свою боль. Это было хорошо. Слезы очищают разум, расставляют все на свои места. Теперь ей ничего не угрожает.
Габриэль повернулся к нему и поднял большой палец вверх. Данте кивнул, заметив, что глаза его странно сверкают.
Бывший демон был чрезвычайно доволен собой.


Смерть за жизнь

Они спустились вниз. Вероника молчала, как партизан, но в глазах появилось выражение покоя. Это лишний раз убедило Данте в том, что она больше не повторит попытку. 
Они проводили ее до выхода из Трущоб. На этом настоял Данте, опасаясь, что поздним вечером с ней может что-нибудь случиться. Поймав такси, Амарант заплатил водителю и приказал довезти ее до дома. Кивнув демону и коротко улыбнувшись Данте, Вероника скрылась в машине.
Амарант глядел ей вслед, ощущая полнейший триумф. Хотелось оторваться от земли и взлететь выше облаков. Прежде ему не доводилось испытывать такого сильного чувства гордости. Он впервые сделал что-то правильное, что нескоро забудут. Еще никогда он сознательно не спасал чью-то жизнь, и эта девушка была ему благодарна.
- Ты молодец, – ободряюще сказал Данте. – Как тебе удалось?
- Показал свое безразличие. Мне было все равно, спрыгнет она или нет. Видимо, это ее доконало.
Данте кивнул.
- Самоубийцы хотят доказать окружающим, что без них мир станет хуже. Нередко успешно. Ты же убедил Веронику, что с ее смертью ничего не изменится. Правильный ход.
- Долгие годы копания в головах самоубийц даром не прошли, – усмехнулся демон.
- Скольких из них ты отправил на тот свет?
- С помощью своих сил? За последние полвека ни одного. Достаточно было правильных слов. С убийцами тяжелее, их нужно подтолкнуть.
За разговором они не заметили, как оказались в том самом переулке, где и начались злоключения Амаранта. Мусорный бак был перевернут, хлам, вывалившийся из него, раздуло ветром. Амарант содрогнулся, вспомнив, как брызгала кровь из-под кроссовок несчастного пьяницы. В ушах на мгновение прозвучал крик умирающего, и Амаранта передернуло.
- Плохие воспоминания? – спросил Данте, останавливаясь.
- Не самые приятные, – демон потер повязку.
- Надеюсь, Роберто позволил Милли остаться еще на одну ночь, – задумчиво сказал Данте, глядя на скомканное одеяльце за мусорным баком. – Он не особо любит гостей.
- Ради нее сделает исключение, – рассеянно пробормотал Амарант. События последней недели проносились перед мысленным взором с немыслимой скоростью. Сколько же всего нового, интересного и ужасного произошло за это время! Его падение от могущественного демона до усталого человека. Убийство Розалины. Полудемоны. Ранение, едва не отправившее его на тот свет. Данте.
Демон украдкой глянул на него. Парень стоял рядом, с наслаждением вдыхая прохладный ночной воздух. Он и не подозревал, как близко подошел к разгадке. Амаранту вдруг стало жаль его. Девять лет Данте, как одержимый, собирал свидетельства существования человека в черном. И теперь он должен умереть ради своего призрака.
Данте никогда не узнает, что означает цветок. Не совсем справедливо, учитывая, сколько сил он потратил на то, чтобы найти Амаранта, расплачиваясь непрекращающейся болью. Но иного выхода, кроме как продолжать держать его в неведении, не было.
«Это неправильно! – визжал в его голове бесплотный голос. – Он не должен умирать вот так! Почему ты решил, что он вообще должен умереть?».
«Потому что мне нужны силы, – отвечал Амарант, не веря своим же мыслям. – Без них я никто».
«Ты человек! Разве этого недостаточно?». 
- Габриэль, – Данте машинально достал из кармана колоду и начал тасовать. – Силы у тебя отнял тот, кто напал на тебя в Трущобах, так?
- Да, – кивнул демон.
- Но если он мертв, почему ты до сих пор не получил силы обратно?
Амарант в замешательстве смотрел на Данте. Потом, вспомнив версию Алоиза, невесело усмехнулся.
- Я же не убивал его собственноручно. А это обязательное условие.
- Значит ли это, что теперь тебе силу уже не вернуть?
Демон задумался. Парень оказался умнее, чем он думал, и его план балансировал на краю пропасти.
- Возможно, есть еще способы, – осторожно ответил он. – Но мне о них ничего неизвестно.
Данте, прищурившись, смотрел на него. Смутная догадка мелькнула на мгновение и тут же испарилась. Остался лишь вопрос.
- Тогда зачем тебе нужен я? Ты могущественный человек, владелец крупной корпорации. Ты мог бы нанять лучших детективов, чтобы найти полудемонов. Но вместо них выбрал меня. Почему?
- Как я уже говорил, ты нашел меня, значит, и без труда найдешь их. Вдобавок тебе известна их природа. Посторонним я ее раскрыть не могу, а это затруднит поиски.
- А зачем их продолжать? Тот, кто отнял у тебя силу, мертв, и тебе нет смысла их разыскивать. Единственный вариант для тебя – скрываться, но ты этого не делаешь. Почему?
Амарант вздохнул. Данте припер его к стенке, и он понятия не имел, как выпутаться из этой ситуации. Снова лгать? Но ложь должна быть убедительной, сказочка про уникальные способности Данте тут больше не пройдет.
Оставалось сказать правду, но тогда демоном ему уже никогда не бывать.
- Скажи мне, зачем я тебе нужен, – твердо произнес Данте, глядя Амаранту в глаза. – Есть ли еще способ вернуть силы? 
Сам не зная, зачем, демон ответил:
- Да.
- Он как-то связан со мной?
- Какой умный молодой человек! – вдруг раздался самодовольный голос.
Амарант и Данте повернулись и едва успели пригнуться. Два выстрела выбили из стены над ними куски кирпича. Между мусорным баком и стеной дома, загораживая выход из переулка, стоял Кабальеро. Волнистые волосы были рассыпаны по плечам, обтянутым кожаной курткой. Она была накинута на голый торс. Голубые джинсы резко контрастировали с блестящими ковбойскими сапогами. В руке поблескивал пистолет. Демона нисколько не взволновало непопадание в цель, казалось, он промахнулся специально, чтобы показать, кто тут хозяин.
- Здравствуй, – поприветствовал он Амаранта.
- Давно не виделись, Кабальеро, – поморщился тот. – Зачем тебе пистолет? Боишься, что не справишься со мной?
- Гарантия, – ответил Кабальеро. – К тому же, как приятно убить тебя простым человеческим способом! Я хочу, чтобы ты почувствовал боль. Ты ведь так давно мечтал стать человеком! Безусловно, жаль, что ты выжил после того небольшого покушения, – он с улыбкой покосился на Данте. – Если бы меня не выкинуло из твоих мозгов, этот паршивец был бы уже мертв. 
- По-моему, ты просто трусишь, – широко улыбнулся Амарант, хотя живот свело от страха. – Несмотря на то, что я потерял силы, ты все еще думаешь, что я сильнее. Ты признаешь мое превосходство.
- Неправда, – голос Кабальеро дрогнул. – Теперь я номер один.
- Ненадолго.
- А он в курсе твоих планов? – Кабальеро мотнул головой в сторону Данте. – Каким образом ты хочешь заполучить силу обратно?
- Не впутывай сюда его. Если хочешь, давай разберемся один на один.
- Слишком поздно. Времена переговоров прошли еще тогда, в клубе. Сейчас рядом с тобой человек, но я не позволю тебе вернуть силы.
- О чем он, Габриэль? – Данте слегка повернул голову, но не сводил глаз с Кабальеро.
- Габриэль? – расхохотался Кабальеро, запрокинув голову. – Надо же, Габриэль! Фантастическое имя! Думаешь, этот ангелок просто так таскал тебя за собой, мальчик? Да зачем ты ему? Жалкий кусок мяса! О нет, у него на тебя особые планы.
Данте недоуменно прищурился. Головная боль снова пробудилась, когда он начал осознавать, для чего нужен был Габриэлю. Часть его противилась этой теории, хотела верить, что все это неправда. Но другая подсказывала, что в словах демона была изрядная доля логики. Разве он сам только что не думал о том, что Габриэль мог его попросту использовать?
- Заткнись, Кабальеро, – прошипел Амарант.
- Ну уж нет! Дай мне насладиться его растерянностью!
- Он не скот, чтобы можно было питаться его эмоциями!
- Кто бы говорил, – Кабальеро нацелил дуло в грудь Амаранту. – Как приятно видеть тебя поверженным!
И он нажал на курок.
Амарант, как завороженный, смотрел в бездонную дыру, из которой навстречу ему неслась смерть. Маленькая черная смерть, способная навсегда прекратить его существование на этой Земле. Словно разъяренная муха, она летела вперед, стремясь закончить его жизнь, не ведая преград на своем пути.
Но до его сердца так и не добралась.
Данте видел, что сейчас произойдет. У него не было времени обдумать все возможные варианты. Поэтому он просто шагнул вперед.
И для Кабальеро, и для Амаранта это стало большой неожиданностью.
Кабальеро чертыхнулся и еще раз нажал на спусковой крючок, однако пистолет лишь клацнул пустым затвором. Он истратил все патроны на запугивание.
- На этот раз тебе повезло, Амарант, – прошипел он. – До следующего раза!
И он скрылся, не преминув швырнуть пистолет в стену так, что тот выбил из нее кусок кирпича.
Данте перевел взгляд на демона.
- Амарант? – изумленно переспросил он.
И тут пришла боль. Сначала Данте не понял, что это, так как на этот раз болела не голова. Он привык к этой боли, жил с ней столько лет, но сейчас острая игла впервые вонзилась не в затылок. Он прижал руку к груди и, отняв ее, с изумлением увидел на ладони кровь. 
Мир закружился, и Данте упал на землю. Карты рассыпались вокруг.
- Нет, – выдохнул Амарант, падая на колени рядом с ним. – Нет, нет!
- Амарант, – повторил Данте, во все глаза глядя на склонившегося над ним демона. Разрозненные кусочки старой девятилетней головоломки складывались в единую ужасную картину. – Ты… Это сделал ты.
- Нет же, выслушай!
- Я тебя ненавижу, – прошептал Данте. Его глаза закрылись.
Амарант в ужасе смотрел на него. Даже в самых страшных кошмарах ему не могло привидеться такое. Жизнь уходила из Данте, как вода в сток, неудержимо и неотвратимо. Скоро она покинет его окончательно. Только сейчас демон понял, что не хотел принимать от Данте такую жертву, но было слишком поздно.
- Очнись же! – демон встряхнул его. – Ты не можешь умереть! Ну, очнись!
Он приложил ухо к груди Данте, испачкавшись в крови. Сердце билось неровно, но оно билось. Пока этого было более чем достаточно.
- Дядя Данте! – услышал он звенящий голосок.
Милли, маленький ангелок, выбежала из-за мусорного бака и подбежала к демону и распростертому на земле Данте.
- А что с ним? – невинно спросила она, не замечая кровавого пятна, расползшегося по куртке. – Ему очень плохо?
Демон словно не слышал ее.
- Зачем ты это сделал, дурак? – шептал он, сжимая в бесполезных объятиях того, кто пожертвовал жизнью ради него. – Почему вы, смертные, такие идиоты?
- А почему вы плачете? – серьезно спросила Милли.
Только сейчас Амарант заметил, что по щекам катятся слезы. Впервые в жизни он плакал. Но он не может испытывать эмоции! Человеческая кровь не делает его человеком!
И тем не менее крупные соленые капли падали на простреленную куртку Данте.
Милли, глядя на него, тоже начала всхлипывать. Видимо, до нее наконец дошло, что дело плохо.
- Дя… дядя Д-данте, – она шмыгнула носом и вытерла его грязным рукавом. – Да-анте…
Девчонке не стоит быть здесь, мелькнула мысль на границе сознания Амаранта. Она и так много смерти повидала на этих улицах.
- Вы ведь ангел, – вдруг сказала Милли. – Вы можете помочь.
- Ангелов не бывает! – рявкнул Амарант. – Никто не может воскрешать людей из мертвых, никто, ясно?
- Почему?
Да потому что это невозможно, хотел ответить Амарант и осекся. Что толку объяснять? Это всего лишь ребенок, ей подавай чудеса. В сказках добрые герои не умирают…
- Ты не умрешь, – прошептал Амарант. – Только не сегодня.
Он поднял Данте на руки. Рана отозвалась на такое бесцеремонное обращение резкой болью, но Амарант даже не поморщился. Он должен был что-то сделать.
Милли загораживала собой узкий проход между стеной дома и мусорным баком. Амарант сердито буркнул:
- Отойди.
- Я хочу с вами! – заупрямилась она, вытирая зареванное личико.
- Я сказал, отойди, если не хочешь, чтобы я тебя заставил!
Милли отскочила и юркнула за мусорный бак, но любопытный носик оттуда все-таки высунула.
Амарант не представлял, чего хочет добиться. Он даже не знал, что собирается сделать. Но понимал, что единственный выход – это больница. Старый алкоголик Роберто тут бессилен, рана слишком серьезна.
В больнице могут ждать полудемоны, раздался шепот откуда-то из закоулков сознания. Если его найдут, то убьют без промедления. Никакой пощады ждать не стоит.
Ну и наплевать.
Амарант упрямо продолжал двигаться вперед. Недалеко от Трущоб располагалась больница. Бывало, что он изредка заходил туда, чтобы насладиться болью людей, теряющих близких, чувством безысходности, витающим над палатами неизлечимо больных. Но теперь ему впервые предстояло спасти жизнь вместо того, чтобы ее отнимать.
Что-то теплое и липкое потекло по груди. Амарант совсем не удивился. Рана могла открыться и раньше, но сейчас она не представляла для него серьезной опасности. Перевязкой можно заняться и потом. Сначала нужно позаботиться о Данте.
Зачем он это сделал? Зачем пожертвовал собой ради демона? Их последний разговор был не слишком приятным, Данте был в одном шаге от того, чтобы узнать истину… И он ее узнал. Когда уже получил пулю.
Но если он догадывался, что Амарант не тот, за кого себя выдает, зачем он сделал этот роковой шаг?
- Не понимаю, – выдохнул Амарант. – Чертовы смертные, вечно вы все усложняете.
Данте застонал. От неожиданности Амарант едва не уронил его. Глаза Данте широко раскрылись, он вцепился в раненое плечо демона. От боли у Амаранта помутилось в глазах, он споткнулся и едва не загремел на асфальт.
- Что ты делаешь? – зашипел он. – Отпусти!
- Это сделал ты, Амарант, – прохрипел Данте. – Ты! Ты обманул меня… друг.
Хватка ослабла, и секунду спустя рука соскользнула с плеча. Данте снова потерял сознание.
Амарант потрясенно смотрел на него. Впервые в жизни кто-то назвал его другом. Но сколько боли было в этом слове! Больше, чем в искромсанной на кусочки, но все еще дышащей жертве маньяка. Больше, чем Амарант мог бы причинить людям за всю свою бессмертную жизнь!
Он слишком далеко зашел. Не надо было так сближаться с Данте. Это было необходимо… Но так ли необходимо?
Впервые Амарант задумался над правильностью своего решения. Его толкала вперед потребность в возвращении сил, он не замечал ничего вокруг, стремясь как можно скорее снова стать бессмертным. Он вертел Данте, как хотел, закрывая глаза на его чувства. Манипулировал семьей, спас ту девчонку, Селену – и все ради того, чтобы завоевать его доверие. 
Впервые Амарант почувствовал себя сволочью. Щеки запылали, и он в удивлении тряхнул головой.
- Мне стыдно? – прошептал он, сам себе не веря. – Быть такого не может!
Если Данте умрет, Амарант получит назад свою силу, как и было задумано. Только почему он совершенно этому не рад? Почему он тащит парня в больницу, вместо того, чтобы просто бросить на улице?
Потому что Данте прав.
Они стали друзьями.
- Но я же чертов демон, – потрясенно бормотал Амарант, медленно, но верно двигаясь вперед. – У меня не может быть друзей.
Но бледное лицо Данте говорило об обратном. Впервые у него появился друг. Которого он предал.
Трущобы закончились, впереди замаячил купол больницы. До нее было так близко… и в то же время так далеко. Каждый новый шаг давался Амаранту невероятным трудом, рана болела все сильнее. Но он не мог позволить себе сдаться. Только не сейчас, когда он так близко.
Амарант ногой распахнул двери приемного покоя. Дежурившая за стойкой медсестра подскочила от неожиданности и, мгновенно оценив ситуацию, вызвала реанимационную бригаду. Данте вырвали из рук Амаранта и уложили на каталку. Демона отпихнули в сторону с такой силой, что он едва устоял на ногах. 
Все вокруг подернулось белой дымкой. Амарант с трудом дополз до стула и тяжело рухнул на него. Усталость навалилась бетонной плитой, в плече стучала боль.
- Вы ранены? – спросила медсестра, таращась на кровавое пятно на куртке. Повязку не было видно, поэтому Амарант солгал:
- Нет. Это его кровь.
- А лицо?
Демон лишь мотнул головой. Медсестра сразу же потеряла к нему всякий интерес и присоединилась к реанимации.
- В операционную, – распорядился врач, но бешеный писк прибора, который подключили к Данте, остановил его.
Данте выгнулся дугой и закричал.
В этом крике была заключена вся боль, которую он когда-либо испытывал. Крик рвался наружу, оглушая, сбивая с толку, заставляя забыть обо всем. Боль, перемежаемая с отчаянием, безнадежностью и горем, адский коктейль, который Данте носил в себе девять лет, перехлестнул через край и вырывался наружу громким воплем.
Амарант не осознавал, что тоже кричит, пока не почувствовал неприятное ощущение в горле, тут же перешедшее в острую боль. Он с трудом заставил себя замолчать.
Данте тяжело рухнул обратно. По экрану поползла тонкая линия.
- Дефибриллятор! – заорал врач.
И тут Амарант почувствовал это. Странное покалывание охватило кончики пальцев и вскоре разнеслось по всему телу. Левое плечо горело огнем, и, спустив с него куртку, Амарант увидел, что знак падшего оплывает и стекает с кожи, как некачественная краска. Все тело наполнилось энергией, казалось, он может взлететь с помощью вновь вернувшихся сил! Такое знакомое могущество! Могущество демона…
- Разряд, – скомандовал врач.
Амарант вскинул голову. Бледное лицо Данте было обращено к нему, выражение страдания и боли так и не покинуло его. Амарант перевел взгляд на монитор и впервые в жизни начал молиться, чтобы на нем появился хоть один зубец.
- Разряд.
Тонкая линия издевательски продолжала свой бег.
- Все. Он мертв, – констатировал врач. Он сделал шаг в сторону, но налетел на Амаранта.
- Пробуйте еще, – сказал демон тихо, но в голосе явно слышалась угроза.
- Он мертв, тут уже ничего не сде…
- Я сказал, пробуйте еще! – рявкнул Амарант. – Живо!
Врач тихо вздохнул и взялся за дефибриллятор.
- Разряд, – прошептал он. – Разряд.
Амарант прислонился к стене. Он понимал, что, спасая Данте, снова подвергает себя гонениям инквизиции, но не мог поступить иначе. Когда-то давно, в другой жизни мог, но теперь – нет. Данте назвал его другом. И он хотел отплатить ему за это.
- Разряд!
Тишина. Оглушающая тишина. Весь персонал, собравшийся в холле, молча наблюдал за бесплодными попытками реанимировать Данте.
- Разряд.
Это он убил Данте. Не своими руками, но это сделал он, так же, как девять лет назад убил его мать и отца. Только раньше демон не испытывал раскаяния за совершенные поступки.
- Разряд.
Амарант стиснул зубы и опустил голову. Лицо Данте с застывшей на нем маской бесконечной муки стояло перед глазами. Демон зажмурился, но это не помогло.
- Разряд.
Писк.
Амарант поднял голову. На мониторе появился первый зубец.
Писк. Писк. Писк.
Сердце Данте вновь забилось.
- Теперь – в операционную, – врач опасливо глянул на Амаранта и поспешил вслед за каталкой.


Остатки эмоций

Амарант сидел в приемном покое уже два часа. Операция все длилась и длилась, и никто ничего ему не говорил.
Клеймо так и не появилось. Амаранта это изрядно настораживало. Он же спас жизнь Данте, заставив врача продолжать реанимацию! Но никаких признаков татуировки не обнаружил, хотя рассматривал плечо минут пятнадцать.
Рана затянулась, и он выбросил ненужную повязку. Зайдя в туалет, смыл кровь Данте со щеки и тщательно вытер свою собственную с груди. Затем уставился на свое отражение.
Ни следа усталости не наблюдалось на лице, хотя Амарант был уверен, что выглядит ужасно после всех злоключений. Демоническая сущность снова взяла верх, и он ощущал себя полным сил. Все человеческие чувства остались в прошлом. Едва заметный отголосок боли легонько колол его под левой ключицей, где когда-то была рана. Но скоро и он пройдет. И не останется ничего.
Только бесстрастность.
Он снова сможет убивать людей. Снова сможет питаться их эмоциями. Управлять их сознанием, натравливать их друг на друга и наблюдать за тем, как они сходят с ума.
Его бессмертная жизнь вернулась к нему, но Амарант не ощущал радости. Он вообще ничего не ощущал, все эмоции куда-то делись. Он чувствовал себя куклой с воздухом вместо внутренностей и тщетно пытался найти хоть что-то, чтобы вновь почувствовать себя живым.
Но ему это никак не удавалось.
Раздраженно фыркнув, Амарант закрыл кран и наблюдал за водой, убегающей в сток против часовой стрелки. Единственное лекарство от болезни Данте. Холодная вода.
Все-таки демон чувствовал что-то. Страх. Он липкими холодными пальцами хватал и душил, заставляя все внутри сжиматься от ужаса. Ноги подкашивались, и Амарант схватился за раковину, чтобы не упасть.
Он боялся. Боялся, что Данте умрет.
- Но я же этого добивался, – прошептал он. – Этого, ведь так?
Тогда почему он сейчас беспокоится о том, что Данте может не очнуться?
- Он мой друг, – сказал Амарант своему отражению. – Он мой первый и единственный друг.
Дверь распахнулась, и вошел медбрат. Обвел взглядом туалетную комнату, в которой, кроме Амаранта, никого не было.
- С кем это вы разговариваете? – подозрительно спросил он. На груди была прицеплена табличка с именем: Стивенс.
- Сам с собой. Вы не знаете, как идут дела во второй операционной?
Медбрат нацепил бесстрастную маску.
- Пока что-либо определенное сказать сложно. Как только закончится операция…
- Ясно, – оборвал его Амарант.
- Это ваш брат? – участливо спросил Стивенс.
- Нет. Просто друг.
Медбрат понимающе кивнул.
- Как только что-нибудь станет известно, мы вам сообщим. У него есть родственники?
Демон кивнул.
- Позвоните им.
- Не могу. У меня нет их номера.
- Это вам поможет? – Стивенс протянул ему мобильник Данте.
- Да, спасибо, – Амарант взял телефон. Он почти разрядился, но на один звонок должно хватить.
- Держитесь, – медбрат дружески хлопнул его по плечу. – Он еще жив.
Амарант рассеянно кивнул, выискивая в телефонной книге номер Карлоса.


Если

Амарант сидел в кресле, когда дверь приемного покоя распахнулась, и в помещение вбежал дородный мужчина. Аккуратно подстриженные усы топорщились, в глазах застыл испуг. Рубашка была застегнута не на те пуговицы и выбивалась из джинсов. За ним едва поспевали два подростка, крепко державшие за руки заплаканную девочку, которая от шока едва переставляла ноги. Ее Амарант узнал. Селена.
Он встал и загородил дорогу, пока семейство Гонсалес не пронеслось мимо.
- Вы Карлос?
Тот непонимающе уставился на него.
- Мне нужно видеть сына.
- Операция еще идет.
- А вы кто?
- Джеймс Дин. Это я вам звонил.
- Что с ним?
- Вам лучше присесть.
Карлос еще какое-то время стоял, сжав кулаки. Потом из него словно выпустили воздух. Он согнулся, будто от боли, и опустился в кресло. Близнецы последовали его примеру, Селена на негнущихся ногах подошла к Амаранту.
- Габриэль, – она смотрела на него полными слез глазами. – Он жив?
- Пока да, – честно ответил демон.
- Габриэль? – удивленно поднял голову Карлос. – Вы сказали, что вас зовут Джеймс Дин.
- Это псевдоним, – поморщился Амарант.
- А ты откуда знаешь его имя? – Карлос перевел взгляд на Селену.
Девочка смущенно потупила взгляд, не зная, что сказать. Амаранту даже не пришлось читать ее мысли, чтобы понять, о чем она думает. Селена сама просила Данте не рассказывать отцу о том случае и теперь не знала, как поступить. Такие новости могли еще больше подкосить Карлоса, который сейчас выглядел хуже некуда.
- Встретились на улице, – ответил за нее демон. – Данте нас познакомил.
Карлос с отсутствующим видом кивнул. У него не осталось сил, чтобы задумываться над нестыковками. Он сжал кулаки так сильно, что костяшки пальцев побелели.
- Что с ним произошло? – спросил он.
Амарант вздохнул. Разговор предстоял очень непростой.
- Прежде всего, обещайте, что выслушаете меня, не перебивая. Если у вас возникнут какие-то вопросы, вы сможете задать их после.
- Хорошо, – без промедления отозвался Карлос, нечеловеческим усилием расслабляя руки.
- Ваш сын спас мне жизнь. Получил пулю, которая должна была убить меня. Я понятия не имею, зачем он это сделал, – ответил Амарант на немой вопрос, застывший в глазах Карлоса. – Спросите у него. Так или иначе, ничего изменить уже нельзя. Я попал в крупные неприятности, и обманом заставил Данте мне помогать, пообещав найти убийц его родителей. Сейчас я очень жалею об этом. Я не хотел, чтобы так получилось.
Кулаки Карлоса снова сжались, глаза потемнели от ярости.
- Вы обманули моего сына, – прошипел он. – И из-за вас он теперь в больнице. Как вы могли?
- Я просил меня не перебивать. Я уже сказал, что жалею об этом. Не буду ошарашивать вас подробностями, если Данте захочет, он сам расскажет. Все началось с обмана, но закончилось совсем не так, как планировалось. Я сознательно втянул его в это, потому что мне нужна была помощь. Называйте меня как угодно: монстр, чудовище, бездушная скотина, все равно. Я хотел использовать вашего сына в своих корыстных целях. Он сам пошел на это, я его не принуждал. Всего лишь помахал перед ним тряпкой, испачканной в крови его родителей. 
На бычьей шее Карлоса вздулась вена, он едва сдерживал гнев. Но не перебивал.
- Но я не учел одного, – продолжал Амарант. – Мы с ним сдружились. Раньше у меня не было друзей, были только подчиненные и враги. Я никогда не знал, что такое дружба. Жаль, что заплатил за это знание такую цену. У меня все. Если хотите что-то сказать, не стесняйтесь.
- Ты обманул его, – прохрипел Карлос. – Использовал, манипулировал его болью. Ты ему не друг. Друзья так не поступают.
- Я мог бы оставить его умирать на улице, – спокойно ответил Амарант. – Я добился, чего хотел, он был мне больше не нужен. Но я этого не сделал.
Карлос тяжело дышал, глаза налились кровью. Еще немного, и он попросту набросится на демона. Но Амаранту больше не грозили сломанные ребра или перебитый нос, поэтому он скрестил руки на груди и ждал.
Наконец Карлос начал понемногу остывать. Близнецы вели себя тише воды, ниже травы. Селена опустила голову, темные волосы закрыли лицо. Плечи изредка вздрагивали, она беззвучно плакала.
- Ответьте мне на один вопрос, – тихо сказал Карлос, снова перейдя на «вы». Почему-то этот тон пугал Амаранта больше, чем вспышка ярости. – Данте двигался в верном направлении? Он нашел, что искал?
Даже не читая его мыслей, Амарант понял, что именно хочет знать Карлос.
- Да, – ответил он.
Карлос медленно выдохнул сквозь стиснутые зубы.
- По крайней мере все это было не зря, – и он заплакал.

Еще около часа они сидели в приемном покое. Никто не произнес ни слова. Мальчишки с отсутствующим видом таращились на стену с развешенными на ней плакатами на врачебную тематику, Селена не переставала плакать, закрыв лицо руками. Карлос уставился прямо перед собой, сцепив пальцы.
Амарант же чувствовал себя абсолютно не в своей тарелке. Ему больно было смотреть на семью, переживающую за близкого человека. Водоворот эмоций обрушивался на него подобно цунами, лишая способности мыслить. Страх блондинистого мальчика. Ужас темноволосого. Отчаяние Селены. Безнадежность Карлоса. Они сплетались в тугой комок, который бил Амаранта под дых, отнимая дыхание, разум, сознание. Доставляя такое знакомое, но забытое удовольствие. Он пытался оградить себя от этих разрушительных эмоций, но ничего не выходило. Эти люди были слишком близко, слишком велик был соблазн полакомиться их чувствами. При одной мысли об этом Амаранта замутило. 
Но поверх всех ужасов, которые они испытывали, наслаивалось еще одно чувство. Оно имело двойственную природу, поэтому демон поначалу отбросил его.
Любовь.
Они любили Данте так сильно, что она выплескивалась из них, как из переполненных кувшинов. Ее всю они направляли тому, кто умирал сейчас под скальпелем хирурга. Они молились о том, чтобы он жил, подкрепляя молитву искренней любовью и привязанностью.
Что же, черт подери, так долго? Никто не проходил мимо, никто, из кого можно было выудить хоть какую-то информацию. Конечно, Амарант мог бы проникнуть в мысли врачей, находившихся через стену от него, но с момента, когда он пользовался своими силами последний раз, прошла, казалось, целая жизнь. Он боялся помешать, боялся, что скальпель дрогнет в самый неподходящий момент. Он не мог рисковать жизнью Данте, которая и так висела на волоске.
Хирург в шапочке и халате с короткими рукавами подошел неслышно. Амарант даже вздрогнул, когда почувствовал, что сбоку кто-то стоит.
Карлос поднял измученный взгляд на врача. Близнецы, как по команде, тоже на него уставились. Одна Селена испуганно смотрела на Амаранта. Тот хотел ободряюще улыбнуться ей и не смог.
- Как он? – хрипло спросил Карлос, вставая. – Прошу, скажите, что с моим сыном?
Ответ врача был краток.
- Жив. Но без сознания.
Селена в голос разрыдалась. Близнецы переглянулись. Амарант почувствовал, как давление в грудной клетке ослабло. 
- Но с ним все… – Карлос откашлялся, – с ним все будет в порядке?
- Станет известно, когда очнется, – ответил хирург. – Ждите.
Только Амарант услышал в этом ответе «если».



Amadeo Solitario

Отредактировано: 13.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: